Здание колонии ЛА-155/18 в Алматы

Здание колонии ЛА-155/18 в Алматы / Фото Алмаза Толеке

О пилотном проекте "Реабилитационная тюрьма" в Правительстве Казахстана заговорили в декабре 2016 года. Именно тогда власти приняли решение о социальной реабилитации граждан, освободившихся из мест лишения свободы.

Программа стала 33-м по счёту шагом Плана нации, а колония ЛА-155/18 с её обитателями – местом, где эту программу решили опробовать.

Для встречи с заключёнными, живущими за колючей проволокой близ Алматы, определили бизнес-тренеров от Палаты предпринимателей "Атамекен". 27 августа текущего года они провели для 30 мужчин и женщин однодневный семинар. Разбирали, как модно сейчас говорить, "кейсы" – как открыть свой бизнес, чем заинтересовать потенциальных потребителей и где, что самое главное, взять денег для старта.

"Цель нашего бизнес-тренинга сегодня – это реабилитация осуждённых. Мы пришли, чтобы обучить их и дать азы предпринимательства. Чтобы после выхода на свободу они могли открыть свой бизнес и встать на новый путь. При этом деятельность учреждения должна быть основана на создании атмосферы доброжелательности, и заключаться не в наказании, а в оказании помощи осуждённым в период отбытия наказания. При этом субъекты "реабилитационной тюрьмы" должны понимать и учитывать принцип "человек лишён свободы, а значит, уже наказан. Мы были и в детской колонии, там тоже учили подростков изобретать, создавать что-то своими руками, получать необходимые навыки, зарабатывать на этом. У нас есть удачные примеры, когда заключённые вышли на свободу и открыли мебельный цех, СТО и другие производства", – рассказала бизнес-тренер Палаты предпринимателей города Алматы Асима Султанова.


"Человек лишён свободы, а значит уже наказан"

"Человек лишён свободы, значит, уже наказан" / Фото Алмаза Толеке

Эрик Сагимбеков находится в колонии 1 год и 5 месяцев. На свободу он выйдет уже в декабре, если учтут его хорошее поведение и активное участие в жизни отряда. За решётку 31-летний Эрик попал прямиком из одного известного банка, где работал в центре принятия решений главным менеджером.

"На свободе меня ждут дочка, сын, любимая женщина. У меня полноценная семья, родители здоровы. Здесь я сижу за совершение тяжкого преступления, мне дали пять лет, по профессии я финансист, – начал рассказ Эрик. – Несколько лет назад окончил Алматинский государственный университет, у меня два высших образования, помимо всего учился в Казахском университете путей сообщения. До заключения я работал в банке, первое, что приходит всем на ум, что я ограбил хранилище с деньгами или совершил какую-то махинацию, но нет. Потерпевшей стороной по моему делу значилась моя родная тётя, вкратце расскажу вам мою историю: мой старший брат работал на неё на протяжении шести лет. Она наобещала ему золотые горы, но в итоге её бизнес-план рухнул. С братом на тётку работал наш общий друг. В тот год он заболел раком, мы попросили деньги на его лечение, но он скоропостижно умер. Тётя не захотела одолжить ему денег на лечение, на могильную плиту она тоже ничего не дала, и мы решили её наказать", – рассказал журналисту Informburo.kz Эрик.


Эрику 31 год, в тюрьму он попал вместе с родным братом

Эрику 31 год, в тюрьму он попал вместе с родным братом / Фото Алмаза Толеке

В один из дней Эрик с братом, который старше его на два года, решили обокрасть родственницу. Из квартиры они вынесли документы, ценные вещи, а деньги брать специально не стали, чтобы она поняла – кража совершена не с целью выгоды.

"Тётя написала на нас заявление, нас, двух родных братьев, отправили в колонию. Сейчас мои родители перестали общаться с тётей. Мы с братом пошли как соучастники и организаторы этого преступления, у брата тоже на свободе осталась семья, дети, жена. После освобождения решили разводить скот, открыть своё крестьянское хозяйство, земля у нас уже есть, всё готово, осталось только выйти на свободу. Тут я тоже зря времени не теряю, тружусь, работаю в "хозбанде" уборщиком. Вот так можно из менеджеров крупного банка стать уборщиком I разряда, но мы тут шутим, что первый разряд даётся только суперуборщикам (смеётся). Если раньше я получал 300 тысяч, то сейчас у меня оклад 28 тысяч тенге", – заключил собеседник.


В колонии есть библиотека, зал для просмотра телевизора и столовая

В колонии есть библиотека, зал для просмотра телевизора и столовая / Фото Алмаза Толеке

Стоящая спиной к объективу женщина осуждена за мошенничество в особо крупных размерах два года назад. До того момента, когда Алима рассталась со своей семьёй, она работала в крупной госкомпании. Её жизнь резко изменилась после того, как группа лиц решила нажиться на бюджете организации. После этого я много раз прокручивала в голове произошедшее, думая, где же оступилась, признаётся Алима.

"Попала я сюда одна, осудили меня и моих коллег, предварительно выведя уголовные дела в отдельные производства. Нахожусь здесь почти два года, до конца срока осталось девять месяцев, кто-то скажет, что это недолго, но тут день считается по ощущениям за месяц. Дома меня ждут трое детей и муж, ко мне применили амнистию, убрав половину тюремного срока, грех жаловаться. Сумму ущерба мы возместили, почти половину от всех средств. На госслужбе я проработала 17 лет, много чему научилась, после освобождения без дела не останусь. Очень тоскую по семье, детям, с ними я вижусь во время долгосрочных свиданий, которые нам разрешают раз в полгода. Муж с детьми приезжает сюда на двое суток, но этого времени всё равно не хватает. По таксофону говорим иногда, старшей дочери 20 лет, готовимся к свадьбе, все ждут меня", – говорит собеседница.

По возвращению на волю Алима первое время посвятит себя семье, затем планирует реализовать бизнес-идею, инструментарий к которой ей дали на вышеуказанном семинаре. Характер в колонии стал жёстче, в бизнесе это пригодится, улыбается женщина.


Распорядок дня у Алимы стал жёстче, в 10 вечера в колонии уже отбой

Распорядок дня у Алимы стал жёстче, в 10 вечера в колонии уже отбой / Фото Алмаза Толеке


Заключённые содержатся в таких камерах

Заключённые содержатся в таких камерах / Фото Алмаза Толеке


В этой столовой осуждённые принимают пищу согласно расписанию

В этой столовой осуждённые принимают пищу, согласно расписанию / Фото Алмаза Толеке

Всего в колонии ЛА-155/18 содержатся около 200 осуждённых. Среди них в отдельном блоке живёт хозгруппа, так называют заключённых, которые получили не более пяти лет лишения свободы и могут работать. Из начисленной зарплаты у них вычитаются соцрасходы, остальное, как правило, перечисляется на личные счета.

Эти деньги заключённые могут тратить на телефонные звонки своим родственникам и покупать на них необходимые товары.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter