"Врач должен любить своё дело, - сказал профессор. - Если он ведёт себя как ремесленник, возникают проблемы и у него самого, и у тех, кто работает с ним в одной команде. К сожалению, уровень медицинского образования и общая образованность врачей снизились, что плохо отразилось на нашем авторитете. Большой урон медицинским работникам нанесла череда заражений ВИЧ в Южно-Казахстанской области, другие серьёзные проколы. Хотя есть и прямо противоположные примеры. Несколько лет назад, оперируя больного, заразилась крымской геморрагической лихорадкой и погибла целая бригада врачей в Туркестане. Об этом почему-то не говорят. Или говорят, искажая суть происшедшего. Дело совсем не в том, что врачи не сумели поставить диагноз. У них не было времени, чтобы понаблюдать за больным: человек погибал от внутреннего кровотечения. Желая спасти его, врачи пошли на операцию, но вместо предполагаемой язвы увидели отчётливую картину КГЛ…

Примеров самоотверженного служения людям в казахстанской медицине очень много. Но ошибки врачей, конечно, виднее, потому что их выносят на всеобщее обсуждение. Тут надо разбираться. Если допущена халатность – одно дело. Если обстоятельства оказались выше врача – совсем другое. Например, "скорая" привезла пострадавшего в ДТП. Врачи немедленно начали операцию, но к кровоточащим сосудам по объективным причинам подобраться не смогли. Да, можно попробовать сделать это "с другого доступа". Но счёт-то идёт на секунды! Как ни старается хирург, иногда время работает против него. Или возьмите черепно-мозговую травму. Трепанация сделана, давление снижено, но глубоко расположенные сосуды продолжают кровить. Коагулировать их – значит, потерять часть мозга, и больной останется инвалидом. Не коагулировать – умрёт. Представьте себя перед таким выбором!..

В развитых странах врачи страхуются от ошибок в профессиональной деятельности. Оперирующие хирурги - минимум на миллион долларов. Им, конечно, приходится платить взносы, но в случае конфликта страховая компания сама проводит расследование и переговоры с пострадавшей стороной. У нас страховой медицины нет, и врач абсолютно беззащитен. Я не знаю ни одного хирурга, которому смерть пациента была бы безразлична. Он делает всё, чтобы спасти его. Но врач - не бог. Хотя мне кажется, что к богу он всё-таки ближе, чем все остальные, и поэтому должен быть на высоте. И ни в коем случае не вымогать денег и подарков. Меня часто спрашивают: "Сколько будет стоить лечение?" Я говорю: "Нисколько". Другое дело, если пациент хочет отблагодарить - это его право. Введение дифференцированной оплаты труда врачей могло бы полностью снять этот неприятный вопрос. Если стрижка в парикмахерской стоит 500 тенге, человек платит деньги в кассу, и никаких вопросов не возникает ни у него, ни у мастера».

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter