Мария Глазовская – женщина-легенда, родившаяся ещё при "старом режиме" и пережившая Советский Союз. Её долгая жизнь оставила после себя очень яркие и ясные следы в науке.

Географ, геоморфолог, почвовед, геохимик-ландшафтовед, заслуженный профессор МГУ, почётный член Русского географического общества и Докучаевского общества почвоведов, почётный профессор Варшавского университета и почётный доктор Софийского университета, Глазовская в разные годы занимала посты вице-президента Всесоюзного общества почвоведов, члена-корреспондента Международной комиссии по использованию земель, члена консультативного комитета ФАО-ЮНЕСКО. Её главный труд – двухтомная монография "Почвы мира", вышедшая в 70-х годах прошлого века, до сих пор является одним из самых авторитетных трудов по почвоведению.

Симптоматично, что подобно другому знаменитому долгожителю, актёру Владимиру Зельдину, недавно скончавшемуся в Москве, она практически до конца своих дней имела ясный рассудок и стремилась поддерживать работоспособность. Перед своим столетием даже выпустила свою последнюю книгу воспоминаний с говорящим названием "События моей жизни на фоне войн и революций ХХ века". А вспомнить ей – было чего!


Мария Глазовская

Мария Глазовская / Фото с сайта geograd.ru

Но сегодня вспомнить Марию Альфредовну Глазовскую должны мы, казахстанцы. Ибо исследованию нашей республики она посвятила свои наиболее активные и продуктивные годы. С 1939 по 1952 год Глазовская жила в Алма-Ате, где "заведовала сектором генезиса почв Института почвоведения АН Казахстана, преподавала почвоведение и географию почв в Казахском педагогическом институте".

Однако эта выдержка из официальной биографии даёт очень мало для того, чтобы составить картину её жизни в Казахстане. Чтобы восполнить пробел, я связался с патриархом казахстанской географии Алдаром Петровичем Горбуновым. Патриархом для всех нас, но не для Марии Альфредовны, которая сама стала проводницей в науку для нашего известного географа.


Мария Глазовская во время экспедиции

Мария Глазовская во время экспедиции / Архивное фото

В 1948 году Глазовская, отправляясь в очередную экспедицию по Тянь-Шаню, взяла с собой молодого Горбунова в качестве помощника – "копать шурфы."

Вдвоём на лошадях они несколько месяцев скитались по горным ущельям и перевалам, преодолевали бурные реки, мокли под дождями, ночевали у костра и добывали для науки то, что и является её основой. Объективные данные – кирпичики познания. После этого "полевого сезона" в горах путь самого Горбунова был предопределён.

А Мария Альфредовна, несмотря на расстояние, до последних дней оставалась для него всё той же мудрой наставницей, к которой он, убелённый и умудрённый, сам уже приблизившийся к порогу девяностолетия, мог всегда обратиться за советом, или участием. Алдару Петровичу можно только позавидовать!

Говорят, что Мария Альфредовна Глазовская попала в Алма-Ату довольно случайно. Ещё студенткой ЛГУ она вышла замуж за своего сокурсника – Виталия Гордиенко (участника памирских экспедиций), который сам был родом из Самарканда и стремился на работу именно в свои родные места. Но родные места по каким-то причинам не приняли. Зато приняла Алма-Ата, где как раз начинался бурный рост наук всех направлений.

Так молодой кандидат наук (она защитилась ещё в 1937 году) оказалась в раю для любого здравомыслящего географа – Казахстан в те годы ещё далеко не избавился от многочисленных "белых пятен". Однако жизнь вовсе не числила Глазовскую в своих баловницах. В 1940-м Гордиенко забрали в армию, роковое утро начала войны застало его в Брестской крепости. Долгие годы она тщетно пыталась отыскать хоть какие-то сведения о муже.

Как всегда в тяжёлые моменты жизни, спасла наука, которой Мария Альфредовна служила преданно и самозабвенно. В 1946 году мы встречаем её среди участников первой сессии Академии наук Казахской ССР. Она представляла институт почвоведения, где была к тому времени уже старшим научным сотрудником. Но главным в деятельности казахстанского периода были многочисленные полевые исследования.

"Её научные интересы, кроме почв, охватывали рельеф и палеогеографию гор Казахстана и Киргизии. Но особенно важны её исследования по геохимии ландшафтов. Она – одна из зачинателей этого направления в Казахстане" - пишет в своей монографии "Природа Казахстана: история познания" А.П. Горбунов.

В 1952 году Глазовская вернулась в Москву с готовой докторской диссертацией на тему "Внутренний Тянь-Шань как горная страна Центральной Азии", которую и защитила сразу по приезду. Как учёный Мария Альфредовна достигла многого. Но была достойна большего. Друзья шутили: "Если бы она была мужиком и членом партии – быть бы ей академиком!".

В одном из последних интервью на вопрос о том, что ей помогло дожить до таких лет и сохранить себя, она ответила:

– Интерес к науке и к жизни. Я никогда не стремилась преувеличивать отрицательные моменты. Всегда говорила себе, что бывает хуже, поэтому надо пытаться находить положительные моменты даже в очень плохом. Нужно всегда стараться найти положительные стороны в том, что случилось, до конца оставаться оптимистом…

Мария Альфредовна Глазовская скончалась 20 ноября 2016 года, не дожив двух месяцев до своего 105-го дня рождения…

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter