Весной, когда в горных районах юга республики свирепствуют обоснованные штормовые предупреждения: идут лавины (одна за одной), грязь превращает тропы в полупроходимые болота, а злобные энцефалитные клещики норовят присосаться ко всему движимому, куда податься истинному любителю природы? Вариантов множество. Благо, что природные условия юга Казахстана – это море разнообразных возможностей и настоящий рай для импровизаций. Тут на каждый день, в любое время года можно найти для себя такую экологическую нишу, в которой будешь одновременно чувствовать себя, словно лебедь в облаках, щука в море и рак в… куда он там у нас пятился?..


Фото Андрея Михайлова

Весна – это логичный сезон пустынь. Их звёздное время. Короткая пора тотального цветения и неистового буйства жизни в этом классическом "царстве смерти".

Одним из первых вестников пришествия очередной весны в пустыне выступает ревень. И это зрелище, быть может, не столь широко раскрученное, как цветение тюльпанов, маков и шафрана, заслуживает того, чтобы не убоявшись расстояний, специально ради него оторваться от благодати, источаемой многочисленными ТРЦ, и даже от сосцов мобильной связи.


Фото Андрея Михайлова

Зрелище весеннего явления ревеня, несмотря на всю свою эфемерность, доступно в течение нескольких недель. А всё дело в протяжённости и разнообразии зоны пустынь в Казахстане. Наши пустыни начинают "линять" с самого крайнего юга Южно-Казахстанской области и постепенно, в течение недель и месяцев, "расцветаются" во все стороны.


Фото Андрея Михайлова

Ревень проклёвывается крохотными ростками, тут и там протыкающими песок и глину. Появление этих первых всходов грядущей весны – свидетельство отчаянного характера растения. Ведь пустыня, превращающаяся днём в это время в большой солнцепёк, по ночам, когда холодает до приличных морозов, ещё очень опасна для любой жизни.

Суть этого отчаянного броска вполне объяснима – получить преимущества в короткой схватке за существование с другими цветоносами. Поскорее зацвести, приманить к себе первых опылителей и спокойно, с осознанием выполненного долга, закончить свою коротенькую жизнь, обеспечив преемственность и гарантировав будущее потомкам. Согласитесь, у самоотверженного растения могут поучиться многие куда более высокоорганизованные обитатели нашей планеты!


Фото Андрея Михайлова

Сморщенные разноцветные лопухи ревеня разрастаются на глазах, прибавляют в размерах и раскрашивают однообразный светло-серый фон пустыни причудливыми зелёными, фиолетовыми, свекольными кляксами. В некоторых местах они полузасыпаны принесённым ветрами песком. Зрелище сколь красивое, столь необычное и драматичное. Иногда кажется, что пустыня вокруг обсажена волшебными бабочками!

Но наши северные пустыни – это не только (и не столько) пески. Большая часть их покрыта глиной. Как трогательно эти нежные листочки всем своим существом прижимаются к растресканной почве такыров! "Почвы" этих такыров таковы, что в них проблематично загнать стальной лом. А тут – изящный гофрированный лист. Чудно.

Однако всё объяснимо: весна.


Фото Андрея Михайлова

Вот как поэтично писал о ревене вдохновенный певец нашей природы Павел Мариковский:

"Удивительное это растение! Ранней весной не по дням а по часам растут широченные листья, изборождённые буграми. Они так плотно прилегают к поверхности земли, что ветер не может их поднять. Каждый лист размером с большое сомбреро. Какой парадокс – широкий лист растения в царстве зноя и сухости, где всё живое зависит от влаги и борется за её крохотные доли… Растение хорошо приспособилось к суровому климату пустыни. Мощная лаборатория фотосинтеза ревеня работает короткий срок, только ранней весной. Пока в земле ещё есть влага, ревень торопится расти и, едва распустив листья, выбрасывает кверху цветки. Старательные пчёлки уже ждут не дождутся своего прокормителя".


Фото Андрея Михайлова

Распластавшиеся по пустыне лопушки ревеня дают отмашку многим другим обитателям этих неприветливых мест. Жить можно!

И тут же появляются невесть откуда иные жители пустыни, жаждущие поскорее воспользоваться возможностью пораньше присосаться к первому звену пищевой цепочки. Выползают из своих глубоких нор и тут же начинают восполнять издержки голодной спячки ровесники динозавров – наши степные черепахи. Возникают на листьях мохнатые гусеницы – возникают и тут же яро набрасываются на аппетитный "огородный салат" весенней пустыни, до дыр выедая сочную мякоть.


Фото Андрея Михайлова

А под распаренными дневным солнцем листьями, в естественной теплице, вовсю суетятся вечные труженики муравьи, выпасающие тут свои отары крохотных тлей. Отсюда же, стоит только оторвать крепко прижатый лист от земли, разбегаются жуки-чернотелки.

А вот уже и мелькают чёрные тени птиц, готовых в свою очередь полакомиться откормленными гусеницами. Жизнь продолжается!


Фото Андрея Михайлова

Жизнь продолжается и у ревеня. Выстреливают вверх из сморщенных лопухов дудки соцветий. Тихие опылители незаметно делают своё дело. Но проходит несколько дней, и потребность дальнейшего существования под набирающим силу солнцем становится роскошью. Жизненные силы резко оставляют листья и метёлку, и через несколько дней они обращаются в совершенно сухую мумию.


Фото Андрея Михайлова

Жизнь остаётся лишь глубоко под землёй, в корне, который будет терпеливо дремать до следующей весны. Высохшие листья рассыпаются и разлетаются прахом под напором ветра, а вместе с ними разносятся и вызревшие семена, каждое из которых – шанс для появления нового растения.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter