В начале 80-х годов прошлого века Алма-Ата считалась одним из красивейших городов СССР. Основной изюминкой города стали здания, построенные по нетиповым проектам молодых казахстанских архитекторов. Одной из особенностей города было малое количество сохранившихся капитальных исторических зданий. Советские архитекторы строили новый город практически с чистого листа и прекрасно справились с этой задачей. В Алма-Ате появились новые достопримечательности: Дворец Республики, Казахский цирк, Дворец бракосочетаний, гостиница "Казахстан", каток "Медеу". Эти здания стали настоящим украшением города. Фонтаны, скверы и памятники хорошо дополнили этот ансамбль, создав ощущение цветущего города-сада.

История строительства советских объектов весьма интересна и тесно связана с прошлым города и страны. Одной из таких историй с нами поделился архитектор Мадениет Рапихович Кабылбаев. Он являлся автором проекта и главным архитектором гостиницы "Отрар", одного из знаковых зданий Алматы начала 80-х.


Один из ранних проектов "Отрара"

Один из ранних проектов "Отрара"

Инициатива строительства гостиницы для проживания иностранных туристов исходила из Москвы. Столичный статус Алматы обязывал иметь определённый набор инфраструктурных объектов. Заказ на проектирование гостиницы разместила союзная организация "Главинтурист". Только эта структура могла принимать на территории страны зарубежных туристов. По существовавшим тогда строгим правилам, все они размещались в определённых отелях и находились под строгим контролем Комитета государственной безопасности (КГБ). В Алматы работал республиканский филиал "Главинтуриста". Для обеспечения его деятельности и строилась гостиница.

Заказ на проектирование был направлен в институт "Алматыгипрогор" в 1970 году. Первоначально предусматривалось строительство типового интуристского отеля. Проект был значительно масштабнее того, что построили в итоге. Предполагалось, что алматинский "Интурист" сможет принимать 1000 гостей одновременно – здание высотой в двенадцать этажей по размерам было бы сопоставимо с гостиницей "Казахстан".

Несколько лет работа над проектом прерывалась на различные согласования. К строительству рассчитывали приступить в начале 70-х годов. В это время в СССР уже началась подготовка к летней Олимпиаде 1980 года, затраты на её проведение были огромны. Бюджет многих региональных проектов стал сокращаться. Эта участь постигла и алматинский "Интурист": было решено, что общая стоимость строительства не должна превысить сумму в 3 миллиона рублей. Архитекторам пришлось сократить количество мест до 300, а здание гостиницы стало пятиэтажным. Новый проект был утверждён, и строители приступили к работе.

На начальном этапе строительством руководил Заманбек Нуркадилов, работавший в те годы главным инженером СМУ "Центрстрой". Под его руководством заложили фундамент и подняли первый этаж здания. Дальнейшее строительство велось под руководством Таира Мансурова, который стал главным инженером СМУ "Центрстрой" вместо ушедшего на повышение Нуркадилова. При Мансурове был полностью возведён каркас здания.


Проект гостиницы "Интурист" – первоначального варианта "Отрара"

Проект гостиницы "Интурист" – первоначального варианта "Отрара"

Основные строительные работы были завершены в течение нескольких лет, рабочие уже приступали к наружной отделке здания. В этот момент архитектора Кабылбаева вызвали в Центральный комитет Коммунистической партии Казахстана. Так Мадениет Рапихович попал на приём к первому руководителю республики Димашу Ахмедовичу Кунаеву. Кунаев рассказал ему, что во время официального визита во Вьетнам он видел интересный проект гостиницы в национальном стиле, имеющий на первом этаже выносные конструкции. Он показал архитектору один из номеров журнала "Вьетнам", на обложке которого была фотография отеля. Кунаев спросил: "Сможешь сделать что-то подобное в твоём "Интуристе"? С одной стороны давай разместим кафе-мороженое для детей, с другой – небольшой бар с разливным пивом. Как считаешь, возможно такое изменение проекта?".

Мысль была очень интересной, да и внешний вид будущей гостиницы не очень нравился архитектору. Проект требовал какой-то изюминки, а предлагаемые выносные конструкции вполне могли стать удачным дополнением. Существовала только проблема урезанного бюджета.

"Строители могут не согласиться – это дополнительные затраты и увеличенные сроки", — попытался возразить Кабылбаев. Кунаев засмеялся: "Строители — это моя проблема. Действуй!"


Входная группа гостиницы

Входная группа гостиницы

Архитектор снова начал работу над проектом. Нарисовав выносные конструкции и вход, он понял, что для завершения композиции необходим ещё один декоративный элемент. Так появилась арка в виде подковы, подчёркивающая входную группу. Появившийся вынос потребовал более серьёзного изменения внешнего вида отеля. Пришлось отказаться от выносных балконов, они плохо сочетались с конструкциями первого этажа. Арка в виде подковы сама подсказала идею изменения формы балконов Архитектор сделал их закруглёнными. Оконные проёмы были украшены выносным декоративным арочным элементом.

В молодости Мадениет Рапихович много путешествовал, бывал в Хиве, Бухаре, Самарканде и там видел шедевры среднеазиатской средневековой архитектуры. Эти воспоминания позволили ему создать неповторимый восточный колорит "Отрара". Так из довольно скучного, огромного советского "Интуриста" "Отрар" стал небольшой и самобытной гостиницей, выполненной в национальном стиле.



Здание строилось по экспериментальной технологии, придуманной казахстанскими инженерами. Сборные железобетонные унифицированные каркасы впервые были применены при строительстве здания "Алматыгипрогор". Вторым объектом, построенным по новой технологии, стала гостиница "Отрар". Необычность проекта заключалась в том, что огромные Н-образные конструкции изготавливались на Алматинском заводе железобетонных изделий. На строительную площадку они поступали как готовые элементы, строителям оставалось лишь надёжно сварить конструкцию. Такая технология обеспечивала скорость строительства и придавала готовому объекту повышенную прочность.



Выбор отделочных материалов в то время был относительно невелик, наружную облицовку здания решили сделать из стенового мангистауского ракушечника.


Барельефы в гостинице

Барельефы в гостинице

Внутреннюю отделку "Отрара" осуществил коллектив художников под руководством Арыстана Сайлаубаевича Кайнарбаева. Многие интересные идеи по оформлению интерьеров отеля – заслуга этого казахстанского художника-архитектора.



По ходу строительства было разработано несколько проектов внутренних интерьеров, в окончательный вариант вошли лучшие задумки художников. С учётом внешнего вида гостиницы интерьер холлов, коридоров и ресторана создавался в национальном стиле.



Внутренняя часть входной группы, выполненной в виде арки, украшена изысканной мозаикой. Эти работы выполнялись в Москве по специальному заказу.


Круглый ресторан в виде юрты

Круглый ресторан в виде юрты

В отдельном круглом здании, соединённом с основным зданием "Отрара", находился ресторан, имеющий два зала. Один зал был более простым и предназначался для обычных туристов. Более роскошный круглый зал был предназначен для приёма особо статусных зарубежных гостей, он был стилизован под казахскую юрту и украшен настенными росписями. По задумке архитектора потолок в зале должен был представлять из себя круглый прозрачный плафон, через который посетители могли бы любоваться открытым небом, а в вечернее время – звёздами. К сожалению, эта идея не нашла поддержки строителей – в их распоряжении не оказалось необходимого сферического остекления. Было предложено заменить его на конструкцию из треугольных рам. Мадениет Рапихович не согласился с подобным решением, и потолок ресторана сделали сплошным.



Номера в гостинице делались с учётом советских стандартов по приёму зарубежных гостей. Надо сказать, что особой роскошью они не отличались. В номерном фонде имелись одноместные, двухместные и трёхместные комнаты. Площадь стандартного одноместного номера составляла примерно восемнадцать квадратных метров.

Учитывая, что гостиница должна была принимать иностранных гостей, архитекторов предупредили, что в номерах не надо предусматривать стационарных радиорозеток. В то время по всему миру уже слушали радио в FM-стереодиапазоне. Архаичные радиорозетки пугали иностранцев, они принимали их за подслушивающие устройства. Советские спецслужбы были гораздо хитрее: сотрудники КГБ контролировали строительство подобных объектов, и при проектировании в стенах были предусмотрены специальные каналы, где могло быть размещено соответствующее оборудование. Главный архитектор давал подписку о неразглашении информации об этом.


"Отрар" на советской открытке

"Отрар" на советской открытке

Подходил срок сдачи объекта. Неожиданно главный архитектор вновь получает вызов в ЦК. Кунаев встречает его как старого знакомого, благодарит за работу. "Везде по стране сплошные "Интуристы". Давай твою гостиницу мы назовём "Отрар," - неожиданно предлагает Димаш Ахмедович. Конечно, решение о названии будущей гостиницы могли бы принять и без Кабылбаева, но стоит отметить деликатность Кунаева. Он решил непременно посоветоваться с автором проекта.


Главный архитектор "Отрара" Мадениет Рапихович Кабылбаев

Главный архитектор "Отрара" Мадениет Рапихович Кабылбаев

К завершению строительства объект был взят под личный контроль председателем Алматинского горисполкома Ануаром Камзиновичем Жакуповым. Каждую субботу проводились планёрки с участием высокого начальства. На одной из планёрок случился конфликт между главным архитектором и строителями, спор вышел жаркий. В результате Мадениет Рапихович не выдержал, махнул рукой и сказал: "Дальше проектируйте сами"," – развернулся и ушёл. Такие вольности, да ещё и на глазах руководства не прощались. По окончании строительства за удачный объект "Алматыгипрогор" выдвинул Кабылбаева на получение звание заслуженного архитектора КазССР. Когда список попал на утверждение в горисполком, фамилию Кабылбаева вычеркнули.

В 1979 году строительство заканчивалось, на объекте начались отделочные работы. В этот момент Кабылбаев был назначен директором союзного проектного института "Казгипроторг". Авторский надзор за окончанием строительства осуществлял уже другой архитектор - С.В Коханович, и его сделали соавтором. Часто бывает, что слава достаётся последнему, поэтому во многих источниках первым и главным автором проекта значится С.В. Коханович. Он же получил звание заслуженного архитектора КазССР после сдачи объекта.



При разбивке площадки для строительства гостиницы под снос попало несколько частных домов. Мадениет Рапихович хорошо разбирался в истории города и знал, что в одном из небольших двухэтажных домов во время своей ссылки в Алма-Ату жил знаменитый революционный деятель и один из "отцов-основателей" Советского государства Лев Троцкий. Это тот самый знаменитый дом по адресу: улица Красина, 75, упоминаемый в различных источниках. У архитектора не поднялась рука снести историческое здание, он применил хитрость и дал обоснование, что в сносе дома не было необходимости. К сожалению, в наше время дом не пощадили, и на его месте теперь красуется автомойка.

Любопытный факт: в Казахской Советской энциклопедии М.Р. Кабылбаев значится как автор проекта алматинской гостиницы "Интурист". Со страниц энциклопедии эта информация разошлась по различным информационным изданиям и интернет-сайтам. Так Мадениет Рапихович стал автором гостиницы, которой нет на картах города Алматы. На самом деле М.Р. Кабылбаев является главным архитектором проекта гостиницы "Отрар".

Гостиница "Отрар" была открыта в 1981 году. Советский отель для иностранцев зажил своей типичной интуристовской жизнью. На площадке летнего кафе появились фарцовщики и путаны. Здесь можно было купить любой заграничный товар – от джинсов до сигарет. Деятельность предприимчивых молодых людей и девушек с пониженной социальной ответственностью негласно контролировали сотрудники КГБ. Иностранные гости здесь действительно останавливались, впрочем, их никогда не было слишком много, в основном это были представители дружественных социалистических стран. В таком полузакрытом режиме "Отрар" проработал десять лет, вплоть до распада СССР. Дальше его ждала жизнь не слишком популярной и комфортной алматинской гостиницы. Здание "Отрара" до сих пор является интересным объектом советской архитектуры, напоминающим нам о старой доброй Алма-Ате.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter