"А у него нет имени, он раб, моя вещь", – женщина в чулках и в кружевном платье с глубоким декольте указывает на безмолвно сидящего у её ног худощавого парня в чёрной балаклаве, закрывающей лицо. Она держит его на поводке и позирует фотографам.


Фото Алмаза Толеке

Женщина называет себя госпожа Ираэнна. Она стоит у входа в один из ночных клубов Алматы. Рядом с заведением припарковался белый лимузин с надписью БДСМ-фетиш-бал.

Из лимузина под величественную музыку, гордо подняв подбородок, выходит госпожа Галина, известная казахстанская доминантрикс. Черноволосая женщина в тёмном одеянии. С ней яркие блондинки в латексной одежде – госпожа Марта из Германии и её "нижняя", как в субкультуре БДСМ называют склонных к подчинению сексуальных партнёров.

Представительный мужчина средних лет и миниатюрная женщина в красном платье – господин Егерь (известный как мастер порки) и его рабыня, они приехали в Алматы из Москвы.



В тёмном зале официанты, приоткрыв рты, наблюдают за непривычными для их глаз перфомансами – это порка голой рабыни, лесбийские игры и более экстремальные практики с прокалыванием кожи раба госпожи Галины иглами и многое другое.

Это был международный БДСМ-фетиш-бал в Алматы, который мог и не состояться вовсе. Изначально он должен был пройти 31 марта в Доме офицеров. Но после резонансного поста в социальных сетях, который осуждал эксцентричное мероприятие, проведение БДСМ-бала в здании на Зенкова, 24, отменили. А арендатор ночного клуба, который работал здесь, принёс публичные извинения. Местные исполнительные органы также обратили внимание на эту историю.

"Законы размыты, жёстких рамок нет"

В итоге БДСМ-бал всё-таки прошёл в другом месте, вблизи которого не было святынь, ни посвящённых боевой славе, ни религиозного, ни какого-либо иного толка.

Этот случай показал, как общественные представления о морали посредством поста в соцсетях могут отменять частные, тематические вечеринки в частных же заведениях, и напомнил о пресловутой новой цензуре.

"Никто не будет что-то делать, если нет жалоб, – прокомментировал юрист Тимур Жаркенов. – Если к чему-то было привлечено общественное внимание, пошёл общественный резонанс, тогда начинают думать, реагировать. Законы размыты, жёстких рамок нет. Вопрос в том, как их использовать. К примеру, если кто-то ходит в кафе или по улице голый, скорее всего зафиксируют хулиганство. Что касается каких-то шоу, например, стриптиза – скорее всего никто особо не акцентирует на них внимания, потому ничего и не проверяют. Это коммерческая деятельность, изначально она разрешена, если не затрагивает общественные нормы и не нарушает общественный порядок. Нет жалоб – нет проблемы".

Помимо того, как соцсети могут выполнять роль полиции нравов, случай с БДСМ-фетиш-балом показал отношение нашей общественности к сексуальности, а также к необычным практикам, ко всему тому, что выбивается из стандартов и представлений о том, что правильно, а что нет.
Немалая часть комментаторов ставила БДСМ на одну доску с сатанинскими ритуалами или же с психическими расстройствами. В рамках спецпроекта "Половое воспитание" разбираемся, почему БДСМ нельзя считать извращением, за исключением особых случаев, и почему казахстанцы стигматизируют секс.

Что такое БДСМ?

БДСМ – это достаточно сложная психосексуальная субкультура со своей внутренней философией, основанная на эротическом обмене властью и иных формах сексуальных отношений, затрагивающих ролевые игры в господство и подчинение.

"БДСМ – это акт между людьми, которых не слишком устраивают классические сексуальные отношения, не хватает остроты, эмоций. В наше время достаточно раскрепощённые люди стали более привычно относиться к сексу и в поисках новых эмоций хотят его разнообразить. БДСМ – это один из вариантов добавить специй", – говорит мастер порки Егерь.


Мастер порки Егерь

Мастер порки Егерь / Фото Алмаза Толеке

На уровне физиологии в основе БДСМ лежит повышение уровня сексуального возбуждения психологического и физиологического удовольствия в результате сознательного нарушения тех или иных социально-детерминированных условий или табу, а также определённых физических воздействий (впрочем, последнее – необязательно). При этом БДСМ может являться частью сексуальных действий или самодостаточной практикой, не связанной с непосредственным половым контактом.

Все участники БДСМ-отношений жёстко придерживаются рамок SSC (аббревиатура от английских слов safe, sane, consensual) – принципов безопасности, разумности и добровольности. БДСМ – не насилие. В частности, в любой момент любой участник сессии может произнести заранее оговорённый стоп-сигнал (стоп-слово, жест или движение), что будет означать требование безусловного моментального прекращения всех воздействий.

Удовольствие или диагноз?

Склонность к садизму и мазохизму действительно может быть диагнозом: парафилией, суть которой – достижение полового удовлетворения посредством душевного или физического страдания, причиняемого партнёру или самому себе в процессе отношений. В Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) садизм и мазохизм были объединены в один диагноз – садомазохизм (код F65.5). Отдельные элементы садомазохистских практик могут быть характерны и для нормальных сексуальных отношений.


Фото Алмаза Толеке

Садомазохизм признаётся заболеванием только в случаях, когда подобные действия становятся основным элементом сексуальной жизни, а достижение сексуальной разрядки без их использования невозможно, и только когда это приносит серьёзные проблемы в персональной или профессиональной жизни или приводит к насильственным половым актам.

Впрочем, в следующем издании классификации, МКБ-11 от 2018 года, диагноз "садомазохизм" исчез. Появилось новое определение: парафильное расстройство "насильственное сексуальное садистическое расстройство" (код 6D33). Однако оно по критериям отличается от сексуальных садомазохистских практик БДСМ. Страдающих этим расстройством, в отличие от практикующих БДСМ, не интересует безопасность партнёров или их желание прекратить сексуальную деятельность.


Фото Алмаза Толеке

Однако даже с учётом осознанности и добровольности есть объективная критика БДСМ. К примеру, феминистки уверены, что женщины имеют право распоряжаться своей сексуальностью и получать удовольствие от секса наравне с мужчинами. Но наряду с секс-позитивными феминистками, считающими сексуальное раскрепощение женщин и сексуальную революцию благом, есть секс-негативный феминизм, отмечающий такие культурные явления, как эротизацию насилия над женщинами, и прививание женщинам сабмиссивной, подчинённой позиции. Такой же позиции придерживается и Ирина Катин-Ярцева, психолог и аналитический терапевт.

"Я считаю БДСМ практикой отыгрывания стремления к насилию и/или самоповреждению, отражающей патриархальные установки. Это романтизация и сексуализация насилия и подчинения, способствующие их распространению", – поясняет она.

Согласно исследованиям учёных кафедры психологии шведского Гётеборгского Университета, в 1990 году роль доминирующего партнёра среди опрошенных выбирали 71% мужчин с гетеросексуальной ориентацией, и всего 11% женщин с гетеросексуальной ориентацией. В то же время, среди гомосексуальных мужчин, более свободных от социальных установок относительно правил мужественности, тех, кто выбрал исключительно доминирующую роль – всего 12%.

А вот результаты исследования 2013 года, на сей раз – учёных из Тилбургского университета, опубликованное в Journal of Sexual Medicine: сабмиссивную роль выбрали 33,4% опрошенных мужчин, ещё 48,3% были доминантны, и 18,3% допускали смену ролей. Среди женщин доминантную роль предпочитали всего 8%, ещё 75,6% – были сабмиссивны, 16,4% – говорили о том, что готовы менять роли.

Секс как табу

Несмотря на то, что медицина в какой-то мере движется к либерализации сексуальной сферы и основным критерием "нормальности" становятся безопасность и добровольность секса, а не ограничения, накладываемые моралью, казахстанское общество всё ещё жёстко табуирует секс и всё, что с ним косвенно связано.

Вспомним историю с Ширин Нарчаевой. 18-летняя казахстанка снялась обнажённой с национальными казахскими украшениями и выложила фотографии в Instagram. Многие пользователи разразились жестокой критикой, а журналистка Бибигуль Даулетбеккызы даже потребовала выгнать девушку из страны.


Читайте также: "Давай делать это": почему некоторым из нас так тяжело говорить о сексе?


Очевидно, что табу в нашем обществе касается не только непосредственно секса, но и всего, что связано с гениталиями и другими вторичными половыми признаками. То есть запретная тема – не только непосредственно половой акт, но и телесность человека.

Впрочем, учёные лаборатории сравнительных социальных исследований при Российском национальном исследовательском университете "Высшая школа экономики" (ЛССИ НИУ ВШЭ), проведя исследования по странам СНГ, утверждают, что в Казахстане дискурс в этой области всё ещё достаточно либерален.

"В Казахстане, исходя из того, что мы видим в опросных данных, довольно толерантное отношение к разным аспектам свободы выбора в этой сфере по сравнению с другими постсоветскими странами, хотя этот регион считается консервативным. Так, в Казахстане только 28% респондентов считают, что добрачный секс никогда не может быть оправдан, около 67% считают, что нельзя оправдать проституцию. Считают, что нельзя оправдывать разводы только 25%, аборты – 40%", утверждают в ЛССИ НИУ ВШЭ.

Вред ограничений

К табуированности секса и сексуальности можно относиться по-разному. С точки зрения безопасности сексуальных отношений и здоровья запрет на свободное обсуждение этой темы может быть просто опасен.

"Исследования показывают, что табуированность всего, что связано с сексом, угрожает как минимум нежелательными беременностями и ростом заболеваемости в сфере инфекций, передаваемых половым путём. При закрытости этой темы люди, особенно подростки, оказываются плохо знакомы с принципами контрацепции. Для девочек этот эффект сильнее, чем для мальчиков, так как они больше рискуют в случае нежелательной беременности. То есть секса от отсутствия информации меньше не становится, просто он становится опаснее", – считает Вероника Костенко, доцент департамента социологии НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.



Традиционно или не очень?

Учёные ЛСИИ НИУ ВШЭ считают, что в обществе складывается какое-то определённое отношение не к сексу вообще, как к самостоятельному явлению, а скорее к различным аспектам, так или иначе с ним связанным. Например, отличается отношение к добрачному и внебрачному сексу, изменам, вопросам контрацепции и абортов, браков и разводов, гомосексуальности, проституции, и так далее.

"Причины различного отношения к этим вопросам связаны, в первую очередь, с экономическим благосостоянием общества, в более богатых странах ко всем проявлениям свободы выбора в этой сфере относятся более лояльно, чем в бедных. Исключением являются арабские общества, относительно недавно разбогатевшие из-за нефтяного бума, однако даже в таком консервативном обществе, как Саудовская Аравия, нравы становятся менее строгими, что уже находит отражение в законодательных изменениях", – рассказывает Вероника Костенко.

В казахских степях доисламского периода вольности эротического характера вполне дозволялись. Вспомним хотя бы спорный обычай "түйе шешу", во время которого обнажённые девушки отвязывали зубами верблюда, гружённого ценностями, и выигравшая могла забрать животное себе. К слову, хотя считается, что в немалой степени жёстким нравственным ограничителем в Казахстане выступает ислам, любой, кто читал "взрослую" версию знаменитого сборника "Тысяча и одна ночь", понимает, что и здесь всё не так однозначно и даже в Средневековье ислам не считал описания, связанные с сексом, чем-то однозначно постыдным или недопустимым.

Секс-культура вчера и сегодня

После распада СССР и нашествия сексуальной революции нравы на постсоветском пространстве на какое-то время либерализовались. Это отразилось в массовой культуре. К примеру, в обычной дневной ротации можно было увидеть клип группы "Руки вверх" на песню "Он тебя целует", где не только открыто демонстрировалась сексуальность, но и снялась Толетта, травести-дива, в миру – шоумен Анатолий Евдокимов. Экраны запестрели такими откровенными кинофильмами, как "Дикая орхидея", "Девять с половиной недель", "Стриптиз", "Дневник красной туфельки", "История О", в которых было достаточно много откровенного эротизма без купюр.


Читайте также: "Консерватизм – защитная реакция перед большими переменами". Что нам показал феномен Байзаковой?


Однако затем появилась тенденция к большему консерватизму. И если раньше к откровенным танцам в исполнении Ким Бейсингер или Деми Мур относились как к части запретной до этого и ставшей наконец-то доступной западной культуры, то сегодня, то сегодня всё несколько иначе. Так, за достаточно нейтральное фото, далёкое от откровенной "обнажёнки", и пост в соцсетях о необходимости секс-просвета можно подвергнуться буллингу, как это было в случае блогерши Асель Баяндаровой, например.

Ирина Катин-Ярцева поясняет, что отношение к сексу напрямую связано с отношением к телесности, физиологии, удовольствию, а также с гендерными стереотипами. Кроме того, контроль над сексуальностью является одной из особенностей тоталитарного общества.

"На постсоветском пространстве сосуществуют и смешиваются самые разнообразные установки, связанные с сексом, – рассказывает Ирина. – Здесь и унаследованное от монотеистических религий (христианства и ислама) осуждение любых проявлений телесности, физиологии, осуждение наслаждения, отношение к сексу как к чему-то грязному, греховному, опасному и характерная для восточных культур патриархальность. На эти особенности накладывается влияние сексуальной революции и широкое распространение порно, тиражирующее стандарт механистического разнообразия, объективирующего отношения к женщине, сексуализация жестокости".

Одновременно с этим развитие маркетинга и рекламных технологий привело к тому, что сегодня с помощью секса, а точнее объективации и сексуализации преимущественно женщин (хотя мужчин тоже объективируют, хоть и реже), пытаются продать всё, от автострахования и авиабилетов до обуви и макаронных изделий.

"Если мы посмотрим на эти процессы внимательнее, то увидим, что "откат" в нашем обществе в сторону ужесточения табу на секс и всё, что с ним связано, касается в первую очередь возможности женщин самим распоряжаться своими телами, своей сексуальностью, – объясняет Ирина Катин-Ярцева. – Там, где этой сексуальностью распоряжаются другие люди, например, продают её напрямую или иным способом получают от неё выгоду, она кажется обществу вполне уместной, подчёркивая существующий разрыв в гендерной иерархии, подпитывая наслаждение властью от объективации".

В то же время здоровое отношение к сексу, по мнению Ирины, напротив, включает в себя культуру согласия – отказ от насилия, любых форм давления и принуждения, использования тела, отчуждения сексуальности. Здоровая сексуальность подразумевает стремление к взаимному удовольствию партнёров, а также признание обществом права на свободную реализацию сексуального поведения в рамках взаимного согласия и удовольствия. Для каждого отдельного человека такой подход хорош тем, что минимизирует риски пострадать от сексуального насилия, а для общества – тем, что сохраняет физическое и психическое здоровье и работоспособность огромного количества людей.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter