Часть 1

Неофициальная программа. Охота на интуриста

Во времена моего детства в СССР был очень популярен американский фильм, почему-то не выпущенный в американский прокат. Душещипательная мелодрама из жизни несчастной бразильской молодёжи в условиях капиталистического гнёта. "Генералы песчаных карьеров". Экранизация опуса Жоржи Амаду "Капитаны песка" – первого романа классика бразильской литературы, написанного ещё в 1937 году. Смотреть это кино каждый нормальный советский мальчишка ходил по нескольку раз. Песня из этой ленты в середине 1970-х была чуть ли не главным хитом многих советских исполнителей.

Разве мог я мечтать тогда, что в этой жизни мне доведётся побывать в далёкой Бразилии и самолично поручкаться с теми самыми "капитанами" и "генералами"? И уж совершенно невероятной нелепицей показалась бы мне сама мысль, что встреча с ними может и не принести особой радости.

Приезд многочисленных гостей в город Реки Января (так можно перевести название столицы Олимпиады) вызывает бурю положительных эмоций и надежд не только у организаторов, продавцов билетов, хозяев отелей и владельцев ресторанов. Но и у них – многочисленных "песчаных генералов". Ведь каждый гость приехал сюда не с пустыми руками, кошельками и карманами.

Среди бразильцев много тех, чьих предков когда-то не по их воле вывезли из далёкой Африки – для работы на плантациях. Африка в те времена была вполне ещё первобытной территорией, где люди жили по законам и правилам здоровой и гармоничной дикости. Женщины работали, мужчины – смотрели на женщин и иногда охотились, а юноши – мечтали поскорее стать мужчинами, чтобы можно было с полным основанием смотреть на женщин и охотится с мужчинами. Для того чтобы доказать свои претензии и стать полноправным, существовали довольно изуверские способы инициации и опасные испытания храбрости. Среди которых видное место занимали охотничьи поединки будущих мужчин с самыми отмороженными представителями африканской фауны. Один на один. Кто кого.


Среди бразильцев много тех, чьи предки были перевезены из далёкой Африки

Фото Андрея Михайлова
Среди бразильцев много тех, чьи предки были перевезены из далёкой Африки

Реминисценция далёкого и счастливого бытия забытой Африки в Бразилии вылилась в своеобразный молодёжный спорт (включённый в программу нынешней Олимпиады неофициально, вынужденно). Бомбануть интуриста для многих молодых кариок то же самое, что для их далёких предков в Африке было сходить на льва или бегемота. Впрочем, спорт этот давно перестал быть достоянием одних только чернокожих афроамериканцев. Вместе с чернейшими неграми, потомками рабов, этим делом с азартом занимаются и белейшие европейцы, потомки вчерашних колонизаторов.

Главный сезон "большой охоты" приходится на карнавал, когда город наполняется сотнями тысяч жирных иностранцев, прибывающими из разных концов света за впечатлениями. А иногда, как во время чемпионата мира по футболу, или ныне есть возможность поохотится и внепланово.

Ситуация с уличной преступностью в Рио, несмотря на постоянные усилия полиции, не меняется. А потому количество интуристов, приезжающих каждый год на карнавал, остаётся куда меньшим, чем могло бы быть. Отданные на откуп мелкой шпане, иностранцы "недовкладывают" в городской бюджет миллионы долларов чистой прибыли. Это странно, но это то что есть.

Те смешные "официальные" цифры, которые опубликовываются в печати, конечно же, дуты и преднамеренно занижены. Так, если верить им, за пять дней того карнавала, в котором довелось участвовать мне, пострадало всего-то 132 интуриста. 78 стали участниками краж, а 54 – героями ограблений. Сообщалось, что в это количество попал один гражданин России.

Позволю себе усомниться.


Весёлость местных не должна усыплять бдительность отдыхающих

Фото Андрея Михайлова
Весёлость местных не должна усыплять бдительность отдыхающих

Я лично знаю двух российских гражданок, которые в первый же вечер лишились на знаменитом пляже Копакабана своих новеньких смартфонов и наличных денег. Способ экспроприации был хрестоматийно прост. Двух окрылённых и вдохновлённых белых женщин в один момент окружила толпа приземлённых и жаждущих (отнюдь не плоти!) чёрных юношей ("капитанов"). И в один момент (на глазах у многочисленных отдыхающих) те лишились всего, на что только упали взоры юных "бандюганчиков". Моя приятельница, от которой я после услышал печальное повествование, оказалась умнее – отдала имущество и наличность безропотно и сразу. А её товарка попыталась отстоять честно нажитое, криками вызвать сочувствие окружающих и внимание полиции. В результате чего также осталась без всего, но с красивым синяком под глазом. На память о пребывании в славном Рио-де-Жанейро.

Честно говоря, приезжий чувствует себя в Рио-де-Жанейро в постоянном напряжении. Именно в Рио – в других городах Бразилии такого не ощущается. В столице карнавала ты как бы всё время являешься участником "большой охоты". И это не очень приятно, потому что в этой охоте ты жертва!

Моя собственная встреча с культовыми героями далёкой юности произошла весьма буднично. Хотя и в атмосфере весьма возвышенной и томной. В первый же день по приезде, когда естественная жадность поскорее напитаться впечатлениями зашкаливает, уже в темноте я попёрся на знаменитый пляж Копакабана. К океану. Нужно сказать, я хорошо понимал опрометчивость поступка. На закате полиция покидает четырёхкилометровую полосу знаменитейшего пляжа, за полицией быстренько сматывают манатки отдыхающие, и пояс песка начинает напоминать безлюдную нейтральную полосу, отданную во власть тёмным силам.


С наступлением темноты пляж начинает напоминать безлюдную нейтральную полосу

Фото Андрея Михайлова
С наступлением темноты пляж начинает напоминать безлюдную нейтральную полосу

Я сидел на берегу. За спиной, в двухстах метрах, бесновался город, освещённый тысячами огней. Перед глазами тёмный океан, пустынный до самой Африки, катил свои титанические валы. Городского света хватало лишь для того, чтобы осветить пенные гребни передовых волн, а шум города вообще не долетает сюда – здесь властвовало только море.

Вдруг городской свет за моей спиной что-то перекрыло. Я инстинктивно обернулся – выяснить причину. За спиной стояли два здоровенных афроамериканца – типичные "песчаные генералы". Один из них (наверное, Педро), недобро прищурившись, обратился ко мне с мрачноватым вопросом. Не зная португальского, могу только догадываться, что негр спросил:

– Огоньку не найдётся?

Я молча пожал плечами оценивая ситуацию. Тогда что-то в свою очередь спросил второй (не иначе как Хулио):

– А сколько времени, не знаешь? – И указал пальцем на мои часы, единственную ценную вещь, которую я захватил с собой из гостиницы.

Как и все проинструктированные иностранцы, я ходил по Рио в трусах и с ключом от гостиничного сейфа на шее. Часы же были старые и ценные лишь как память. Но отдавать их мне почему-то не хотелось.

Драться с неграми на пустынном пляже в Бразилии – это совсем не то, что проявлять себя при встрече с ними на московской или астанинской улице. Парни были здоровые и настойчивые. Ситуация переставала быть томной. И тут я вспомнил географию. Вернее, историю географии.

А точнее, случай с участниками первой русской антарктической экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева, появившейся здесь, в бухте Гунабара 2 ноября 1819 года. Вот как вспоминал об этом сам командор:

"В 5 часов пополудни с крепости кричали к нам в большой рупор на португальском языке, но как у нас не было никого, разумеющего по-португальски, то мы отвечали по-русски, что вероятно и вопрошающим было непонятно. Пройдя крепость Санта-Круц, продолжали плавание…"

Представляете ситуацию? Пограничники и таможенники надрываются из крепости по-португальски:

– Кто такие? Что везёте? Есть паспорта, декларация? Где ваш "салям"?

А им отвечают по-русски:

– И мы вас приветствуем! И вам того же! Хорошее, мужики, у вас тут море! Да и вообще, пошли вы…

Припомнив казус, я решил не создавать прецедента и, указывая "генералам" на океан, произнёс коронную по своему цинизму и идиотизму фразу:

– Мужики! У вас тут бьютифул море!

Негры переглянулись, и первый что-то сказал второму. Я по-португальски не разумел, но мне почудилось, что это было:

– Педро, пойдём отсюда, чего связываться с придурком, который не знает, сколько времени, имея на руках часы!

И они исчезли так же стремительно, как появились. Темнота – стихия для чернокожих людей!


Иностранцы в Рио-де-Жанейро стараются не ходить по одному

Фото Андрея Михайлова
Иностранцы в Рио-де-Жанейро стараются не ходить по одному

…Иностранцы чувствуют себя в Рио отнюдь не хозяевами. Ходить стараются толпами и особо не выпендриваться. Тут даже "новые русские" являются на людях эдакими скромнягами, без золотых цепей и швейцарских часов, а единственное украшение их верных подруг – целюллитные бедра. Свой своего сразу узнаёт по ключу на шее.

Любопытно, что главной проблемой безопасности на нынешней Олимпиаде является не угроза терроризма, а именно уличная преступность. 85 000 стражей порядка попытаются отстоять гостей Олимпиады от коренных жителей Рио-де-Жанейро. Удастся? Увидим.

Итак, что же главное в Рио? Главное – это бдительность!

А стоит ли, в таком случае, поездка туда затраченных денег? Стоит! Но это я обосную в следующий раз.

кончание следует)

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter