Алматинское лето обычно ассоциируется с перекопанными дорогами и автомобильными пробками на жаре, но в этом году в городе ведутся не только ремонтные работы. С начала июля в разных частях “Золотого квадрата” начали появляться функциональные арт-объекты, объединившие сразу три страны: Казахстан, Японию и Великобританию. Если вы их ещё не заметили, обратите внимание на урбан-юрту, вытянувшуюся в гармошку на Сатпаева – Байсеитовой. Её придумал Шин Шокита – японский дизайнер-архитектор, живущий в Алматы. Спуститесь оттуда до Абылай хана, и обнаружите купольную детскую площадку.


Купольная детская площадка

Купольная детская площадка

У фонтана "Неделька" поставили стилизованную скамейку “Мироздание”.


Скамья "Мироздание"

Скамья "Мироздание"

В течение месяца в Алматы рядом с КБТУ заработает уличный кинотеатр и библиотека, на Панфилова и Арбате установят скульптуры и инсталляции таких признанных казахстанских мастеров, как Эдуард Казарян и Ербосын Мельдибеков.

Рядом поставят ещё пару детских игровых зон и геометки на пешеходных участках. 9 июля на Атакенте появится арт-объект “Белка” высотой в четырехэтажный дом. Над ней со своими помощниками трудится британский паблик-арт-художник Алекс Ринслер. Он создаёт масштабные скульптуры по всему миру, а в Центральную Азию приехал работать впервые.


Проект 12-метровой белки на Атакенте

Проект 12-метровой белки на "Атакенте"

Инсталляции, современное искусство, белки. А при чём тут Алматы?

Все 16 объектов, включая скульптуры, малые архитектурные формы и предметы декоративного городского оформления, – это результаты проекта “Алматы – тёплый город”. Его инициировало агентство FUNK. По словам руководителя агентства Майры Измайловой, проект появился из фестивалей FourЭ, Astana Art Fest и Almaty Art Energy. Предыдущий опыт и наработки организаторы решили использовать в улучшении городской среды. Они обратились в акимат и этой весной запустили открытый конкурс на лучшие идеи арт-объектов и общественных пространств.


Проекты на карте

Проекты на карте

“Алматы – классный, но сейчас немного рваная энергетика в городе: кто-то ругает реформы, кому-то не нравятся переделанные дороги, что-то происходит с транспортом, много всего, – говорит Майра Измайлова. – 10 лет назад Алматы был для меня очень душевным и тёплым, сейчас люди стали немного озлобленными. Все наши проекты нацелены на объединение разных кластеров, групп и тусовок. В последнее время мы работаем именно в культурном направлении. Нам хочется, чтобы в городе было уютно, появились какие-то малые архитектурные формы, арт-объекты, которыми можно эстетически насладиться”.


Майра

Майра Измайлова

Организаторы конкурса получили 60 заявок, из них отбор прошли 37 наиболее интересных и профессиональных работ. В проекте участвовали как известные художники и скульпторы, так и студенты и начинающие дизайнеры. Из 37 эскизов жюри выбрало 5 лучших и наградило авторов премиями по сто тысяч тенге из фонда агентства. Работы оценивали приглашённый из Великобритании Алекс Рислер, скульптор Эдуард Казарян, архитектор Эльдар Хасанов и Майра Измайлова, дизайнер по образованию.


Награждение победителей

Награждение победителей

У каждого проекта должна была быть оригинальная идея, отражающая концепцию “Тёплого города” и аутентичность Алматы. Ещё жюри оценивало функциональность арт-объекта, эргономичные материалы для его создания, вандалоустойчивость и то, как он впишется в городскую среду. Из уже установленных работ в качестве примера можно привести инсталляцию Нурбола Нурахмеата “Горы Медео” на Панфилова. Кроме эстетической задачи, она выполняет функцию скамейки.


Скамья "Горы Медео"

Скамья "Горы Медео"

Кроме функциональных инсталляций, алматинцы увидят арт-объекты, несущие художественный посыл. В проекте участвует Ербосын Мельдибеков. Недавно казахстанского художника номинировали на триеннале в Сингапуре. Для “Алматы – тёплый город” он адаптировал свою самую известную скульптуру “Рождение седла”. Ещё в 1997 году, вдохновившись идеей художника и философа Рустама Хальфина, Ербосын Мельдибеков воплотил образ идеального седла в глиняном слепке, сделанном обнажённым мужчиной на спине коня.



Бизнес + горожане + городские власти = сотрудничество?

С длинным списком идей по преобразованию городских пространств организаторы конкурса снова пришли в городской акимат. Из 37 предложений специальная комиссия выбрала 16, в том числе проект Алекса Ринслера и две идеи фаворитов агентства: урбан юрту и открытую библиотеку в форме яблока. Некоторые предложения, к примеру парковых зон, не прошли отбор из-за своей дороговизны. Территорию для всех инсталляций обозначил городской акимат, а конкретные локации выбирала экспертная группа при участии Центра развития Алматы, урбанистов, архитекторов и городских активистов.


Комиссия выбирает локации для арт-объектов

Комиссия выбирает локации для арт-объектов

“Акимат – это большая машина, и в принятии решений бывают задержки, мы же более мобильные, – говорит Майра Изамаилова. – Но всё равно это огромный прогресс, когда власть так открыто взаимодействует с жителями. Если бы мне сказали лет десять назад, что такое возможно, я бы не поверила. В нашем проекте не стоял остро коммерческий вопрос, но если бы ещё получилось поработать в этом направлении с частниками, перекрывать расходы было бы проще”.


Проект уличного кинотеатра

Проект уличного кинотеатра

Скоро на полках уличной библиотеки появятся книги и бесплатные зарядки для смартфонов. Последнее зависит от того, привлекут ли организаторы в свой проект партнёров. Проект уличного кинотеатра за зданием КБТУ также находится на стадии реализации. С одной стороны он может стать местом для кинофестивалей и тематических показов, а с другой – нуждается в постоянных кураторах, которых ищет агентство.

Неофициальный символ города

Подготавливать алматинцев к cамой масштабной инсталляции организаторы начали заранее, запустив в соцсетях PR-кампанию с видеороликами, постами и привлечением блогеров.

По задумке Алекса Ринслера животное, выбранное для арт-объекта, должно жить в городе, куда он приехал. Проведя месяц в южной столице, художник понял, что Алматы – это город белок, поселившихся в парках и скверах. Второй аргумент в их пользу – ритм, в котором живут и работают алматинцы. "Жителям мегаполисов свойственно крутиться, как белки в колесе, решая свои ежедневные заботы", – подумал Алекс. В Лондоне и Шанхае он уже построил огромных лисиц и прилетел в Алматы вместе с коллегой из Южной Африки.


Алекс Ринслер

Алекс Ринслер

“Общественные пространства способны собирать вместе совершенно разных людей и объединять их. Они не только могут приносить радость, но и делать важные заявления. В Южной Африке в городе Блумфонтейн я работал с тремя группами местных художников. Мы создали скульптуры, символизирующие взаимоотношения разных групп горожан и их связь с городом. Инсталляции были установлены в разных частях города, а потом мы повезли их по центральным улицам, пока скульптуры не встретились в одной точке. Вместе с нами там оказались люди, которые в обычной жизни бы никогда не пересеклись”, – рассказывает Алекс.


Жираф в Африке

Жираф в Африке

Одной из фигур был картонный жираф. На своём весеннем мастер-классе в Алматы художник говорил, что жираф в Южной Африке олицетворяет социальные проблемы. Это животное лишают свободы и увозят далеко от места его обитания. На скульптуре люди оставляли записки для тех, кого любят, либо послания на будущее, какой они хотят видеть свою страну через 50 лет.

Какое будущее у проекта?

Срок эксплуатации арт-объектов варьируется от одного года до пяти лет. Всех планов организаторы не раскрывают, но, по словам Майры Измайловой, интересные идеи, не прошедшие отбор в акимате, всё равно найдут воплощение в будущих фестивалях и городских ивентах.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter