Своего рода библия мазохистов "Венера в мехах" от давшего название сексуальной девиации автора будоражила фантазию многих режиссёров. Пьесу по мотивам романа Леопольда фон Захер-Мазоха в разные годы экранизировали и Роман Полански, и Александр Уральский и Хесус Франко.

И вот режиссёр Дмитрий Дягилев поставил пьесу о доминации и подчинении в отношениях для казахстанского зрителя.

Пробираясь в потёмках на закрытый показ для критиков в небольшой частный дом, где расположился театр, можно было и впрямь вообразить, что ты идёшь в клуб для посвящённых в садо-мазо таинства. Ассоциацию усиливал пароль "Ванда", который нужно было произнести при входе.

Тёмная, минималистично оформленная сцена. Пьеса, как известно, построена на взаимодействии двух персонажей: режиссёра и актрисы, пробующейся на роль Ванды фон Дунаевой. Как бы пьеса в пьесе. Дмитрий Дягилев не стал отходить от канонической версии. Как и полагается, Томас (Константин Рендоренко) сетует на то, что на роль Ванды пробуются одни пустышки, одетые, как проститутки.


В ролях -

Фото Informburo.kz
В ролях Константин Рендоренко и Гульжан Тузельбаева

И тут в зал забегает Ванда (Гульжан Тузельбаева), промокшая и раздражённая, ругающася матом, как извозчик. Разбитная и совсем не утончённая девушка по сюжету оказывается той самой инфернальницей, которую ждал режиссёр.

Гульжан Тузельбаева притягивала взгляд зрителей откровенной сексуальностью. Под её скромным плащом оказались красно-чёрное бельё и чулки, которые она порой кокетливо подтягивала. Гульжан явно наслаждалась своей ролью бестии и играла с огоньком. Ей выпала задача показать, как взбалмошная незнакомка пробуждает в режиссёре его собственный латентный мазохизм. Постепенно она превращает игру в реальность и ставит мужчину на колени, психологически ломая его.


Ванда подчиняет Томаса

фото Informburo.kz
Ванда подчиняет Томаса

Привязку к местному колориту Дягилев осуществил с юмором. Героиня, читая текст Леопольда фон Захер-Мазоха, заявляет, что на ней мех из Казахстана.

Доминировать Гульжан, как она призналась, понравилось.

"Может быть, я в душе такая, – пошутила Гульжан. – На самом деле любая актриса мечтает сыграть много ролей сразу, а тут есть возможность сыграть и Венеру, и Ванду. Если честно, мне просто самой очень понравилось играть. Это классная история, не похожая на все остальные, в ней так круто всё показано. И театральная жизнь, и непростая актёрская профессия. Очень надеюсь, что всем понравилось".

Образ Ванды, по мнению Гульжан, актуален и сегодня. Особенно в Казахстане.

"Мне нравится там фраза о том, почему женщина должна отказываться от удовольствия, почему только у мужчины есть прерогатива. Современная женщина должна знать, что ей тоже принадлежит удовольствие, что она личность. Это важно особенно в нашей стране. Иногда смотришь на мужчин и думаешь: "Почему вы не понимаете, что мы точно такие же как вы, что у нас точно такие же желания. Мы тоже хотим изменять". Герой пьесы ищет свой идеал и находит его во мне. Но я пришла подготовленная. В этой истории много подковёрных игр. Мне понравилось работать с Дмитрием Дягилевым".

Пьеса изобилует откровенно эротическими сценами с БДСМ-подтекстом.
Для любителей такой эстетики тут есть и ошейник, и свистящая в воздухе плётка в руках Ванды. В одной из сцен герой переобувает свою партнёршу, натягивая на её ноги высокие кожаные ботфорты.

И хотя Гульжан радовала мужской глаз, играя длинными и стройными ногами, в целом же ожидать от пьесы культурного или эстетического шока искушённому зрителю не стоит.

Актёры порой несколько разрушали магию вовлечённости в действие тем, что откровенно переигрывали. Не совсем удалась героям и трансформация от отношений режиссёра и актрисы к странному взаимодействию доминанта и сабмиссива.

Некоторые моменты даже вышли откровенно комичными. К примеру та сцена, которая в экранизации Поланского показывает тонкую игру, в которой герои меняются ролями, и Томас надевает платье, вызвала в зале хохот, хотя смеяться тут не над чем. Когда актёр в красно-чёрном платье в пол с торжественным видом произнёс: "Подай мне мой мех", садомазохистская драма почему-то превратилась в комедию.

И после этого уже сложно было всерьёз воспринимать и связывание униженного Томаса и вопли его уничтоженного демонической женщиной героя.

Но в целом публика восприняла спектакль тепло, красота и обаяние главной героини вытянули многие моменты. Да и Константина Рендоренко большинство присутствовавших критиков рекомендовало как очень талантливого актёра. Возможно, психологический типаж мазохиста всё же не так-то просто воплотить.

Режиссёр Дмитрий Дягилев остался доволен воплощением своей постановки.

"Идея спектакля принадлежит Гульжан, она нашла пьесу на английском языке и перевела её на русский. История не очень длинная, Гульжан нашла партнёра – Константина – он часть нашего театра. И мы создали этот проект достаточно быстро. Гульжан горела идеей, а Константин – просто очень талантливый актёр".

БДСМ-эстетика самому режиссёру не близка, да и пьеса, собственно, совсем не про извращения, хоть и изобилует эротическими сценами.

"Это история не про БДСМ, и не про то, хорошо это или плохо, – считает Дмитрий Дягилев. – История про то, что у нас внутри есть какие-то скрытые переживания, чувства и мысли, которые благодаря каким-то экстремальным ситуациям прорываются наружу. Это какое-то перерождение в осознание самого себя. Девушка взяла и сделала это с главным героем".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter