Золотые активы

В самом начале дискуссии председатель правления АО "Самрук-Казына" Умирзак Шукеев поделился наболевшим: вокруг компании появилось слишком много разнотолков и искажённой информации. Он предложил участникам встречи дать оценку деятельности Фонда и обозначил своё видение ситуации.

К примеру, сказал Умирзак Шукеев, казахстанцы болезненно отреагировали на покупку "Самрук-Казыной" полного пакета акций месторождения "Шалкия" и обвинили руководство Фонда в скупке активов у частников."До этого "Шалкия" лет 15 находилась в частном секторе. Почему частники не смогли разработать и довести это дело до коммерческого состояния? В чём причина? Дело в свойствах этого месторождения", - обрисовал ситуацию Умирзак Шукеев.

Как пояснили эксперты, основная "изюминка" месторождения – высокое содержание цинка, а главная его проблема - в очень мелких частицах этого металла. При обычной технологии обжига они забивают фильтры, при этом приходится останавливать производство, что сказывается на производительности. Поэтому на «Шалкие» нужно было внедрять новейшие высокозатратные технологии.

"Это сложнейшее месторождение. Даже когда мы предложили «Казцинку" - профильной компании частной, они отказались, потому что это для них неподъёмно", - сообщил Умирзак Шукеев. Но оставить без внимания такое  огромное месторождение было бы просто нецелесообразно, подчеркнул он. Поэтому объект купили и передали "Тау-Кен-Самрук".

Сейчас на производство цинка в "Самрук-Казыне" делают ставку. Учитывая, что в этом году в мире закрывается ряд крупных предприятий по производству этого металла, его цена на рынке может либо оставаться стабильной, либо расти.

Ещё одно приобретение Фонда, вызвавшее бурю критики – ГРЭС-1.

"До этого "Самрук-Энерго" была вроде компанией, как холдинг. Она имела там пакет, здесь пакет. Может ли компания с частичными долями пакетов выполнить свою роль национального оператора, генератора электроэнергии в нашей стране? Особенно когда мы вступили в Таможенный союз, Евразийский экономический союз и когда нашим энергетикам приходится иметь дело с огромными российскими компаниями", - обозначил проблему Умирзак Шукеев.

Он назвал ГРЭС-1 золотым активом "Самрук-Энерго", доминирующей силой на рынке. "Наши компании, и "Самрук-Энерго" в том числе, должны готовиться к выходу на IPO. После покупки второй доли – 50% ГРЭС-1, ценность «Самрук-Энерго», его стоимость на IPO будет в разы выше, чем то, что у него было", - уверен председатель правления.


Умирзак Шукеев, председатель правления АО"Самрук-Казына"
Фото Герард Ставрианиди
Умирзак Шукеев, председатель правления АО"Самрук-Казына"

Кто круче "рулит"?

Непрозрачность деятельности "Самрук-Казына" - ещё один упрёк, о котором знает Умирзак Шукеев. Так на сайте Фонда вся информация есть! – в один голос заверяют топ-менеджеры "Самрука". Эту информацию далёкий от экономики человек понять не может? Так это недостаток не компании, а, скорее, самого любопытствующего. С претензиями по дивидендам, которые получает компания, всё немного сложнее: некоторые депутаты настаивают, что эти деньги должны контролироваться Парламентом, и что правильнее было бы их перечислять в бюджет, а уже оттуда распределять. К примеру, на строительство социальных объектов.

Но и тут Умирзак Шукеев непоколебим: "Самрук-Казына" - это частное акционерное общество. "Отдать его Парламенту под контроль – это будет вмешательство. Нигде в мире нет, чтобы Парламент  контролировал компанию. Это нонсенс!", - заявляет он. И даёт понять: кому и сколько давать, в Фонде разберутся сами.

"Говорят, что скрытые бюджетные расходы через "Самрук-Казыну" проходят. Откровенно говоря, мы не Минфин, мы компания. А в любой компании есть структура и система управления. И Совет директоров решает, как любой хозяин. Акционер решает, какую часть прибыли забрать в виде дивидендов, какую часть оставить в компании, использовать на развитие или на какие-то другие проекты. Если мы хотим это сломать, то тогда как это будет выглядеть с перспективой на то, что мы вообще хотим "Самрук-Казыну" вывести на IPO? Если компания будет управляться Парламентом или Правительством, и весь её бюджет будет определяться, то насколько привлекательны будут акции "Самрук-Казына" на этом рынке, и насколько перспективна сама идея IPO, финансового центра?", – недоумевает Умирзак Шукеев.

"Здесь вопрос общество задаёт таким образом, что внутри "Самрука" есть компании, которые, в принципе, могут существовать отдельно. И вопрос такой: какую добавленную стоимость он даёт для этих компаний?", - смещает акценты экономист Олжас Худайбергенов.

Недоверие власти ведёт к недоверию госкомпаниям

Был ли вообще смысл передавать крупные объекты под крыло "Самрук-Казыны"? И насколько результативно управляет этими активами топ-менеджмент Фонда? Эти вопросы тоже время от времени поднимаются. Умирзак Шукеев напоминает: стратегические предприятия, которые в своё время не попали под массовую приватизацию, позже были переданы под опеку профильным министерствам. Однако скоро стало ясно: министры – фигуры политические, и в эффективном управлении бизнесом особо не смыслят.

"Он может компании сказать: давайте построим школы, дороги, садик. А это всё работает в минус компании. Компания должна руководствоваться коммерческими интересами. Нужна некая защита от таких вот вмешательств в операционную деятельность", - считает глава Фонда.

По его словам, "Самрук-Казына" стал своеобразной "прослойкой" между правительством и компаниями. Менеджмент Фонда разбирается в бизнес-процессах, руководствуется коммерческими интересами, внедряет корпоративное управление, наращивает стоимость компании.


Ораз Жандосов

Фото Герард Ставрианиди
Ораз Жандосов, экономист

Экономист Ораз Жандосов, который сегодня является независимым директором АО "Казпочта", согласен: профессиональное управление всегда эффективнее. У профильного министерства функции регуляторные, а одновременно быть и регулятором, и собственником компании - значит, иметь определённый конфликт интересов. К тому же, у чиновников есть текущая работа и должностные обязанности, поэтому управление компанией для них – лишь дополнительная нагрузка.

"В этом смысле лучше нанимать профессиональный Совет директоров", - уверен Ораз Жандосов. Что касается АО "Самрук-Казына", то для него необходимо чётко очертить границы деятельности, считает экономист.

"Это не вопрос к менеджменту, это вопрос к Правительству. Что мы хотели охватить "Самрук-Казыной" и что не хотели охватить? То есть, какой набор секторов и компаний Правительство считает нужным сохранять в государственной собственности, и на какой период времени? Мне кажется, здесь не всё ясно", - поделился сомнениями эксперт.

Выслушав друг друга, участники «круглого стола» сошлись в одном: единой оценки деятельности "Самрук-Казына" сегодня не существует. А всё потому, что одни рассматривают её с точки зрения экономической целесообразности, другие – через призму политических процессов, третьи априори не доверяют топ-менеджерам с большой зарплатой.

"Отношение в нашей стране к квазигосударственному сектору больше негативное", - посетовал  Умирзак Шукеев.

Экономист Олжас Худайбергенов связывает наличие нелицеприятных комментариев в адрес "Самрук-Казына" с тем, что в обществе сейчас царит раздражение, и таким образом люди выплёскивают эмоции.

"В обществе присутствует недоверие в целом к власти и, соответственно, к госкомпаниям. То есть отношение к госкомпаниям отражает отношение к власти, к государству. И это недовольство ищет точки приложения", - объяснил Олжас Худайбергенов.

Тем временем, заместитель председателя правления АО "Самрук-Қазына" Елена Бахмутова обозначила три текущие задачи Фонда: повышение стоимости активов, участие в диверсификации экономики страны и социальная ответственность. Над этим топ-менеджеры компании сейчас неустанно трудятся.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter