И слава Богу, что проглядели. Иначе кто бы работал сейчас на показах Givenchy, Armani, Vivienne Westwood и многих других?

Сейчас Алёна активно снимается для лучших дизайнеров, а в свободное время занимается экстремальным спортом - прыгает с парашютом, готовит имиджевый фотопроект о Казахстане и мечтает отправлять соотечественниц на мировой подиум: в октябре она устраивает на родине большой модельный кастинг. Об этом Алёна рассказала на своей мини-презентации. На встрече юные модели спрашивали девушку о том, что их волнует, задали свои вопросы и мы. 

- Вы собираетесь открывать в Казахстане скаутинговое агентство и отправлять наших моделей на мировой подиум, то есть как профессионал считаете, что у наших девушек есть шанс?

- Конечно, есть. В жизни вообще нет ничего недостижимого. Я сама прошла через всю эту школу, у меня есть опыт, я знаю все престижные модельные  агентства, и если у девушки есть данные - интересное лицо, правильный характер и желание много работать - то я помогу ей сделать карьеру. Я буду делиться своими знаниями, научу общаться с  клиентами, подскажу, как выбрать первое место работы. Лично мне пробиться на высокий подиум помог опыт работы в Азии - там я собрала первое портфолио, научилась нормально позировать и говорить по-английски. Если ты всего этого не умеешь, то в Европе никто с тобой нянчиться не будет, просто скажут "next" и всё.  И надо понимать: если ты провалила кастинг у китайского дизайнера, то ничего страшного, это просто опыт, но если ты попадешь к Миучче Прада, и она скажет: "Следующая", значит, путь в большой модельный бизнес для тебя закрыт. У каждой начинающей модели есть только один шанс показать себя, и если она не сможет им воспользоваться, то второго шанса не будет.

- А разве это не зависит только от внешности и типажа девушки? Ведь было время, когда в моде были, к примеру, славянки...

- Когда-то это работало, в моде были то мужеподобные девушки, то модели с определённым разрезом глаз, формой ушей, скул или бровей, но сейчас всё не так. Фэшн-индустрия стала слишком большой. Мода на лица меняется каждые пару сезонов, и за этим не уследить. Я знаю только про один чёткий тренд -  сейчас началась эпоха it-girls, то есть девушек с ярко выраженной индивидуальностью, которые "сделали" себя сами. В последнее время фэшн-бизнес сильно изменился - дизайнеры больше стали обращать внимание на что-то внутреннее, чем на внешнее. На харизму, а не на внешность. Если раньше ты обязана была на кастинг надеть каблуки и быть при параде, то сейчас ты можешь прийти в кроссовках, или в кедах. Главное, как ты себя преподнесёшь. Единственное, что остаётся до сих пор неизменным, - это требование к росту – он должен быть не меньше 175 см и никак иначе.

- Что же стало главным  в вашем успехе?  

- Мне кажется, то, что я никогда не ленюсь. Не хочу хвалить себя, но если работаю, то стопроцентно отдаюсь съёмкам. Наверное, потому что очень люблю свою работу. 


Одна из фотосессий Алёны Субботиной

Фото imhomir.com
Фотосессия Алёны Субботиной для Thomas Wylde

- Моделей тысячи, а таких, как Жизель Бундхен и Кейт Мосс, получающих миллионные гонорары, - единицы, почему?

- Всё дело в том, что они начинали во времена супермоделей, тогда на подиуме не было такого количества девушек.

- А как же молоденькая супермодель Кара Делевинь, она сейчас в тренде?

- Она исключение, ведь она из Лондона и из очень богатой "royal" семьи. Естественно, все бренды, которые работают с клиентами их круга, тут же поддержали её и  подписали с ней контракт - это бизнес. Конечно, тебя возьмут на подиум, если ты ребенок телезвезды или у тебя миллионы подписчиков в Инстаграме. Простых моделей это бесит, но с этим не поспоришь - сейчас эпоха селебрити и социальных сетей.  

- Сейчас век Инстаграма, вас не раздражает, когда каждая девушка ощущает себя моделью?

- Нисколько,  каждая девушка хочет выглядеть красиво, почему нет? Другое дело, что если ты называешь себя моделью и ведёшь себя соотвественно, но при этом не зарабатываешь денег. Тогда ты просто красивая девочка.

- А когда вы почувствовали, что вы настоящая модель?

- Я, честно говоря, до сих пор этого не чувствую – всё очень зыбко. В нашей профессии очень большая конкуренция. С другой стороны, это хорошая мотивация - быть всегда в форме. Одно скажу: если я чего-то хочу, то иду к своей цели. Помню, когда только начала работать в Азии, то такой профессии  как "модель" в Сингапуре просто не существовало. Официально там зарегистрировали моделей только в 2011 году, поэтому я там  работала нелегально. Каждый месяц мне нужно было выезжать за пределы страны, и каждый раз пересекать границу под разными предлогами – то я путешествую, то учу английский. Я получала смешные деньги за съёмки, что-то около 300-400 долларов в день.


Фото itcolossal.com

- То есть то, что модели хорошо зарабатывают, - это миф?

- Это зависит, конечно, от востребованности. Ты можешь хорошо зарабатывать, а можешь ничего не зарабатывать. Во всех фэшн-столицах высокие налоги: в Лондоне  и Нью-Йорке модели платят в казну по 40%, в Милане - 50%, в Париже - вообще 68%.  К тому же ты должна платить агентству и материнскому агенту. Если ты начинающая модель и снимаешься в Нью-Йорке для каталога, то получаешь примерно 3-4 тысячи долларов за день, показ стоит 4-5 тысяч долларов.

- Где работать сложнее всего?

- Наверное, в Париже - там все работают больше на имидж, участвуют в громких показах, чтобы потом поехать в Нью-Йорк и зарабатывать там деньги. Да и кастинги в столице Франции очень тяжелы, особенно в первый сезон, когда в день у тебя 20 кастингов, но ты новое лицо и ещё не заслужила водителя, поэтому тебе приходится передвигаться на метро, и при этом ты ещё должна нормально выглядеть: прийти с лукбуком, на каблуках. Как правило, в период кастингов в Париже плохая погода, и ты ходишь  по ним в верхней одежде, с зонтом, а ещё должна отстоять очередь как минимум в 150 человек.

- А в Нью-Йорке?

- Там полегче, но заслужить официальное приглашение в Нью-Йорк и получить рабочую визу в США непросто. Когда меня пригласили открыть показ Givenchy, мне делали визу полгода. Я приехала в Нью-Йорк в первый раз, и меня заселили в модельные апартаменты на Манхэттене. Тогда, я честно говоря, боялась даже на улицу выйти. Нью-Йорк – это большой мегаполис, в котором очень тяжёлая энергетика. Для работы он прекрасен, но для жизни - не знаю… До сих пор не могу сказать, что люблю его. Я предпочла бы жить за городом, а не в этой суете.


Алёна Субботина для Numero Russia

Фото models.com
Алёна Субботина в съёмках для Numero Russia

- Кем бы вы стали, если не моделью? Спортсменкой?

- Или доктором. Меня всегда привлекала медицина. Что касается спорта, если бы не бросила, то, наверное,  смогла бы достичь определённых успехов. У меня ведь такой характер, что если я участвую в соревнованиях, то хочу обязательно победить. Пока я не уехала работать в Сингапур, я уже играла в команде "Жетысу", и мне говорили о месте в сборной Казахстана.

- Судя по Инстаграму, вы посещаете все бои с Головкиным….

- Да, если  в Нью-Йорке проходят казахстанские вечера, то я обязательно бываю там. На бои Головкина хожу как настоящий патриот - с флагом, в футболке. Вообще, это очень крутое чувство, когда далеко от дома ты берёшь в руки флаг своей страны и можешь представлять её за границей. Такие моменты придают мне сил.

- В  обычной жизни вы хорошо получаетесь на фото?

- Нет! Я знаю пару своих удачных ракурсов, знаю, как позировать, но всё равно не всегда себе нравлюсь. Особенно, если какой-то неудачный свет, от него зависит 70% успеха.

- Ваши фотосессии всегда креативны и иногда очень смелы, каково сниматься, например, обнажённой?

- Для этого нужно морально созреть. Я начала делать такие съемки, будучи уже опытной моделью, когда уже снималась только для крутых изданий с классными фотографами, которым я доверяю и знаю, что они подадут меня в лучшем свете.


Фото fastpic.ru

- А на показах часто приходится обнажаться?

- Ужас! Нет!  Я бы на это никогда не согласилась. Нужно всегда чувствовать свою зону комфорта, как правило, предлагая такого рода одежду, все большие дизайнеры спрашивают моделей: всё ли в порядке. Если нет, они не будут настаивать. Вообще такого рода вопросы возникают из-за наших стереотипов вокруг модельного бизнеса. Я устала доказывать всем, что в настоящем модельном бизнесе постельные отношения не работают. Это работа, тебе открывают рабочую визу, а не так, что ты приезжаешь, а у тебя уже список постелей, через которые нужно пройти.

- Вы так рассказали о модельном бизнесе, что  в нём хочется работать, неужели он и правда такой радужный?

- Конечно, нет. Как и в любой профессии  есть вещи, которые тебе не нравятся: иногда бывает, что тяжело сниматься - одежда никакая, фотограф ужасный, а нужно сделать не меньше 40 фотографий и так далее. Но лично я никогда не ною - раз выбрала эту работу, согласилась на это добровольно, значит, не жалуйся. А если не нравится – найди другую работу.

- А вы были знакомы с Русланой Коршуновой,  знаменитой моделью из Казахстана, выпавшей, по официальной версии следствия, из окна своей квартиры на Манхэттене?

- Нет. Она была старше меня года на три-четыре, и когда я ещё работала в Азии, она была уже на пике популярности в Нью-Йорке. Если вы хотите спросить про мою версию событий, то не хочу делать какие либо выводы, я ничего не знаю.

- Модель – это опасная профессия? Много ли соблазнов?

- Много, ведь моральная нагрузка у моделей очень большая. Это бесконечная конкуренция, и если один сезон ты на пике, тебя приглашают все дизайнеры, ты на всех обложках, то на второй сезон о тебе могут забыть. У многих начинается депрессия, они начинают пить, гулять по клубам, принимать наркотики. Но я морально устойчивая, и у меня лучший способ борьбы со стрессом – это спорт. 


На снимках Алёна Субботина всегда разная

Фото gregorisboutique.it
На снимках Алёна Субботина всегда разная

- Какие парни вам нравятся: модели, спортсмены?  

- Модели? О нет! (Смеётся.) Спортсмены, да, нравятся. Но знаете, я не хочу делить людей по типажам, всё зависит от конкретного человека. Единственное, скажу, что для меня совершенно неважна внешность. Я  столько лет работаю в индустрии красоты и за это время видела такое количество холёных, красивых парней, что внешность перестала играть какое-либо значение. Когда парень чересчур следит за собой, это, наоборот, отталкивает.

- Сейчас как часто бываете в Алматы?  

- Примерно раз в полгода, здесь живёт моя мама, мои друзья и родственники, и я всегда скучаю по родному городу. Я здесь выросла, и меня всегда тянет домой. Где бы я ни жила и как бы я ни была занята, я всегда буду находить возможность приезжать сюда. И не просто приезжать, а делать какие-то полезные проекты.

- Поговорим о них. Вы сделали фотопроект о казахстанской молодёжи с известным американским фотографом, расскажите подробнее?

- Я пригласила Дэниела Кинга в Казахстан ещё год назад, но он только теперь созрел, чтобы приехать. Мы устроили кастинг, выбрали 23 человека и сняли наших героев там, где они сами предложили. Всех снимали в естественных условиях, без макияжа и постановочных кадров. Также мы сняли улицы Алматы, необычные места, осенью будет выставка  в Нью-Йорке. Я этого момента жду, ведь мне очень хотелось бы, чтобы о моей родной стране узнали больше. Очень надеюсь, что будет аналогичный показ и в Алматы.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter