Сегодня эксперт продолжает обучать азам государственного языка слушателей разных возрастных и профессиональных категорий, в рядах которых сенаторы Сергей Ершов, Владимир Бобров, временно прекратившие занятия из-за каникул, а также шоумены Ерлан Кокеев и Арман Касымбеков. Оттачивает знание казахского языка и саксофонистка Нина Моисеева.

"Я приехала в Астану в 1999 году. Тогда остро стояла проблема внедрения государственного языка. Из патриотических чувств я переквалифицировалась и стала преподавать казахский язык, чтобы использовать свой преподавательский опыт во благо общего дела. Мы, педагоги, должны были работать по программе центров обучения госязыку. Когда я приходила во взрослую аудиторию с этой программой, мне было стыдно за несовершенную, практически школьного формата концепцию", - рассказывает Толеу Аймаганбетова.

Объективно оценив ситуацию, лингвист разработала собственную программу изучения казахского языка на базе методики преподавания русского и иностранных языков.

"Все языки развиваются по одним и тем же закономерностям, но у каждого своя специфика, свои тонкости. Теорию казахского языка я доносила через русский язык. Как это делается в процессе обучения, например, английскому языку. Я учитывала уже имеющийся багаж рабочего языка учащихся, проводила параллели между грамматикой русского, немецкого и казахского языков. А практическую часть вела только на госязыке. В результате у моих слушателей зажигались глаза, ведь они начали понимать, образно выражаясь, "что откуда растёт", - рассказывает языковед.

Плоды нетривиальной методики в полной мере вкусили столичные ученики Толеу Аймаганбетовой, в числе которых был Ермухамет Ертысбаев, назначенный в ту пору главой Минкультуры.

"Разумеется, пост главного ответственного за культуру обязывал Ермухамета Кабидиновича владеть государственным языком. До того он не знал казахского, у него был сильный акцент. Мы часами бились, чтобы отработать произношение, каждый день занимались по часу-полтора, иногда по два", - вспоминает преподаватель чиновника.

Министерский акцент педагог устраняла, в том числе, с помощью диалогов на различную тематику.

"К каждому диалогу я составляла транскрипцию, и вместе с учащимися "дрессировала" каждое слово, каждое предложение, пока произношение не очищалось от всех "наростов". Домашним заданием было прослушать записанный на диктофон диалог от 30 до 50 раз", - раскрывает некоторые детали обучения Толеу Аймаганбетова.

Кстати, для более глубокого понимания всех нюансов образовательного процесса специалист даже посещала тренинги по нейропсихологии.

­"Мне хотелось понять, почему люди тяжело усваивают казахский язык. Одна из причин – природная: допустим, моему мозгу комфортно работать на русском языке, а меня переводят на казахскую или английскую речь. В этом случае срабатывает рефлекс самосохранения комфорта, и мозг начинает отторгать чуждый ему язык", – говорит эксперт.

Популярный ныне метод матричного изучения языков Николая Замяткина, основы которого были известны ещё в прошлом веке, решает эту проблему с помощью принципа прослушивания соответствующей речи и её регулярного повторения.

"Информация, воспроизведённая семь раз, откладывается в так называемом пассивном подсознании. И в одной из экстремальных ситуаций пассив "выстреливает". А повторенная 21 раз информация переходит в навык. Это научно доказанные факты. И когда мои воспитанники прослушивают записи, реализуется этот принцип. Тем более что я рекомендую слушать диалоги до 50 и более раз. У Абая есть строки: құлақтан кіріп, бойды алар – войдя через уши, песня пронизывает всё тело. Это происходит и с мозгом слушателей, когда ликвидируется сопротивление казахской речи, и речевой аппарат подстраивается под новый язык", - отмечает Толеу Аймаганбетова.

К каждому диалогу автор методики даёт лексико-грамматическое пояснение, объясняет причины фонетических изменений. Процесс обучения продолжителен, однако некоторые учащиеся овладевают материалом в рекордные сроки.

Неизвестно, где и как часто тогдашний министр культуры Ермухамет Ертысбаев слушал диалоги – в перерывах между культурными мероприятиями или в поздний час дома, когда текущие государственные дела были завершены, но за 18 дней уроков акцент был устранён.

"Я сумела поставить его прононс на должный уровень. В итоге мы убрали акцент и прошёл такой бум, что Ертысбаев заговорил на казахском. Вообще Ермухамет Кабидинович был трудолюбивым слушателем, нацеленным на результат. Несмотря на загруженность, он и его коллеги выкраивали полчаса, 40 минут, час на уроки казахского, хотя занятия прерывались бесконечными звонками по работе", - рассказывает Толеу Аймаганбетова.

Не менее усердным учеником, чем глава Минкультуры, оказался и бывший премьер-министр страны Серик Ахметов.

"У него, как и у Ермухамета Ертысбаева, рабочим языком был русский. Серик Ныгметович прошёл полный курс обучения и освоил государственный язык", - говорит преподаватель экс-главы Правительства.

Другой вопрос, почему высокопоставленные чиновники редко проводят совещания и появляются в эфире с речами на казахском языке. Причин этому, по мнению эксперта, несколько.

"Во-первых, в Казахстане до сих пор не предъявляют должных требований с государственной позиции. Во-вторых, в стране фактически отсутствует казахская речевая среда: ведь народ говорит на русском языке уже почти сто лет. Поэтому, даже начиная разговор на казахском, большинство быстро переходит на русский язык", - констатирует специалист.

А ещё демонстрировать знание казахского языка казахстанцам мешают комплексы, которые порождает постоянная критика.

"В нашей стране не принято поощрять мотивацию людей к изучению языка. Человек один раз произнесёт неправильно слово – кто-то ему обязательно сделает замечание, ткнёт носом в ошибку. Второй раз осечка выйдет – его снова высмеют. И в результате у него вырабатывается комплекс, он уже не хочет говорить".

"Мои сыновья учились в Китае и Германии. По их рассказам, если говоришь с ошибками, к тебе относятся с пониманием, помогут верно сформулировать предложение. Стремление говорить на языке поощряет любой прохожий", - говорит Толеу Аймаганбетова.

Впрочем, лингвист настроена оптимистично и уверена: наступит время, когда наше население заговорит на красивом литературном казахском языке. А пока г-жа Аймаганбетова продолжает приближать это время, обучая как юных воспитанников, так и взрослых слушателей. Кстати, с недавних пор всё чаще за партами можно увидеть представителей разных профессий, в том числе устроителей свадеб, а также молодых людей, которые, наконец, осознали, что оставаться конкурентоспособным в современных реалиях поможет билингвизм. Данную тенденцию можно считать достижением последних лет в сфере внедрения госязыка. А госслужба пока обходится диктуемыми программами обучения языку, которые, увы, не решают проблему языкового вакуума.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter