"Телефонными террористами" оказались 28-летний житель Жамбылской области и коренной алматинец, ранее судимый за изнасилование. Оба задержанных заявили, что совершили свои преступления из хулиганских побуждений.

Ещё пару лет тому назад "телефонные террористы" за свои фокусы отделывались сравнительно легко. По решению суда они платили штраф в размере 100 тысяч тенге в качестве компенсации за срыв работы городских экстренных служб и получали условный срок наказания, максимум до 4 лет. Однако, начиная с 1 января 2015 года, всё изменилось. Теперь, согласно санкции статьи 273-й нового Уголовного Кодекса РК "Заведомо ложное сообщение об акте терроризма", обвиняемый может получить реальный срок - до 6 лет лишения свободы.  

Чтобы узнать, как сегодня расследуются уголовные дела по таким фактам, мы обратились за комментариями к заместителю начальника ДВД г. Алматы по следствию, полковнику полиции Газизу Нуркаеву.


Полковник полиции Газиз Нуркаев

Фото Жанар Кусановой
Полковник полиции Газиз Нуркаев

- Я сразу хочу отметить, что мы  осуществляем жёсткую правоприменительную практику по вопросам ложных сообщений о фактах терроризма. Только за первое полугодие 2015 года в Алматы было зарегистрировано 6 уголовных дел по случаям "телефонного терроризма". Для сравнения - за весь 2014 год было возбуждено всего 4 уголовных дела. Самый известный пример, это когда весной текущего года некий гражданин Рычков, 1977 года рождения,забаррикадировался в здании городского акимата и грозился взорвать здание.

Также мы задержали некоего гражданина Бутакова, который заявил, что якобы заложил взрывное устройство в метрополитене. Однако в ходе следствия выяснилось, что он в момент совершения преступления находился во временном психическом расстройстве. Он был признан невменяемым, поэтому в порядке статьи 518-й Уголовно- Процессуального Кодекса РК уголовное дело в отношении него было прекращено. Бутакова отправили в психоневрологический диспансер для принудительного лечения.

- Газиз Аукенович, какие службы обычно задействуются при сообщении о заложенных взрывных устройствах, и в какую сумму оценивается их работа?

- На каждый такой факт реагирует городской департамент ЧС, Служба спасения, ДВД, ДКНБ, прокуратура и службы газо- и энергоснабжения. На место происшествия выезжают также сотрудники местных исполнительных органов власти и карета "скорой помощи". Кинологи с собаками и сапёры обследуют каждый метр объекта, а в это время сотрудники Центра оперативного управления ДВД вычисляют личность звонившего. После задержания "телефонного террориста" все задействованные  в спецоперации экстренные службы предоставляют свой расчёт. В каждом конкретном случае выставляется своя сумма, но она, безусловно, превышает 100 тысяч тенге, поскольку в спецоперации задействуется не только личный состав различных подразделений, но и спецтехника, автотранспорт и розыскные собаки. Прокуроры подают иск в суд о возмещении материального ущерба, и суд назначает обвиняемому сумму выплаты. Замечу, что она идёт отдельно от той суммы ущерба, которую подают владельцы заведений, где якобы была заложена бомба. Ведь во время спецоперации всех сотрудников и посетителей в срочном порядке эвакуируют из здания, поэтому нарушается рабочий график, предприниматели терпят убытки от простоя.

- Существуют ли какие-то временные нормативы на раскрытие "телефонного терроризма", и всегда ли полицейские реагируют на вызов? Ведь зачастую на пульт "102" звонят явно нетрезвые граждане?

- Мы обязаны оперативно реагировать на каждый звонок, независимо от времени суток и характера сообщения. Как такового временного норматива на раскрытие "телефонного терроризма" у нас нет, хотя многие почему-то считают, что нам якобы даётся только час на розыск и поимку преступника. Нет, мы не ограничены во времени, просто стараемся раскрыть преступление по горячим следам.

- Хотя бы раз сапёры находили настоящие взрывные устройства?

- К счастью, нет. Обнаруживают, как правило, имитацию или вообще ничего не обнаруживают.

Под термином "телефонный терроризм" понимается заведомо ложное сообщение о наличии взрывного устройства в общественном месте.

Злой умысел

По словам полицейских, обычно "телефонные террористы" преследуют следующие цели: 1) распространить панические настроения среди населения; 2) нарушить нормальную работу предприятий или учебных заведений; 3) отвлечь сотрудников правоохранительных органов и спасательных служб от настоящего террористического акта. Однако у нас чаще всего преступники звонят на пульт "102" из хулиганских побуждений. В 70% случаев они находятся в состоянии либо алкогольного, либо наркотического опьянения, в 5% случаев – в момент обострения психического заболевания.

Чтобы избежать разоблачения или минимизировать его вероятность, многие "телефонные террористы" обычно звонят с анонимно купленного на рынке одноразово используемого сотового телефона и такой же симкарты. Некоторые звонят из таксофонных будок, пользуясь средствами изменения голоса, начиная от жестяной банки и платка и заканчивая специальными компьютерными программами и устройствами. Самые технически продвинутые звонят через одноразовый аккаунт скайпа из интернет-кафе, где нет камер видеонаблюдения.Лишь единицы звонят со своего домашнего, рабочего или постоянно используемого сотового телефона. Это позволяет полицейским быстро установить координаты таких граждан и задержать по горячим следам.

Помимо телефонной связи, злоумышленники могут использовать для передачи информации о готовящемся взрыве электронную почту, сайты государственных органов, программы и сайты для обмена сообщениями. Также заведомо ложное сообщение может быть послано с помощью эсэмэсок, обычного письма и IP-телефонии.

Опасность, которую несут противоправные действия "телефонных террористов", заключается именно в причинении материального и морального ущерба окружающим. Своими ложными звонками они срывают работу таких важных предприятий, как например, аэропорт, железнодорожный вокзал, метрополитен или электростанция, что приводит к значительным убыткам. Отвлекая спецслужбы от реальных заданий, они заставляют их тратить средства на поддержание работоспособности специальных устройств для разминирования, не говоря уже о затратах на ГСМ для спецавтотранспорта. Кроме того, спровоцированная в общественном месте паника при большом скоплении людей может привести к человеческим жертвам. Поэтому во всём цивилизованном мире  спецслужбы борются с "телефонными террористами" наравне с настоящими экстремистами-радикалами и террористами.

Иногда "телефонными террористами" ошибочно называют пранкеров - телефонных хулиганов. Пранк (англ. prank) - шутка, розыгрыш (часто злой и жестокий) другого человека. Иногда снимается на видео с целью выкладки на YouTube. Пранк можно устроить как при непосредственном общении с объектом розыгрыша, так и по телефону либо через Интернет.

Зарубежный опыт

Огромный резонанс в США вызвал недавний приговор некоему подростку. Суд штата Луизиана признал виновным 15-летнего Пола Хорнера в "телефонном терроризме" и приговорил его к 25 годам лишения свободы за ложные звонки в полицию. Услышав приговор, подросток разрыдался. Судья же сказал Хорнеру, что он должен нести ответственность за свои поступки. То единодушие, с которым американская общественность встала на сторону судебной системы США и поддержала вынесенный приговор, свидетельствует, что подавляющая часть населения страны считают "телефонный терроризм" одним из проявлений величайшего зла.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter