Каждый раз, когда я проезжал по дороге из Алма-Аты в Талды-Курган, на участке между Сарыозеком и Айнабулаком в глаза бросалась своеобразная столовая гора, которая хотя и манила своей заведомой таинственностью, неизменно оставалась в стороне – "до следующего раза".

"А ты знаешь, что здесь, наверху, когда-то стояла юрта самого Чингисхана? Эта скала была для него как крепость…"

Этот вопрос, который однажды задала мне спутница, задел за живое. Потому что я – не знал. И это само по себе было достаточным аргументом, чтобы свернуть с дороги и подъехать к подножию нерукотворного "трона Чингисхана".

Чем больше мы приближались к скалистой сопке, тем явственней было видно, что вся она клубится каким-то розовым дымом. Если бы мы вовремя остановились, то осталась бы уверенность во встрече с чем-то сверхъестественным. Будто сам дух Потрясателя истекал из тёмных щелей его "трона".

Но ближайшее рассмотрение, как это часто бывает, разрушило видение. "Розовый дым" рассеялся и оказался многотысячной колонией розовых скворцов, облюбовавших растрескавшуюся скалу для своих гнёзд. Я никогда ранее не видел такого обилия этих индийских гостей. Так что на время забыл и про дорогу, и про Чингисхана.


аывав

Фото Андрея Михайлова
Бывшая скала Чингисхана стала скалой розовых скворцов

Наблюдать за розовыми скворцами, живыми и нервными птицами, постоянно пребывающими в движении, – удовольствие само по себе, понятное для любого любителя природы. А если же их вокруг сотни и тысячи, а ты – на их территории (внутри стаи!), то раскручивающийся вокруг тебя пернатый бедлам буквально вырывает из повседневности и уносит в иные сферы. Базарно-крикливые чёрно-розовые птицы, продолжая краем глаза следить за пришельцем, постепенно возвращаются к своим брошенным делам и одолевающим заботам. Весна. А оттого и вся эта бурно текущая жизнь стаи – гордо выпяченные грудки, хвастливо распущенные хохолки, постоянные склоки с соседями.

Постепенно начинаешь понимать, что пернатая масса вовсе не единое целое, а состоит из множества мелких коллизий, локальных переплетений и частных историй. Но стоит лишь увлечься разворачивающейся на глазах сагой о каких-нибудь отдельных "форсайтах", как вся братия, словно подчиняясь какой-то неведомой команде, в одно мгновенье взмывает вверх, пачкая тёмными силуэтами голубое небо и оживляя мельтешащими тенями землю.


авыаав

Фото Андрея Михайлова
Голубое небо как бы запачкано тёмными силуэтами птиц

Меня всегда поражала эта слаженность скворчиной стаи, когда скопище величиной в несколько тысяч птиц целиком подымается в воздух, очертя голову несётся по-над степью, а потом, в один момент, вдруг меняет направление и мчит в другую сторону. Тут не захочешь, задумаешься о каких-то паранормальных средствах управления стаи!

Кстати, издали такая стая, стремительно двигающаяся над горизонтом, мгновенно исчезающая из поля зрения после одномоментной смены курса и имеющая округлую аэродинамическую форму, часто принимается "подготовленными наблюдателями" за НЛО. Ну да и бог с ними.

Розовые скворцы (Pastor roseus L.) – это ещё и прямая связь Казахстана с Индией. Они, подобно всем перелётным, живут на два дома. Зимой перебираются туда, где потеплее, а летом – где посытнее. Вряд ли следует искать в целесообразной природе каких-то приступов ностальгии по родине. В том числе, и в этой возбуждающей поэтов и охотников перелётности птиц. Дело в том, что там, на юге, летом не лучше, чем зимой у нас, на севере. Погода плохая (зной и засуха), есть нечего.

Вот тут самое место вспомнить и про "египетские казни", которыми изводил упрямого фараона неистовый пророк Моисей. (И правильно – нечего было зря удерживать еврейский народ, который собрался уже на свою историческую родину и сидел на чемоданах!)

Так – о казнях. Вернее, об одной из них, значащейся в Ветхом Завете под номером восемь.

"И простёр Моисей жезл свой на землю Египетскую, и Господь навёл на землю сию восточный ветер, продолжавшийся весь тот день и всю ночь. Настало утро, и ветер нанёс саранчу. И напала саранча на всю землю Египетскую в великом множестве: прежде не бывало такой саранчи, и после сего не будет; она покрыла лицо всей земли, так что земли не было видно, и поела всю траву земную и все плоды древесные…" Ну и т.д.


выаыва

Фото Андрея Михайлова
Один взрослый розовый скворец уничтожает в день до 200 граммов саранчи

Напомню, что всяко лето эта "казнь" настигает сельское хозяйство нашей ни в чём не повинной Республики. И каждый год доблестные чиновники и руководители аграрного сектора вынуждены проявлять массовый героизм в борьбе с напастью. И они не остаются в этой борьбе одинокими, потому что из Индии к нам прилетают непримиримые саранчуковые враги – розовые скворцы. Для них эти "египетские нашествия" вовсе не война, а скорее, мать родная. Потому как саранча для розового скворца – всё равно, что двойной гамбургер для астанинского тинейджера.

"Голубое небо померкло, а саранча, летевшая в южном направлении, стала казаться сплошной массой. Следом за ней мчались розовые скворцы: они врывались в гущу саранчи, секли её крыльями, рвали, меньше клевали, а больше бросали на землю. Это напоминало настоящее сражение". Это уже не из Писания, а из книги писателя-натуралиста Петра Александровича Мантейфеля (русского Брема).

Его продолжает другой натуралист, известный казахстанский орнитолог Анатолий Фёдорович Ковшарь: "Подсчитано, что один взрослый розовый скворец уничтожает в день до 200 граммов саранчи, а колонии из 10 тысяч пар (такие колонии не редкость) истребляют за месяц не менее 108 тонн этих вредителей!"


Хорошо, что к нам, в Казахстан, каждую весну прилетают из Индии розовые скворцы!
Фото Андрея Михайлова
Хорошо, что к нам в Казахстан каждую весну прилетают из Индии розовые скворцы!

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter