29-летний Дмитрий Ачимов был смертельно ранен по дороге домой на трассе. Всё началось с дорожного конфликта. Один водитель не пропустил другого. Мужчины вышли поговорить. В результате 46-летний Айдар Байраков ударил Дмитрия ножом, задев бедренную артерию.

Молодой человек начал истекать кровью. Это случилось 29 июня, 30-го числа Дмитрий скончался в больнице.

Родные Дмитрия возмущены тем, что Айдара Байракова не посадили в тюрьму. Его освободили в зале суда, признав виновным лишь по статье 111 УК РК "Причинение вреда здоровью в состоянии аффекта". Байракову назначили штраф 100 МРП (212 тысяч тенге).

Подсудимый утверждает, что Дмитрий сам начал его избивать, он же защищался и не помнит, как достал туристский складной нож.


Дмитрий Ачимов с сестрой

Дмитрий Ачимов с сестрой / Фото предоставлено родными погибшего

Сестра покойного Дмитрия Надежда Суханкина уверена, что драка была обоюдной.

"Дмитрий ехал от первой Алматы, – рассказала Надежда Суханкина. – Байраков ехал по второстепенной дороге. Он не уступил дорогу и поцарапал машину моему братишке. В таких случаях, как говорится, либо "разводят на месте", либо вызывают полицию. А Байраков проехал мимо. Мой брат решил его догнать и поговорить. Началась потасовка. Очевидцы говорят, что зачинщиками были оба. Но хочу сказать, что у нас в семье такое воспитание, что мы не поднимем руку на старшего".

Сестра погибшего ссылается на видео с места события и слова очевидцев.

"Есть видео с места события, где видно, что драка обоюдная, они друг друга толкали. Его содержание суд вообще к сведению не принял, хотя там есть дата. Адвокат Байракова в суде давил на то, что Дима служил в Нацгвардии. А ничего, что он там был просто водителем БТР? Да, он был высокий, но не качок, он был пухлый, наоборот".

Надежда говорит, что если бы Айдар защищался и был при этом в состоянии аффекта, то вряд ли бы он метко попал в бедренную артерию.

"Врачи говорили, что после такой травмы человек живёт два часа, мой брат боролся за жизнь двое суток, – вспоминает Надежда. – Операция длилась шесть часов. Вся больница за него молилась. Говорили: "Это уникальный случай, что человек так долго живёт с такой травмой". Все думали, что, скорее всего, он придёт в себя. У моего отца почки отказали на фоне всего этого, он стал инвалидом после похорон".

Родных погибшего поражает, что суд переквалифицировал обвинения Байракову. Сначала его обвиняли в умышленном причинении вреда здоровью, повлёкшему смерть. Но к концу процесса осталось лишь нанесение травм в состоянии аффекта.

"Сначала экспертиза показала, что он вменяемый, абсолютно здоровый, никакого состояния аффекта не было. Проводится повторная экспертиза. И объявляют, что он был в состоянии аффекта, – возмущается Надежда. – Врач заявил, что Байраков на пять минут потерял самоконтроль, впал в состояние аффекта, перерезал вену моему братишке, а потом очнулся. Повторная экспертиза была проведена через четыре месяца. Как по прошествии этого времени можно определить: было состояние аффекта или нет?".

Informburo.kz выслушал и версию Айдара Байракова. Осуждённый мужчина настаивает на том, что драку затеял Дмитрий. Также он говорит, что не нарушал правил дорожного движения.

"Когда я поворачивал налево, увидел машину, человек за рулём мигал мне фарами, показывал руками неприличные жесты, – рассказал Айдар Байраков. – Я думал, может, человек спешит, надо его пропустить, чтобы проехал. Останавливаюсь пропустить, он останавливается рядом. И начинает меня материть. Я поначалу не понял, поехал дальше. Я старался прижаться к впереди идущей машине, чтобы он не смог меня прижать, старался уйти от него. На улице Петрозаводкая Т-образный перекрёсток – там ему удалось меня прижать к обочине. Началась словесная перепалка. Оскорбления были личного характера и прямые угрозы. "Баран, ты ездить не умеешь", – говорил он".

Айдар говорит, что вышел из машины не для того чтобы драться, а потому, что боялся, что Дмитрий изобьёт его в автомобиле.

"Он схватил меня за горло, начал душить. Я отбился, оттолкнул, была перепалка, мы материли друг друга. Я уже тоже разозлился, потому что ехал спокойно с работы, а тут какой-то человек налетает и начинает меня оскорблять. Я даже не понял сути конфликта поначалу. Он говорит: "Ты мне должен уступать". Да я бы уступил. Бывает, когда едешь, кто-то просит, уступаешь. Я начинаю объяснять, он не понимает. Он был как неадекватный".

Айдар утверждает, что достал нож и нанёс удар в бессознательном состоянии. Он настаивает, что не помнит этот момент.

"Я пытался отмахиваться, бить. Как показывает судебная экспертиза, на его теле не было никаких повреждений, кроме того ножевого ранения. А у меня было разбито лицо. Я помню, он ударил в голову, в пах, дальше я уже не помню, но я почувствовал, что он перестал меня бить. Обматерил и сказал, что я его порезал. Я поначалу не понял. Вижу, у него кровь побежала с бедра. Я действительно растерялся. Я сел в машину и достал телефон, пытался вызвать "скорую". В это время кто-то уже вызвал. Я подошёл к нему. Говорю: "Давай, я тебе помогу". Он ещё был на ногах. Я пытался остановить кровь. Он меня ещё раз обматерил, оттолкнул, отошёл назад и упал".

Адвокат Дмитрий Перцев, выступающий на стороне семьи погибшего, рассказал, что уже подал апелляционную жалобу на решение суда.

"Суд переквалифицировал статью 104, часть 3 ("Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью") на статью 111 УК РК ("Причинение вреда здоровью, совершённое в состоянии сильнейшего душевного волнения"), – прокомментировал адвокат Дмитрий Перцев. – В этой статье не говорится о том, что человек ещё и умер после этого. А ведь его действия повлекли смерть человека. Во-вторых, подсудимый говорит, что потерпевший всё это спровоцировал. Но если бы подсудимый был в состоянии сильнейшего душевного волнения, он бы схватил палку или какой-то предмет. Но человек достаёт нож, успевает его раскрыть, нанести удар. И всё это в состоянии душевного волнения? Он на это время отключился?..".

Айдар говорит, что ему жаль, что погиб человек. Но он не хотел никого убивать.

"Я когда-то потерял единственного сына, я знаю, что такое утрата, – прокомментировал Айдар. – Нельзя думать, что я не переживал, я до сих пор не могу прийти в себя, что такое случилось. Но я действительно защищался".

Обе стороны в этой истории теперь ждут апелляции. Каждая из них намерена до конца отстаивать свою версию случившегося.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter