Не знаю, каким был тот Алматы, которому недавно отметили 1000 лет, – юбиляра нам так и не представили (а таинственные монеты про то умалчивают), но тот город, в котором мы сегодня живём, начал строиться на классическом голом месте. Побывавший здесь спустя два года после закладки укрепления Пётр Петрович Семёнов (ещё не Тянь-Шанский) увидел лишь строящиеся домики в зоне "необыкновенно сухого предгорья, где в то время не росло ещё ни одного дерева". Слова великого географа и государственника подтверждает рисунок сопутствовавшего ему на следующий год (экспедиция Семёнова в Тянь-Шань длилась два года – 1856-57) томского художника Павла Кошарова – первое изображение нашего город.

Очень скоро "зелёная политика" Верного стала одной из самых заметных составляющих отношения властей нового поселения. Про постоянную и докучную работу адептов озеленения, вроде губернатора Герасима Алексеевича Колпаковского или лесничего Эдуарда Оттоновича Баума, сложили даже своеобразные городские легенды, одну из которых, самую популярную, приводит Динмухамед Ахметович Кунаев (также не остававшийся в стороне от темы в своё время):


Рисунок Кошарова (фрагмент)

Рисунок Кошарова (фрагмент)

"Первым губернатором Семиречья был Г.А. Колпаковский, и то, что город стал садом, во многом связано с его именем. За каждое высаженное дерево он платил горожанам по гривеннику, а кто не высаживал деревья в указанном месте или губил их, публично наказывался плетьми. Сопровождавшие генерал-губернатора казаки приводили тут же приговор в исполнение".

Ну, а жизнь и служение городу Э.О. Баума – это вообще легенда сама по себе. Характерно, что Баум дожил до новой власти (он умер в 1921 году), и его "зелёные идеи" были восприняты ею весьма сочувственно. Практически сразу после появления в городе новых хозяев при Горкомхозе возникла контора по озеленению. В 1936 году на её базе создали Городской трест зелёного строительства и Управление парками.

В 1950-е годы и во времена Кунаева делом увеличения и поддержания в должном виде зелёного фонда города-сада занимался уже "Зеленстрой", одной из основных задач которого (так, между прочим) была не высадка новых деревьев, а уход за существующими. По крайней мере, горожане старших поколений хорошо помнят времена, когда люльки со специалистами вздымались к верхушкам старых деревьев не для того, чтобы начать валить очередного патриарха, а для того лишь, чтобы осуществить санитарную обрезку аварийных сучьев.

Эта преамбула нужна для того, чтобы перейти "к делам нашим скорбным" и к теме, вынесенной в заголовок. Чтобы не быть голословным, каждое утверждение я буду сопровождать фотографиями. Чтобы не увязнуть в аргументах на пространстве мегаполиса, ограничусь небольшим (но культово важным) пятачком городской территории – в самом центре, у Академии наук.





1. Несколько лет назад здесь проводился масштабный лесоповал под лозунгом очистки территории от "аварийных деревьев". Приговор старым тополям был подписан соответствующими чиновниками-специалистами. Однако простого взгляда на свежие трупы деревьев было вполне достаточно, чтобы понять, что никакой особой экспертизы не проводилось – под снос попали вполне ещё крепкие и жизнеспособные экземпляры без всяких следов внутреннего гниения.


Фото Андрея Михайлова

2. Так что неудивительно, что "аварийные деревья", намеченные "специалистами", были вырублены, а настоящие аварийные деревья остались стоять. Для того чтобы понять это, нужно всего-то пройти по улицам не зимой, в сезон лесоповалов, а летом. Для "специалистов" хочу открыть одну истину – дерево можно списывать со спокойной совестью, если на нём не распускается ни одного листочка. Таких заведомо мёртвых стволов на данном участке предостаточно.


Фото Андрея Михайлова

3. Очень характерный пример высокого уровня грамотности и отношения "специалистов" по "зелёному строительству" к своему делу произошёл в этом году с одним таким аварийным тополем на углу улиц Кунаева и Курмангазы. В мае часть прогнившего дерева упала на тротуар, и лишь по счастливой случайности никто не пострадал. Приехавшие "специалисты" убрали рухнувшую часть. Однако даже не попытались ликвидировать трухлявое дерево.





4. Как следствие в начале июля "сохранённая" часть тополя опять рухнула, смяв металлическое ограждение палисадника.


Фото Андрея Михайлова

5. Вопрос – от чего сохнут деревья в самом центре города-сада? Ассортимент мёртвых и мертвеющих экземпляров говорит о том, что проблема одинаково остра для всех пород: елей, лиственниц, тополей, карагачей, конских каштанов. Значит, проблема имеет системный характер.





6. А сохнут они от того безразличия со стороны хозяев города, на которое обречены. Вот арык по улице Валиханова (с поворотом на Курмангазы, где рос тот самый злосчастный тополь) – первый снимок сделан во время начала недавнего приступа жары, а второй – через неделю. Как видно, к середине лета листва на молодых липах (тех самых, о посадке которых рапортуется со всех трибун) уже пожелтела и пожухла. Несмотря на то что арык этот реставрировали, затратив на это деньги из городского бюджета (года четыре назад), вода в нём появлялась лишь в прошлом и без того аномально мокром году. Жители домов утверждают, что достучаться до "специалистов" не удаётся, хотя для решения проблемы нужно всего-то открывать шлюз на Головном арыке кварталом выше.


Фото Андрея Михайлова

7. Похожие проблемы характерны и для фасадной части Академии наук (по улице Шевченко), где система арычного полива (столь необходимая городским деревьям в жаркое время года) либо вообще утрачена, либо действует от случая к случаю. "Специалисты" могут этого не знать, потому поясню специально – для того чтобы деревья росли и жили, им требуется вода. Тем более что в условиях "сухого предгорья", где в природе древесная растительность изначально отсутствовала и всё, в чём ещё утопает прославленный город-сад, – искусственные насаждения. Одним словом – поливать надо.


Фото Андрея Михайлова

8. А ещё – обрезать. Деревья – живые. А потому – смертны. И подвержены болезням. И их можно не только вырубать под корень и заменять саженцами, но и лечить, оздоравливать, омолаживать, обрезать, формировать – эти методы "зелёного строительства" используются во всех цивилизованных городах мира и про это написано в учебниках по озеленению. Про это можно поинтересоваться у тех "варягов", которые ныне ведают благоустройством Алматы. В элементарном уходе нуждаются многие дубы, карагачи и тополя по улицам Курмангазы, Кунаева и Шевченко. Как, впрочем, и по всем остальным улицам города-сада.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter