Казахстанцы и россияне практически ничего не знают друг о друге, считает Максим Шевченко.

– Нам в Москве не хватает понимания истории народов Великой степи, истории народов, которые оставили после себя наследие – культурное, политическое и которое имеет прямое отношение, в том числе и к истории России. Вот этих знаний у нас до сих пор нет, – говорит он.

Максим Шевченко также не понимает, почему в России до сих пор нет учебных центров по изучению казахского языка.

– Мы изучаем суахили, языки народов Юго-Восточной Азии, но в Москве до сих пор нет учебного заведения, где можно было бы изучить языки народов Казахстана, Средней Азиии, Кавказа. Мне кажется, что и в других центрах, которые могли бы стать центрами научно-культурного обмена, нет такого. И этот вопрос до сих пор не только не решён, он даже не обсуждается на концептуальном уровне, – говорит политолог.

Президент Гражданского альянса Нурлан Еримбетов предлагает ректору ЕНУ Ерлану Сыдыкову подумать над этим вопросом.

– Может быть, создадим? Готов поехать ректором. Нам не привыкать. Жизнь взлёт – посадка, взлёт – посадка, – предложил он.

Однако от главы Евразийского университета ответа пока не последовало. А вот директор республиканского государственного учреждения «Когамдык Келiсiм» Наталья Калашникова отреагировала довольно быстро.

– При поддержке посольства РК на платформе МГУ имени Ломоносова есть центр по изучению казахского языка. Также там проводится чтение 40-часового цикла лекций, посвящённых казахстанской модели межэтнической толерантности и общественного согласия, причём на казахском языке, – уточнила она.

И, видимо, это единственный вуз, в котором преподают казахский. Ведь даже в российском университете Дружбы народов нет такого центра. Во всяком случае декан филологического факультета РУДН Виктор Барабаш о таких курсах ничего не слышал.

– У нас казахский язык не преподаётся. У нас упор делают всё-таки на страны дальнего зарубежья. Из восточных языков наши студенты изчают персидский, китайский, японский, турецкий и, конечно же, арабский. Но, хоть язык не изучается, казахское направление, как область научных интересов, постоянно осваивается, – уверяет он.

Меж тем Максим Шевченко помимо языкового вопроса просит казахстанских общественных деятелей обратить внимание и на казахстанскую киноиндустрию.

– Единственный фильм, который обошёл всю Россию и был невероятно популярен, про Абылай хана. Это просто потрясающий фильм, который снял Бодров-старший. Но что мы ещё видели? Что мы ещё знаем? Нет культурного обмена.

Тележурналист и политолог Максим Шевченко напоминает: Таможенный союз подразумевает теснейшее сближение между народами, а значит, Казахстан и Россия не должны замыкаться каждый в себе.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter