Одинокий инвалид умирал, дожидаясь помощи. Активисты просят расследовать все обстоятельства

Медет Дуйсембаев. Фото со страницы Раушан Тохтахуновой в Facebookв
Медет Дуйсембаев. Фото со страницы Раушан Тохтахуновой в Facebookв

Трагедии, возможно, удалось бы избежать, если бы существовал мониторинг условий жизни одиноких инвалидов.

10 августа по Талгару через мессенджеры и соцсети распространилась информация о смерти Медета Дүйсембаева 1994 года рождения. Молодой человек имел инвалидность II группы с диагнозом "эпилепсия и ДЦП", он сирота и проживал один. Как рассказали соседи Медета, они помогали ему, делились обедом и ужином, так как молодой человек не мог сам себе приготовить еду.

Что произошло

4 августа соседка позвонила в детский дом семейного типа "Ковчег", где ранее воспитывался Медет, и сообщила, что он уже несколько дней не появлялся.

"Приехал мужчина, представился Сериком, сказал, что он водитель "Ковчега". Через мой балкон пролез к Медету. Когда он открыл дверь, мы все ужаснулись. Медет лежал на диване, было видно, что под себя в туалет ходил. Скорее всего, он не ел несколько дней, так и лежал", – рассказала Нургуль.

С её слов, вызванная бригада скорой помощи не стала госпитализировать молодого человека. 

"Серик мне сказал: не переживайте, Медет придёт в себя, с ним такое уже было", – сказала Нургуль.

Когда водитель "Ковчега" уехал, Нургуль и другая соседка Индира зашли проведать Медета. Увидев, в каком состоянии находится парень, женщины испугались и повторно вызвали скорую помощь. Также они пригласили заместителя акима Талгара Мадена Бактыбаева, чтобы тот помог с госпитализацией Медета.

Как сообщили в Центральной районной больнице Талгарского района, молодого человека доставили в тяжёлом состоянии с тромбозом сагитального синуса, осложнённым геморрагическим кровоизлиянием с образованием внутримозговой гематомы височных долей. Кроме того, Медету диагностировали ассоциированную коронавирусную пневмонию средней степени тяжести.

Первые два дня Медет пролежал в реанимации, но затем, со слов соседей, его перевели в палату общей терапии. Они передавали ему трёхлитровую банку бульона. Медики сообщили соседям, что Медет пошёл на поправку и всё съел. Женщины решили сами убедиться, что с парнем всё хорошо, и выяснили, что их ввели в заблуждение.

"Он даже воду не мог пить через трубочку. Ещё нам говорили что у него нет температуры. Мы принесли свой градусник, и тогда нам признались: да, у него температура. Только после того, как мы пригрозили, что вызовем журналистов, Медета перевели в реанимацию", – рассказала Индира.

Медет скончался в ночь с 9 на 10 августа. В заключении о смерти значится отёк головного мозга. Похоронили его в тот же день.

Почему Медету не помогали

Знакомая Медета Рушан Тохтахунова и его соседи возмущены тем, что молодому человеку не был назначен соцработник, который помогал бы ему в быту, что, возможно, предотвратило бы трагедию.

Член Координационного совета при правительстве РК по делам людей с инвалидностью Вениамин Алаев отметил, что одинокие люди, имеющие инвалидность, либо должны проживать в специализированных интернатах, так называемых домах ветеранов, либо им положена помощь соцработников.

"Но у нас заявительная система. Если Медет был дееспособным, он сам должен был обратиться с заявлением. Если нет, то опекун обращается с заявлением о том, что нужна помощь", – пояснил эксперт.

Как сообщила директор детского дома семейного типа "Ковчег" Марина Сугакова, Медет был дееспособным, более того, он был социализированным и ни она, ни комиссия, которую Медет проходил ежегодно, не видели причин направлять его в спецучреждение для инвалидов. Как сообщила Райхан Джулимбетова, директор Центра занятости населения Талгарского района, отвечающая, в том числе, за оказание социальной помощи, Медет к ним с заявлением не обращался.

Смерть Медета будет нам уроком

Марина Сугакова рассказала Informburo.kz, что Медет остался без родителей в 14 лет, и по просьбе акимата она взяла его на воспитание.

"Он был очень активным, социализированным мальчиком. У него были бытовые навыки. Единственное, он иногда не хотел принимать лекарства, из-за чего приступы эпилепсии учащались. Когда он принимал таблетки, приступов почти не было", – рассказала она.

По словам Марины Сугаковой, когда в 2014 году Медету акимат выделил квартиру, он очень обрадовался и захотел жить самостоятельно.

"Хочу жить сам, – сказал Медет и ушёл. Его привезли соседи с поцарапанным лицом. С ним по всей видимости случился приступ, из-за чего он и упал. С того времени он снова жил у нас. В квартире с согласия Медета жили другие наши воспитанники. Сначала двое мальчишек жили, они учились в колледже, который находится рядом с этим домом. Соседи пожаловались что они шумные, и мы их забрали. Потом там жила девушка с ребёнком. У неё всё наладилось, и она съехала. Наверное, их и приняли за квартирантов соседи. Мы не сдавали квартиру", – сообщила Марина Сугакова.

Второй раз он ушёл жить самостоятельно в июле. По словам директора "Ковчега", первые дни воспитанники и сотрудники навещали Медета.

"Перед отъездом у него было чемоданное настроение – я домой еду, я хочу жить сам. Хорошо, иди. Мы объяснили ему, у кого брать лекарства, куда обращаться в случае помощи, у него были наши номера", – сказала Марина Сугакова.  

По словам директора "Ковчега", именно перед произошедшим никто не навещал Медета.

"Я не знаю, какой чёрт закрыл нам глаза", – сказала она.

Марина Сугакова пояснила, что приехавший после звонка соседей мужчина действительно является водителем "Ковчега".

"Он дал Медету попить, разболтал яйцо, чтобы он продержался до нашего приезда, и поехал в "Ковчег" собрать еду. Мы не успели приехать, нам уже позвонил замакима, сказал, что Медета госпитализируют", – рассказала он.

В четверг, 12 августа, в Координационный совет при правительстве РК по делам людей с инвалидностью поступило обращение с просьбой инициировать расследование обстоятельств смерти Медета Дүйсембаева. Член совета Вениамин Алаев в свою очередь отмечает, что в Казахстане проживает очень много одиноких людей с инвалидностью, и надо менять заявительную систему о необходимости помощи на мониторинговую.

"Я сам инвалид II группы, и ко мне ни разу не пришли с проверкой – всё ли у меня хорошо, а может, меня избивают и пенсию отбирают. Всякое может быть", – отметил он.

Эксперт намерен инициировать пересмотр процедуры оказания социальной помощи людям с инвалидностью.

Читайте новости без рекламы. Скачайте мобильное приложение informburo.kz для iOS или Android.

Поделиться:

 Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Новости партнеров