Когда адепты биржевой торговли хотят поразить новичков в самое сердце, то демонстрируют графики роста акций ведущих транснациональных корпораций – Apple, Amazon, Google, Facebook. Действительно, их рост беспрецедентен, а масштабы деятельности трудно уложить в голове или представить в виде инфографики, поскольку географический охват их услуг вышел далеко за пределы традиционных бизнес-моделей и используются каждым, в каждый момент времени и в любом уголке планеты без оглядки на требования регуляторов и законы. Но что ещё хуже – ТНК упорно не желают регистрироваться в качестве резидента, открывать офис, нанимать сотрудников и платить налоги.

И, как показывает практика, местное законодательство здесь бессильно, поскольку оштрафовать Google – задача сродни риторическому вопросу китайских мудрецов: "Рыбу можно вытянуть сетью, зверя поймать в силки, но как изловить дракона?".

В попытках поймать руками воздух, национальные правительства инициируют непредсказуемые законодательные акты с целью обложить нематериальные активы цифровых компаний налогами и справедливо распределить прибыль между налоговыми резидентами. Но, к сожалению, далеко не всегда закон может действовать избирательно, регулируя деятельность одних компаний и игнорируя других, – под тяжёлый меч правосудия попадают все.

Уследить за изменениями, вовремя сориентироваться в изменчивой правовой среде и упредить риски – задача комплаенса, нового для Казахстана направления в юриспруденции, который год от года становится всё более востребованным. И именно вопросам адаптации ТНК к постоянно меняющемуся законодательству и предупреждению штрафов была посвящена первая в Казахстане научно-практическая конференция по бизнес-праву "Транснациональное бизнес-право: стираем границы", организованная Школой права и государственного управления университета Нархоз.

Что такое комплаенс?

Комплаенс в широком смысле – это соответствие законодательным требованиям или нормам. Говоря простыми словами, в рамках процедуры комплаенса юристы приводят документацию и механизмы деятельности компании в соответствие с нормами местного законодательства.

Реализация процедуры комплаенса представляет собой разработку стандартов и мероприятий для всех сотрудников компании, которые позволяют избежать штрафов и рисков. Такая процедура особенно необходима компаниям, которые работают в условиях быстро меняющихся законов и чья деятельность выходит за рамки одной страны.

Бизнес-право для IT и бюджета страны

По прогнозам экспертов, в 2033 году 90% жителей Земли будут пользоваться цифровым контентом. Уже сейчас в мире около 1,8 млрд, а в Казахстане – 2,3 млн пользователей электронных площадок. Платежи на них осуществляются безналичным путём, и всего за 9 месяцев текущего года объём безналичных платежей в Казахстане составил 5,8 трлн тенге против 5,1 трлн тенге за весь 2018 г. В эту сумму входят известные платежи в социальных сетях, электронных торговых площадках, платёжных системах, криптовалютные переводы, услуги по облачному хранению информации, образование и другие виды цифровой деятельности.

И эти фирмы, как правило, не зарегистрированы в Казахстане и не отчисляют налоги от прибыли, получаемой от местных налоговых резидентов. Деньги уходят за рубеж, изменяя структуру прибыли и налоговую нагрузку: прибыль цифровых компаний растёт на 14% в год, традиционных – на 3%, в то время как налоговая нагрузка на традиционный бизнес составляет в среднем 23,3%, а на цифровой – всего 9,5%.

"Из-за прихода на рынок цифровых компаний меняется мировая парадигма налогообложения", – отметила на конференции "Транснациональное бизнес-право: стираем границы" партнёр KPMG в Казахстане и Центральной Азии Инна Алхимова.

По её словам, бесконтрольная деятельность ТНК создаёт конфликт интересов между налоговыми органами страны, где находится офис материнской компании и стран, где она присутствует как игрок, собирает выручку, но не платит налоги.

Как результат, косвенные "налоги на Google" уже ввели многие страны. К примеру, Россия и Беларусь сделали его в форме НДС и обязали цифровые компании регистрироваться в стране.


На фото: Инна Алхимова, партнёр KPMG в Казахстане и Центральной Азии

На фото: Инна Алхимова, партнёр KPMG в Казахстане и Центральной Азии

По данным Инны Алхимовой, в Казахстане сейчас разрабатываются поправки, согласно которым регистрироваться и платить 12% НДС будут все иностранные цифровые компании, которые оказывают услуги пользователям с локацией в Казахстане. Подтверждением локации будут служить местные номер телефона клиента, его IP-адрес, платёжная система, банк.

"Традиционные модели налогообложения уже не работают, и Казахстан должен быть готов к изменениям", – говорит Инна Алхимова, отмечая, что сегодня выпускники в области бизнес-права и комплаенса будут востребованы по обе стороны баррикад – для IT-компаний, чтобы избежать проблем с национальным законодательством, и для правительства, чтобы обложить интернет-гигантов налогами без конфликта с международным законодательством.

Развивать ТНК или регулировать её не получится без комплаенса

Сегодня в Казахстане зарегистрированы филиалы свыше 1600 ТНК. Выступая на конференции "Транснациональное бизнес-право: стираем границы", профессор Школы права университета Пенсильвании Ларри Ката Бакер сосредоточил своё выступление на глобальном противостоянии бизнес-экспансии ТНК и протекционизма национальных государств.

Крупные игроки, по его словам, имеют возможность экспортировать свои законодательные режимы через инвестиционные соглашения.

Фактически ТНК выкручивают руки местным чиновникам, говоря, что или принимаются конкретные условия в конкретном инвестиционном соглашении, или не будет никаких инвестиций. "И такому игроку, как Казахстан, приходится их принимать", – утверждает профессор Бакер.

Регуляторы в ответ активно разрабатывают меры для контроля деятельности ТНК и справедливого распределения прибыли, и таким образом регуляторная среда быстро и постоянно меняется.

Не имея возможности регулировать ТНК напрямую, государства стараются регулировать их производство: вводят нормы и стандарты, пограничный контроль, меняют законы о конкуренции и так далее.

И когда ТНК реагируют на новые постановления новыми условиями инвестиционных соглашений или изменениями в деятельности, то стороны переходят к новому витку юридического противостояния. Сегодня, подчеркивает профессор Бакер, каждая такая ситуация уникальна, ввиду чего единого права в регулировании ТНК нет и не предвидится.


На фото: Ларри Ката Бакер, профессор Школы права университета Пенсильвании

На фото: Ларри Ката Бакер, профессор Школы права университета Пенсильвании

И одни из немногих, кому выгодно постоянное соперничество ТНК и государственных юристов, – это офицеры службы комплаенс, чьи навыки в учёте и минимизации возможных рисков становятся всё более востребованными год от года. Может, сегодня необходимость в создании отдельной службы комплаенса ещё не очевидна для широких кругов, но уже через пять лет, по прогнозам Бакера, весь мир будет жить именно по таким правилам игры.

Как меняются подходы к комплаенсу

Интересно, что ещё лет 15 назад сам термин "комплаенс" был практически неизвестен, но в последние три года наличие как минимум одного комплаенс-офицера стало просто must have. В качестве примера: партнёр KPMG в России Игорь Лебедев предложил участникам конференции получить в России банковскую лицензию при отсутствии комплаенс-функции по противодействию отмывания денежных средств, полученных преступным путём, и финансирования терроризма.


На фото: Игорь Лебедев, партнёр KPMG в России

На фото: Игорь Лебедев, партнёр KPMG в России

"Или можно вспомнить печальный факт, когда у BP в Мексиканском заливе утонула платформа Deepwater Horizon. Причины огромного штрафа как раз лежали в области технического комплаенса, – напомнил он. – Без комплаенса очень больно. Больно финансово". К слову, тогда штраф на BP, без учёта ликвидации последствий катастрофы, составил 20,8 млрд долларов.



Подобные проблемы в деятельности корпораций происходят из-за того, что не были учтены правовые, технические и иные риски. За последние 5-10 лет в экономике произошло больше изменений, чем за последние 300 лет, и обычному юристу компании невозможно уследить за всеми изменениями в международном и национальном законодательствах.

В результате, если ещё десять лет назад 90% компаний имели всего одну ветвь комлпаенс-службы, и она была связана с противодействием коррупции, то сегодня работа отдела по комплаенсу разветвляется на множество направлений. Но цель одна – минимизация штрафов и защита от постоянно усиливающегося регуляторного давления.

"Минимизация штрафов и есть та линейка, которой можно измерить эффективность комплаенса в компании", – говорит Игорь Лебедев.

Как комплаенс предотвращает судебные тяжбы

Как уже неоднократно упоминалось, основная функция комплаенса – предотвращение рисков, в том числе и судебных. В рамках своего выступления глава практики по разрешению споров Kinstellar Мухит Елеуов представил интересную статистику, с которой столкнулся в рамках своей трудовой деятельности.

"В Медеуском районном суде города Алматы на одного судью приходится по 34-35 судебных актов в каждый рабочий день, в СМЭС города Алматы – по 4-5 судебных актов. Судьи не только перегружены, многие из них – новички, у них мало опыта. Около 40% судей районных судов имеют сейчас судейский стаж от 1 года до 5 лет. Судебные дела рассматриваются слишком быстро, обычно за 1-2 заседания. Нет досудебного раскрытия доказательств, свидетели не боятся лгать в суде, применение законодательства не единообразное", – перечисляет он проблемы, с которыми сталкивается компания в суде.


На фото: Мухит Елеуов, глава практики по разрешению споров Kinstellar

На фото: Мухит Елеуов, глава практики по разрешению споров Kinstellar

Как эксперт, Мухит Елеуов видит три выхода из этой ситуации: помогать судам улучшить их работу, уходить в арбитраж или искать механизмы по предупреждению судебных рисков.

Но повлиять на суды через легальные механизмы крайне сложно, а арбитраж не всегда работает. Обращение в международные суды – тоже спорное решение, поскольку на практике за годы независимого Казахстана республиканскими судами было признано только одно решение международного суда (Лондонского) – по делу "Шымкентпиво".

В результате остаётся только один выход – предупреждать судебные риски через организацию работы службы комплаенс.

Тщательный анализ, разработка мероприятий и инструкций по предупреждению потенциальных исков выступают сегодня едва ли не единственным эффективным решением для компаний, которые хотят управлять ресурсами осознанно, а не зависеть от судебных решений.

Казахстанский опыт комплаенса

Государство обратилось к зарубежному опыту комплаенса лишь в 2017 году, когда в рамках программы трансформации функция комплаенса вводится в квазигоссекторе Казахстана с фокусом на борьбу с коррупцией.

Антикоррупционное направление в правительстве рассматривается сегодня как основое, поскольку, как объяснила руководитель службы комплаенс а АО НК "КазМунайГаз" Ляззат Нурмагамбетова: "Взятка в один тенге и взятка в миллион тенге все равно считается взяткой и будет иметь огромные негативные последствия для листингованной компании".

После выхода казахстанских компаний на IPO (КазТрансОйл, KECOG, Казахтелеком, а в скором времени – КазМунайГаз и AirAstana) контроль за их деятельностью многократно возрос, и любые риски – технические, правовые или коррупционные будут моментально отражаться на стоимости акций и удовлетворённости их держателей.

Интересно, что одна из наиболее сложных задач для комплаенс-офицеров в вопросе листинга на международные биржи – это убедить руководство казахстанских компаний в том, что за коррупцию компанию могут оштрафовать, например, из Лондона. Поскольку британский закон о борьбе со взяточничеством опосредованно применяется и к компаниям, выходящим на листинг.

"В последнее время Казахстан прославился не с совсем хорошей стороны. И всем эмитентам, которые выходят из Казахстана на Лондонскую фондовую биржу, во время роуд-шоу инвесторы задают вопрос: "Каким образом вы митигируете (смягчаете) риск коррупции в компании?" – отмечает Ляззат Нурмагамбетова.

В качестве хорошего примера грамотно выстроенной службы комплаенс можно привести структуру в АО "Самрук-Энерго". Так, её руководитель Даурен Акшалов рассказал, что первое правило для борьбы с коррупционной деятельностью – независимость антикоррупционной службы, как это было, например, в Сингапуре, где Национальный антикоррупционный комитет подчинялся лично Ли Куан Ю и больше никому.

"Наша служба подотчётна только совету директоров и службе комплаенс ФНБ "Самрук-Казына" и не подчинена правлению компании, что помогает быть независимой при рассмотрении случаев коррупции", – говорит он.


На фото: Даурен Акшалов, руководитель службы комплаенс АО "Самрук-Энерго"

На фото: Даурен Акшалов, руководитель службы комплаенс АО "Самрук-Энерго"

Также достаточно эффективной мерой служит работа независимой горячей линии для сотрудников "Самрук-Энерго", поскольку, согласно мировой статистике, более 40% данных о нарушениях в компаниях приходит от трудового коллектива, и эта мировая статистика не меняется с 2008 года.

Но важнее всего для реализации мер антикоррупционной политики – это личный пример руководства, считают эксперты Акшалов и Нурмагамбетова. Ни один чиновник никогда не поймёт, почему ему вдруг нельзя участвовать в коррупционных схемах, если этим занимаются все его начальники.

И снова кадры решают всё

Декан Школы права и государственного управления Станислав Буянский рассказал, что во время встреч с представителями юридических компаний Казахстана все эксперты высказывают одну и ту же претензию к системе высшего образования страны – низкая квалификация выпускников и отсутствие востребованных направлений подготовки.


На фото: Станислав Буянский, декан Школы права и государственного управления

На фото: Станислав Буянский, декан Школы права и государственного управления

"Будущее – за международным бизнесом, которому требуются специалисты с узкой специализацией в области комплаенс и бизнес-права. В нашей стране специалистов по комплаенсу можно пересчитать по пальцам, а таких специалистов не готовят вообще. Единственное место, которое начнёт их готовить, – это Школа права и государственного управления в университете Нархоз", – говорит он.

Школа права и государственного управления университета Нархоз

Готовит юристов в сфере бизнес-права и расследований финансово-экономических правонарушений. Второй год занимает первое место в рейтинге казахстанских вузов Национальной палаты предпринимателей "Атамекен", главным критерием которого является процент трудоустройства выпускников и уровень их заработной платы. С 2019 года Школа права, единственная в Казахстане, является членом международной ассоциации юридических школ IALS. Слоган Школы права – "Обучаемся сегодня – лидируем завтра".
Декан школы Станислав Буянский – профессор, практикующий юрист. Имеет научную степень – кандидат юридических наук и степень магистра права, полученную в Пенсильванском университете, США. Область научных и практических интересов – правовые риски и комплаенс.

В этом году университет начал обучать специалистов по бизнес-праву, а в следующем учебном году начнёт набор на специальности комплаенс и международное право. Итоговая цель новых учебный программ – это подготовка профессионалов, которые обладают глубокими знаниями об особенностях национального законодательства и могут соотносить его с международным правом, быстро реагировать на изменения в праве и разрабатывать рекомендации по минимизации рисков. Выпускать планируется по 10-15 специалистов в год.

Декан школы особенно подчеркнул, что мир уже давно стал глобальным и отсидеться за торговыми барьерами и устаревшим законодательством сегодня решительно невозможно.

"Казахстан – это не Северная Корея, а молодое и динамичное государство, активно работающее на мировом рынке. И без квалифицированных специалистов в сфере юриспруденции нам просто не обойтись", – заключил он.

Университет Нархоз

Крупнейший профильный частный университет Казахстана, осуществляет подготовку специалистов в области экономического, юридического и бизнес-образования. Школы университета: факультет базовой подготовки, Школа права и государственного управления, Школа бизнеса Нархоз, Школа общества, экологии и технологий. Главный корпус университета, основная инфраструктура, лабораторный корпус и бизнес-школа расположены в Алматы. Университет имеет филиалы в Кызылорде, Шымкенте, Атырау, Павлодаре и Семее. Главный акционер университета – казахстанский бизнесмен Булат Утемуратов. Университет входит в группу компаний Verny Capital. Миссия университета: готовить к служению обществу уникальных, способных быстро адаптироваться к новым условиям лидеров через неожиданные аналитические решения захватывающих образовательных задач XXI века.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter