Нынешнее Боровое, здравница столицы, может быть большой проблемой для желающих отдохнуть. Пробки на подъездах к курорту, высокие цены на… на всё, бедность вариантов размещения. Но в 60-е годы всё было не так. Потому что в те времена Боровое оказалось как бы раздвоенным в своей релаксационной сути. С одной стороны, в редкие здравницы и санатории приезжали организованные туберкулёзники и трудящиеся с профсоюзными путёвками. А с другой – здесь стали всё настойчивее появляться так называемые дикари, наезжавшие со своими палатками со всех концов Союза.


Фото из архива Андрея Михайлова

Считается, что дикий туризм начался с культового фильма "Три плюс два" (с молодым Андреем Мироновым), вышедшего на экраны в 1963 году. Но на самом деле это вряд ли так. В стране, где массовый туризм был одной из самых пламенных страстей молодых (или причислявших себя к таковым), да при том энтузиазме, который повсеместно царил во время хрущёвской оттепели, люди отличались необыкновенной лёгкостью на подъём и природной мобильностью. Так что собрать компанию друзей, взять палатки и вёдра (котелков ещё не было), купить билеты на поезд (вариант с личными автомашинами, которыми обладали персонажи фильма, был всё-таки идеальным) и отправиться во время трудового отпуска открывать новые места – было в порядке вещей.

Особой популярностью такое времяпрепровождение пользовалось в среде научно-технической интеллигенции. Частыми участниками диких походов были рабочие фабрик и заводов. Почти никогда не отмечались среди них колхозники – им свежего воздуха хватало и без того, и они предпочитали степенно отдыхать по профсоюзным путёвкам.


Фото из архива Андрея Михайлова

К дикарям в СССР было двойственное отношение. Официальные власти их не особо жаловали. Очень часто они становились героями весёлых картинок сатирического журнала "Крокодил" или киножурнала "Фитиль". И, признаем, часто заслуженно. Потому что массовое отношение населения Союза к природе было, мягко говоря, не эталонным. Эйфория покорителей и победителей накладывалась на иллюзию безбрежности страны, которая раскинулась на одной шестой части земной поверхности.

Доставалось от них и "казахстанской Швейцарии". Вот характерная выдержка из книги С.Никитина "Боровое", вышедшей в 1970 году.

"Туриста с топором и ножовкой я ненавижу всеми фибрами души. В 1968 году в Боровом произошло несколько пожаров, два из них крупные – и всё по вине разводителей костров. Имя туриста не подходит тому, кто для костра использует не валежник, а рубит топором то, что попадает под руку. Покидая ночлежку, этот "дикий курортник" не соизволит тщательно притушить костёр".


Фото из архива Андрея Михайлова

Но, несмотря на издержки, в Советском Союзе никто особо не помышлял о том, что можно запретить ставить палатки там, где хочется, и разводить костры там, где можется. Про то, что за это можно брать деньги, только ещё задумывались.

Но Боровое отнюдь не было отдано на откуп неорганизованным дикарям. Решение о создании тут крупной здравницы всесоюзного значения было принято Советом Министров Казахской ССР задолго до того, как Целиноград стал Астаной, а Астана стала столицей республики, – в 1968 году. В течение нескольких лет вся территория подвергалась пристальному комплексному исследованию учёными из Академии наук. А параллельно институтом "Казгорстройпроект" разрабатывался план развития Боровской курортной зоны. Так что к началу 1980-х всё тут должно было измениться коренным образом.


Фото из архива Андрея Михайлова

"Когда я беседовал с главным архитектором проекта, перед моим взором вырос прекрасный остров радости и здоровья, курортный оазис в степи. Склоняясь над генеральным планом, я, словно наяву, видел новые солнечные корпуса, туристско-рыболовные базы, пансионаты, гостиницы, просторные пляжи, лодочные гавани, живописные дороги, тенистые аллеи, воздвигнутые и проложенные в голубых горах, душистых сосновых лесах, по берегам бирюзовых озёр."

Далеко сижу – высоко гляжу!


Фото из архива Андрея Михайлова

Однако курортное освоение района всё же велось, хотя, быть может, не столь споро, как то представлялось составителям планов. К началу 60-х годов прошлого столетия здесь существовало несколько здравниц. Санаторий "Боровое" и детский санаторий с тем же названием на берегу одноимённого озера, "Бармашино" и "Щучинский" – на берегу Щучьего. А ещё санаторий СибВО. Все они имели ярко выраженную противотуберкулёзную специализацию. Кроме того, здесь существовало несколько "житниц" – вроде домов отдыха "Воробьёвка", "Щучинский" (для работников просвещения) и "Боровое" (Казпромсовета). Ну а несколько позже появились знаменитые "Окжетпес" и "Голубой залив".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter