Новосибирский режиссёр Анна Зиновьева уже четвёртый раз работает с алматинским театром: "Предложение" по Чехову было одним из моих любимых спектаклей "старого "ARTиШОКа", "Аккомпаниаторша" – просто любимый спектакль под популярным хэштегом #прямосейчас, "Корову", увы, пока посмотреть не удалось. Какое место в собственном рейтинге предпочтений я отведу "Толстой тетради"? Вот это самый сложный вопрос.

Процитирую переписку с коллегой, "утонувшей" по дороге к апрельской премьере:

- Как тебе спектакль?

- Классно сделано, но по содержанию у меня масса вопросов.

- К Аготе Кристоф, в смысле?

И тут я споткнулся… Наверное, стоит кратко рассказать о сюжете для тех, кто, как и я, роман не читал (а после спектакля и не собираюсь). "Толстая тетрадь" - это история 9-летних близнецов Клауса и Лукаса, которых мать в начале Второй мировой войны отправляет в деревню к сварливой бабушке, где мальчики и проводят все шесть лет. Повествование ведётся от их лица (местоимение "мы"), и картину происходящих событий зритель тоже видит глазами Клауса и Лукаса. "Толстую тетрадь" написала венгерка Агота Кристоф, родившаяся в 1935 году, а в 1956-м после известных событий эмигрировавшая, но сохранившая неприязнь (если не сказать больше) ко всему советскому. На закате социалистической Венгрии, в 1986-м, когда Queen приехали на знаменитый будапештский концерт, ставший одним из символов падения Железного занавеса, она и опубликовавшая этот свой знаменитый роман.

Возвращаемся к спектаклю. "ARTиШОК" в последнее время безжалостен к своему зрителю. Приручив и прикормив, театр будто проверяет его на прочность – непростыми темами и сложностью вызываемых во время спектаклей чувств. Революция, голод в "Аккомпаниаторше", рак и безуспешная борьба с ним в "Ехал грека через реку", война и насилие в "Толстой тетради". Причём война в последнем случае как будто только повод – нет, она существует, со своими ужасами и уродствами, но во главе угла познание детьми мира через насилие, воспитание жестокости. Иногда это подано с чёрным юмором, иногда с приступом отвращения, но на три с лишним часа действия сексуальных извращений слишком много. Священник растлевает детей, кухарка руками знакомит мальчиков с первым оргазмом, местная юродивая сношается с псом и так далее, и так далее… Чаще всего показано всё иносказательно и тонко, но мы возвращаемся к вопросу выше: это Агота Кристоф была настолько "поехавшей" особой, что превратила венгерскую деревню в Содом и Гоморру, разукрасив сексуальными подробностями роман от и до, или Анна Зиновьева предпочла именно их переместить в свой спектакль, ведь понятно, что, несмотря на непривычный для "ARTиШОКа" хронометраж, в постановку втиснута не вся книга?

При этом "Толстая тетрадь", на мой взгляд, лучший спектакль "ARTиШОКа" по тому, КАК он сделан.

В любом случае, надеюсь, что постановки в "ARTиШОКе" до сих пор живые и, как это уже не раз бывало, подвергаются редактированию и пересмотру – потому что сейчас ножницы так и просятся в руки, особенно в отношении сцен, отсутствие которых никак не повлияет на общее повествование и настроение, зато избавит зрителя от желания поглядывать на часы.

При этом "Толстая тетрадь", на мой взгляд, лучший спектакль "ARTиШОКа" по тому, КАК он сделан. Более иносказательной, более фантазийной, более насыщенной "фишками" и придумками постановки в репертуаре театра ещё не было – когда несколько ролей играют не только актёры (за исключением Вероники Насальской и Виктории Мухамеджановой – Клауса и Лукаса), но и все декорации, каждая мелочь. Анна Зиновьева и художник Сергей Мельцер вместе с актёрами проделали огромный объём работы: несколько сцен ("Сапожник", "Расставание") - сами по себе маленькие шедевры. Кроме того, непривычную форму спектаклю придаёт непосредственно участвующая в постановке группа "Hapanasasa", играющая некую смесь эмбиента, рэгги и рока. Музыкальный финал - не новинка в спектаклях "ARTиШОКа", но такого мощного песенного финала, прокладывающего мостик из прошлого в настоящее, опять-таки ещё не было.

И в заключение о том, почему, как мне кажется, лучше, что большинство зрителей увидит "Толстую тетрадь" только сейчас, и почему ей было не место в мае. Да, Агота Кристоф имела право ненавидеть СССР и всё, что с ним связано, но я бы также хотел напомнить, что её Венгрия являлась полноправной союзницей нацистской Германии (именно поэтому, например, советские медали за освобождение Праги или Варшавы, но за ВЗЯТИЕ Будапешта), и мне, просто по-человечески, за две недели до Дня Победы было противно смотреть спектакль, где немец-денщик – почти что положительный персонаж, зато советская армия представлена исключительно как сборище пьяниц и насильников, а СССР превращает бедную Венгрию (ещё раз – пособницу нацистов!) в тюрьму.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter