Статистика Covid-19
в Казахстане:
Заразились:
276 054
Выздоровели:
237 446
Умерли:
3 286 (12.04.2021)
Коронавирусная
пневмония:
Заразились:
51 539
Выздоровели:
50 304
Умерли:
736 (12.04.2021)

"Скорость" – такой психоделик, который стирает личность". История экс-наркомана

Informburo.kz публикует историю экс-наркомана, который считает, что информированность о последствиях приёма наркотиков может спасти жизни.

"Я думал, что полностью контролирую процесс, но в какой-то момент понял, что всё, что происходит в моей жизни, вообще как будто и не со мной, а в каком-то сне, в который погружаешься вновь и вновь", – так начал рассказ наш герой, фамилию и имя которого мы не раскрываем по этическим причинам. Мужчина из Алматы рассказал нам свою историю знакомства, дружбы, а после – и мучительного расставания с пагубной зависимостью, чтобы оградить одних от неосторожного шага и помочь другим выкарабкаться из этой кабалы.

"У меня были отношения с наркотиками на "вы"

"Знакомство с наркотиками в моей жизни случилось довольно давно. Впервые я попробовал их на вечеринке у друзей. В то время я работал и жил в Москве, это было лет 10 назад. Сказать, что после того случая они плотно появились в моей жизни, – нет. Я не употреблял регулярно, только от случая к случаю, и в перерывах не было страданий и ломки.

Несколько позже, опять же по работе, я переехал в Европу. Там с наркотическими веществами сохранились прежние отношения. Употреблял изредка. И для европейцев в пятницу-субботу употребить наркотик – вполне нормальное дело. Зависимости не было.

У меня, можно сказать, всегда были с наркотиками отношения на вы. Я употреблял, но процесс контролировал. Попробовал практически все наркотики, но не было любимых или пристрастий. Наркотик употреблялся в зависимости от компании и от места тусовки. Такой отдых никогда мне не мешал развиваться, расти, быть продуктивным, строить карьеру и свою жизнь.

После Европы я вновь вернулся в Алматы – мой родной город. Была работа, друзья, интересные проекты. В ноябре 2018 года я отмечал в кругу друзей свой день рождения, мне предложили "разбавить атмосферу и поднять настроение". С этого всё началось. В тот раз я попробовал так называемую скорость – разновидность наркотиков из группы метамфетаминов. Но насколько я сейчас владею информацией и понимаю, чистым метамфетамином "скорость" назвать нельзя. Раньше у меня было знакомство с наркотиками метамфетаминовой группы – они всё же несколько другого свойства и качеств.

После Нового года эта зараза снова появилась в моём окружении, и меня стало постепенно затягивать. Я ещё работал. Вначале по вечерам пятницы употреблял. Потом уже в пятницу и субботу… Так продолжалось два-три месяца. 


Читайте также: Что такое синтетические наркотики, как они встраиваются в культуру и как понять, что близкому человеку нужна помощь?


Потом в моей жизни произошёл ряд событий, которые привели меня к депрессии. Хотя я всегда считал себя сильным человеком, в принципе, и до сих пор считаю. Но как-то всё сложилось – одно к одному. Я ушёл с работы. Хотел уже открывать собственное дело… Но бизнес раскрутить не успел – подсел на "скорость".

Надо сказать, что этот наркотик не несёт физического влечения. Это больше психологический аспект. Говорить, что кто-то виноват или "меня подсадили", не буду точно. Я взрослый человек, и всё было добровольно, вот только масштаба последствий я не осознавал...

Уже позже, общаясь с разными людьми, я узнал множество схем, отработанных и проверенных, через которые практически любого человека можно подсадить. И это во всей истории самое страшное, учитывая, что наркотик крайне доступен. Вначале я брал наркотик с рук. В какой-то момент прошла зачистка, и многих продавцов посадили. Я стал брать через интернет, через Telegram. Несколько раз меня кидали. Но в большинстве случаев покупал без проблем.

Доступ к "скорости" я получил, и начался период моей жизни "лайф-кайф"… Но всё это иллюзия и обман. "Скорость" – это такой психоделик, который стирает личность. Меня спасло, что я уже взрослый человек, с жизненным опытом. Однако на пару лет я выпал из жизни. Продал компанию, взял кредит на новый бизнес, успешно всё спустил, взял ещё один кредит. Банковская история была хорошая, да и вообще я раньше не брал кредиты, прекрасно знал, что такое кредитная воронка… Но второй кредит я столь же успешно спустил, как и первый.

Сразу появились "друзья". В какой-то момент я ещё пробовал работать, точнее, подрабатывать, но сил на работу не было, да и желания особо тоже. "Скорость" и депрессия давали о себе знать. Я окончательно ушёл в себя. В моём окружении появились не слишком хорошие люди, но мне было всё равно. Единственное, за что я себе благодарен, – я перестал общаться со всеми нормальными, адекватными людьми, с которыми дружил и работал, пока не подсел на наркотик.

"Скорость" – это утопия, как и лёгкость, которая приходит после её употребления. Мало того что стирается личность, ты просто теряешь грани реальности. За время "лайф-кайфа" я видел очень многое, что творят люди. Точнее, даже уже не люди… Они теряют полностью моральный и человеческий облик. Самое ужасное, что очень много молодёжи среди "скоростных".

Мне повезло. В силу природных особенностей моя личность оставалась при мне, и я, надо сказать, был приличным наркоманом, а не превратился в морального урода. Сейчас мне не стыдно позвонить людям, которые были со мной знакомы до моего погружения в наркотики. Я ничего, кроме того, что промотал два года жизни и своё здоровье, не сделал, и совесть моя чиста. Я хожу по городу и не оглядываюсь.

Моя история, не знаю, насколько типична. Я сам себя загнал в угол, но потом сам же себя, правда, не без помощи со стороны, смог вытащить".

"От "скорости" нет передоза, единственное, можно "засвистеть"

"Надо сказать, что человек, придумавший формулу "скорости", гениален. Принцип действия любого наркотика такой: если попробуешь однажды, тебе нужно повторение. Ты ищешь тот же вкус, ощущения, эффект, что были в первый раз. Постепенно нужно увеличивать дозу.

"Скорость" отличается от метамфетаминов тем, что попробовав её, хочешь снова и снова. Причём ты её употребляешь, но нет передоза. Единственное, можно "засвистеть" – сойти с ума. В принципе, у любого нормального человека, если он двое-трое суток не поспит, уже начинает "свистеть", а употребляя "скорость", люди толком не спят и не едят – не до того.

Не знаю, как с медицинской точки зрения объясняют воздействие "скорости" на организм, но из того, что понял я, – физического привыкания нет. Но есть психологическая зависимость.

Вообще этот наркотик употребляют по-разному: нюхают, курят, колют. Правда, те, кто начинает колоться, живут два-три месяца. Это уже прямая дорога на тот свет. Вообще, самое минимальное воздействие и концентрация – нюхать. В Казахстане нюхать не принято. Все в основном курят. Я тоже сразу стал курить: как показали и научили, так и использовал. Курят через пипетку… Сейчас я смотрю, во многих аптеках пипетки перестали продавать, и это очень хорошо. Хотя, с другой стороны, курить и через фольгу можно. Наркоманы – вообще народ изобретательный. Есть специальные трубки и разные курительные принадлежности.

Проявляется "скорость" тоже по-разному. Мне всё время хотелось уйти гулять, хотелось в сторону гор. Но всё зависит от особенности психики. Есть категория, которая копает землю… У каждого – своё.

Эти два года пролетели как один день. Были просветы, когда я приходил в себя, ужасался, в каком я состоянии, и снова уходил.

"Скорость" очень въедлива, хотя кажется безобидной. Например, если человек употребляет психоделические наркотики, грибы или ЛСД, которые "расширяют границы сознания", то это немного другая философия, да и этот вид наркотиков в таком количестве, как "скорость", просто не съешь – будет состояние постоянного "космоса".

"Скоростные", как правило, перестают спать. Приходит большой поток мыслей, мир кажется прекрасным, тебе кажется, что ты можешь мыслить глобально, ярко, нестандартно. Но это только по началу. Потом все мысли скатываются до короткой цепочки: "Найти-купить-покурить". Это самообман. И путь в никуда".

"Каждый раз покупая дозу, ты играешь в рулетку"

"Этот наркотик доступен и в продаже, и по распространению, и по деньгам. Грамм "скорости" стоит в пределах 14 тысяч тенге, разовая доза обходится в пределах пяти тысяч тенге. Купить "скорость" через интернет труда не составляет. Однако, каждый раз покупая дозу, ты играешь в рулетку. Это химический наркотик с непрерывным процессом. И пока до тебя как до конечного пользователя дойдёт товар, могут проходить разные промежутки времени, и действие вещества будет различным.

Наркотик довольно новый и мало изучен. О нём не так много информации. Особенно о последствиях употребления. На форумах, может, и есть информация, но общая масса проходит мимо неё. Всё же нужно больше информации о пагубных последствиях наркотика распространять.

Молодёжь не читает форумы. Они просто пробуют и "по приколу" продолжают дальше употреблять. А несформировавшаяся психика и личность очень быстро сдаются под натиском "скорости". Это страшно. У нас народ-то в школах не особо хочет учиться и знания получать, да и думать не особо умеет... Так что перед тем, как пробовать наркотик, точно не полезет информацию искать. А зря.

Конечно, проще, чем искать информацию, зарегистрироваться в Telegram-канале, списаться, получить счёт для оплаты, проплатить через "Киви"-терминал, получить адрес "закладки" и там уже забрать свой товар, употребить. Очень доступно. Система работает почти без сбоев".

"Я не понимал, что происходит в моей жизни, но понимал, что я уже на самом дне"

"Озарение, что я уже вообще ничего в своей жизни не контролирую, пришло в прошлом году. Я не понимал, что вообще происходит в моей жизни, но понимал, что я уже на самом дне. Я обратился за помощью к одному из друзей. Он верующий, прихожанин протестантской церкви. Собственно, там мне и помогли. Друг устроил в реабилитационный центр при церкви. Это был мой выбор, моё решение и желание. Там я провёл два месяца. Причём это как раз совпало с локдауном – 27 марта прошлого года я уехал в реабилитационный центр, а 28-го город закрыли...

Честно скажу, на тот момент мне было дико. От психоделиков психика не стабильная. В голове бардак. И тут мне говорят, что город закрыт, люди без работы, вокруг паника и никто не знает, что происходит и что делать. А мне-то на тот момент казалось, что это всё против меня...

Вначале я думал, что в центре пару недель прокапаюсь, приду в себя и вернусь к жизни, начну её восстанавливать. Но локдаун и карантин несколько подкорректировали мои планы. Я остался в реабилитационном центре ещё на две недели. За это время поступали всё новые ребята. Кто-то с наркотической зависимостью, кто-то с алкогольной. В этом же центре помогают ещё геймерам, но при мне их не привозили. Я остался на второй месяц. Пока был в центре, приобщился к вере, поверил в Бога, начал находить ответы на свои вопросы.

Через два месяца вернувшись домой, понял, насколько я полный ноль. У меня не было ни денег, ни возможностей, ни контактов. Первое время у меня не было даже телефона. Вернувшись домой, ужаснулся. В квартире бардак, разруха. Не было ни света, ни газа. Где-то соседи помогали, где-то сам крутился. Встретил случайно хорошую знакомую. Она меня с детства знала. Рассказал ей свою историю, она поняла и поддержала. И я рад, что есть люди небезразличные.

На самом деле моя реабилитация началась с момента возвращения из реабилитационного центра. В это время я по чуть-чуть подрабатывал, чтобы было на что жить, да и элементарно есть тоже надо было. Очень много ходил и размышлял. Подрабатывал курьером, помогал разносить почту.


Читайте также: Как в Казахстане лечат от наркозависимости?


До сентября всё было нормально. Временами меня тянуло, но я боролся и побеждал. В сентябре умер мой братишка. Это меня подкосило, и я снова подсел на "скорость". Начал теряться. Но смог остановиться, потому что к этому моменту уже появились новые возможности. Мне хватило времени с марта по сентябрь – осознать и прочувствовать, насколько наркотик – это утопия.

Мой путь был через церковные реабилитационные центры. Плюс в том, что в таком режиме у тебя расписан весь день. Проходят духовные занятия. Есть несколько разновидностей реабилитации. Детокс – короткая программа, которая позволяет отойти от употреблённых веществ. После, если принимаешь решение, уже начинаешь программу по реабилитации. Она длится 1,5-2 года. В это время также продолжаются духовные уроки, и в течение дня ты занимаешься физической работой, где проживаешь.

Если человек хочет остановиться, если у него есть желание, только тогда возможно что-то поменять. Когда желания нет – всё бессмысленно. Ты хоть в Швейцарию вози, хоть к магам вози, хоть к батарее привяжи – как только у человека появится возможность сбежать, он сбежит.

Также выбор есть и в том – начинать новую жизнь или снова возвращаться к наркотикам. Вернувшись после реабилитации, я поменял номер телефона и перестал общаться с той компанией. Но, если уж говорить честно, в той компании есть очень талантливые, интересные люди, но они, как и я когда-то, думали, что всё могут контролировать… Но, как гласит жизненное правило: хочешь быть успешным – общайся с успешными, хочешь быть адекватным – общайся со здравыми людьми".

"Если не хотим терять поколение, то нужно больше информировать, а родным людям – быть внимательнее к своим близким"

"Для себя я вывел определение, почему люди подсаживаются на наркотики и пытаются изменить реальность. Прежде всего это одиночество и непонимание. Я начал сам себя методично уничтожать, когда окончательно разочаровался в людях. Очень болезненно было предательство близких людей. Но нужно окружающим отдать должное, некоторые, хоть и не понимали, что со мной творится, пытались меня хоть как-то вытащить. Но всё, что связано с психикой и психологией, для не психолога – тёмный лес.

Люди очень часто пытаются убежать от проблем. Если рядом нет семьи или близких людей, с кем можно поговорить по душам, то большой риск скатиться в зависимость. Когда есть рядом тот, кто готов поддержать, выслушать и остановить, тот, кому веришь и доверяешь, то это уже на самом деле очень много. Но это с позиции взрослого человека. Что в голове у подростков и детей, я даже не знаю. К сожалению, родители часто не видят, что их подростки "уходят"…

Страшна неизвестность. Да даже у тех, кто не скатился в зависимость и сумел побороть её, ещё неизвестно как "ошибки юности" отразятся на генофонде. Это же химия… На этот вопрос мы ответ, наверное, уже совсем скоро узнаем. И если не хотим терять поколение, то нужно больше предупреждающей информации распространять повсеместно. Нужно больше говорить. Информировать. А родным людям – быть внимательнее к своим близким".