Гражданин Узбекистана Хамро Суванов исчез 6 июля, в день рождения столицы. Он прилетел из родного Ташкента в Алматы. С тех пор его 21 день никто не видел. По версии следствия, его избивали, угрожали пистолетом, морили голодом и не давали пить. Более того, похитители приковывали наручниками Хамро то к трубе, то к кровати. На него даже надевали подгузники.

Полицейские нашли известного стилиста прикованным к кровати на съёмной квартире в центре мегаполиса в полночь 27 июля.

В ближайшие несколько дней стражи порядка задержали предполагаемых похитителей. Ими оказались далеко не последние люди в стране: бывшая начальница Хамро, байер-стилист, организатор Территории высокой моды Sauvage Лилия Рах, владелица ювелирного дома Carmen by Miri Paz, гражданка Израиля Мири Паз и двое безработных мужчин: Ислам Мисиров и Бахыт Шалбаев. Суд решил, что на свободе они будут нести угрозу, и взял их под стражу.

Как похищали Хамро Суванова

6 июля Хамро Суванов возвращался в Казахстан из Узбекистана. В аэропорту его встретил водитель. Но Хамро не успел уехать. Его позвал помощник Рах по имени Наград, который сообщил, что его ждут Лилия и Мири. Ничего не подозревая, Хамро молча направился к ним. На стоянке возле VIP-терминала стояли Паз, Рах, её водитель Денис Некипелов и ещё несколько незнакомых ему мужчин: Степан Шляхов и некий Александр.


Хамро Суванов

Хамро Суванов / Фото informburo.kz

"Я поздоровался с Лилией Робертовной. Она спросила, куда я пропал. Я сказал, что никуда – телефон не работает. Мири Паз ко мне в тот момент подошла, несколько раз толкнула меня. Сказала: "Поедешь с нами, где твой паспорт, давай". Мы сели в машину, я отдал ей паспорт", – рассказывал Хамро Суванов в суде.

В машину, говорит Суванов, сел из-за того, что Паз ему угрожала, но подчёркивает, что, несмотря на угрозы, это было добровольно. Пока они ехали в офис, в салоне автомобиля Мири била Хамро по лицу, голове и дёргала за уши.

В офисе женщины спрашивали у Хамро, куда он дел все драгоценности, которые получил от них для продажи. Суванов заверил их, что все украшения находятся в ломбарде и в скором времени он вернёт всё им. После беседы из офиса Хамро увёз некий Александр, личность которого по сей день не установлена. Суванова увезли в Иссык.

"Мири Паз привезла много отсканированных документов, я написал расписку под её диктовку, с чем-то я был не согласен. Я сказал, что этого не делал. Александр ударил меня по спине палкой и велел писать то, что мне сказали. Я делал то, что мне говорят. После этого Мири Паз ушла, как я понял, поужинать, а Александр велел мне лечь на пол, снять футболку, закинуть руки и ноги на спину. Он завязал их скотчем и бил меня шнуром от удлинителя", – говорил в суде Суванов.


Шрамы на ногах у Хамро Суванова

Шрамы на ногах у Хамро Суванова / Фото informburo.kz

Потом в Иссык приехала Лилия Рах. Она зашла в комнату, увидела, что Хамро связан, и вышла. Через некоторое время пришёл Александр и развязал Суванова. После этого вернулась Лилия Рах, и был снова разговор о долгах.

На следующий день Хамро Суванова привезли на встречу в кафе "Урбан" с Паз и Рах. Договорились, что поедут в ломбард.

В ломбарде стилист показал все украшения. Только Рах решила сама выкупить свои изделия. После этого его увезли в квартиру Паз. С этого момента Суванов считает себя похищенным.

В квартире уже появляются Ислам Мисиров и Бахыт Шалбаев. Они увезли Суванова в частный дом.

"Прямо возле подъезда стояла машина Ислама. Мне сказали, чтобы я лёг и не смотрел, куда едем. Меня привезли в частный дом, не знаю, где находится. Они мне сказали раздеться до трусов. Завели меня в какую-то маленькую комнату, которая похожа на ванную, пол был из кафеля, очень много было строительного мусора", – вспоминал Суванов.


Шрамы на руках от наручников у Хамро Суванова

Шрамы на руках Хамро Суванова от наручников / Фото informburo.kz

В доме его приковали к трубе наручниками, избивали, морили голодом, не давали воды. Несколько раз переезжали в другие съёмные квартиры. На пленника даже надели подгузники.

"Когда я ходил в туалет, из бачка унитаза пил воду; но если они видели, что я пью без их разрешения, за каждый глоток избивали. Последние два дня все мои раны начали гноиться, кровоточили. Когда мы переезжали, для того чтобы я не промок в машине, мне купили памперс. Привезли мазь, марганцовку. В квартире я был наручниками прикован к кровати или к трубе. В последние два дня они мне дали поесть лапшу, немного дали еды. Было поздно, где-то одиннадцатый час, я уже в комнате услышал шум. Увидел, что зашли полицейские и меня освободили, за что я очень благодарен", – говорил суду Хамро Суванов.

В суде стало известно, что о похищении Хамро в полицию заявил его сосед Азамат Амангельды.

Хамро Суванов на суде заявлял ходатайство о том, чтобы в отношении Мири Паз добавили статью "Вымогательство".

Версия осуждённых: Хамро попросил их защитить от кредиторов


Мири Паз и Ислама Мисирова приводит конвой на суд

Мири Паз, Бахыта Шалбаева и Ислама Мисирова приводит конвой на суд / Фото из архива informburo.kz

Перед 6 июля Мири Паз просила свою подругу Лилию Рах помочь найти хорошего юриста, который мог бы проконсультировать её, как законными способами вернуть деньги и украшения. Паз к тому же сообщила, что Хамро был должен ещё нескольким женщинам. Лилия Рах договорилась со своим юристом Дмитрием Дмитриевым и назначила встречу на 11 часов 6 июля. Байер пыталась узнать, правда ли то, что говорит Паз, у своего бывшего работника. Но не дозвонилась.

6 июля Рах, Паз и ещё несколько женщин встретились с юристом в ресторане. Но как таковой разговор не состоялся, поскольку поступила информация о прилёте Хамро. Паз решила, что нужно ехать встречать его. Рах несколько раз звонила Хамро, чтобы сообщить о том, что приедут в аэропорт, но его телефон был вне зоны обслуживания.

В офис она приехала потому, что хотела выяснить всё и уладить конфликт. Она сразу решила для себя выкупить свои изделия из ломбарда, что и сделала в последующем.

Хамро был должен своей бывшей начальнице на общую сумму 31 тысяча долларов и 1 млн тенге.

Стилист-байер объяснила, что в Иссык поехала по приглашению Хамро. Там она спросила Суванова, всё ли хорошо, получив утвердительный ответ, успокоилась. После этого она не видела Хамро. Несколько раз звонила, но не дозвонилась. Рах была уверена, что Суванов в скором времени объявится, поэтому не переживала.

Впрочем, сам потерпевший и в ходе следствия, и на суде заявил, что Лилия Рах не причастна к его похищению. Он просил следователей и судью прекратить уголовное дело в отношении байера. Сама Лилия Рах тоже считает, что непричастна к преступлению.

Главный фигурант похищения гражданина Узбекистана, по версии следствия, Мири Паз тоже не признала свою вину. Бизнесвумен в своих показаниях сказала, что Хамро Суванов сам попросил её помочь защититься от кредиторов. Паз сразу же попросила своего помощника Ислама Мисирова охранять Суванова и даже дала денег на еду и аренду квартиры. Поэтому "повелительница бриллиантов", как её прозвали СМИ, считает, что похищения не было.

После этого Паз спрашивала у Ислама о том, как поживает Хамро. Получив ответ, что с Сувановым всё в порядке, не переживала.


На скамье подсудимых Лилия Рах, Мири Паз, Ислам Мисиров и Бахыт Шалбаев

На скамье подсудимых Лилия Рах, Мири Паз, Ислам Мисиров и Бахыт Шалбаев / Фото из архива informburo.kz

В разговоре с Сувановым Паз пыталась выяснить, каким образом ей вернут деньги. В суде звучали разные суммы, самая максимальная была – 2 млн долларов. Женщина объясняла ему, что готова написать на него заявление в полицию или подать в суд. В итоге Паз обратилась в правоохранительные органы по фактам мошенничества со стороны Суванова уже из СИЗО.

"Принесла с собой из камеры миску и кружку, из которой пью, а знаете, почему не написала заявление? Чтобы вы не ели, не пили из такой миски. Заявление написала уже после того, как вы преднамеренно обвинили меня в похищении", – объяснила Паз.

Ислам Мисиров подтвердил версию Мири Паз. Для того чтобы снять квартиру, он позвал своего друга Бахыта Шалбаева. Почему сам не стал арендовать жильё, он не объяснял. Мисиров избивал Хамро из-за личной неприязни.

"Есть причины, которые не нужно называть. Я испытываю неприязнь личного характера. Это не связано с долгом. И вообще, как к человеку в тот момент я относился к нему очень плохо", – сказал Мисиров на суде.

По его словам, Мири Паз не знала о том, что Суванов был связан и избит. Своей "заказчице" он говорил, что Хамро находится в безопасности, а об избиении умолчал.

Роль Бахыта Шалбаева была только в том, чтобы снять квартиру и иногда приносить еду и воду Хамро.

Прения один раз откладывались из-за неготовности гособвинителя Алии Каисовой. Она не успела согласовать текст выступления с руководством. Адвокаты Лилии Рах сразу же заявили, что, по законодательству, прокурор – независимое лицо и с кем-либо согласовывать свои действия не имеет права. Через день Каисова всё же выступила в прениях. Однако её выводы практически ничем не отличались от обвинительного акта.

Известный адвокат, член президиума Алматинской городской коллегии адвокатов Салимжан Мусин, который защищал Мири Паз, заявил в прениях, что через несколько дней после поступления заявления в полицию о пропаже Суванова следователи начали прослушку телефонов Лилии Рах и Мири Паз, а также следили за ними. Но ничего подозрительного не обнаружили.

"Органом досудебного расследования было принято решение о прекращении уголовного дела в отношении Дениса Некипелова (водителя Лилии Рах. – Авт.), Дмитрия Дмитриева (юрист Лилии Рах. – Авт.), Степана Шляхова (водитель машины, на котором увезли в Иссык Суванова. – Авт.), Награда Бакиева (помощник Лилии Рах. – Авт.) и других лиц. Вот классический, очень убедительный пример того, что не всегда стоит доверять показаниям потерпевшего. В первых показаниях от 27 июля Хамро рассказывал, как эти лица совершали его похищение, и просил взять за основу его показания. Это пример, когда органом досудебного расследования не были приняты во внимание показания потерпевшего. Это тот случай, когда потерпевший позволял себе искажать действительность", – сказал Салимжан Мусин.

К слову, в суде не были выслушаны Степан Шляхов, некий Максим, Роман Софаров. Судья всего лишь зачитал показания Шляхова, которые он дал в ходе досудебного расследования. В них он рассказывает, что Роману позвонил Максим и сообщил, что необходимо встретить незнакомого им парня в аэропорту, но причину не назвал. В аэропорту некий Александр, которого Шляхов тоже не знает, положил чемодан в его машину и велел ехать за ними. В офисе женщина в очках (по всей видимости, он имел в виду Мири Паз) сказала ему, чтобы Хамро побыл у них пару дней.

"Вышла женщина в очках, сказала нам, чтобы неизвестный нам мужчина (Хамро Суванов. – Авт.) пожил у нас два дня, для того чтобы его не нашли другие люди, которым он должен. Также она сообщила, что он вор и украл у неё крупную сумму денег", – говорит в своих показаниях Шляхов.

Кроме этого, неизвестный человек позвонил Шляхову и попросил его привезти Суванова в ломбард, и после этого Шляхов не принимал участия в этом деле.

Также в ходе главного судебного разбирательства Хамро Суванов примирился с Исламом Мисировым и Бахытом Шалбаевым. Как в кулуарах суда заявила адвокат Мисирова Рена Каримова, прощение у потерпевшего получили за деньги.

Приговор суда

Судья Куаныш Арипов признал всех четверых виновными в похищении Хамро Суванова:

Лилию Рах приговорили к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества по статье "Похищение человека группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений".

Мири Паз, Ислама Мисирова и Бахыта Шалбаева осудили по статье "Похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья из корыстных побуждений". Паз лишили свободы на 7,5 лет, Мисирова и Шалбаева – на 8 лет. У всех троих конфисковали имущество.

Все четверо будут отбывать своё наказание в исправительной колонии общего режима.

Пресс-служба Алматинского городского суда объяснила, что судом Лилии Рах назначено минимальное наказание, а остальным – в пределах, предусмотренных статьёй.

Что касается конфискации имущества, в суде поясняют: данный вид наказания предусмотрен ст. 125, ч. 2, УК РК.

"Вопрос об имуществе, подлежащем конфискации, будет решён на стадии исполнения приговора", – добавили в суде.

Лилия Рах и Мири Паз заявили, что не согласны с приговором.

Кто-то положил глаз на бизнес Лилии Рах – защита байера

Через несколько дней после оглашения приговора 14 ноября, в понедельник, в Алматы защита Лилии Рах провела пресс-конференцию. На ней сын байера Антон Сухин высказал предположение о возможной заинтересованности кого-то в том, чтобы его мать оказалась в тюрьме.


Сын Лилии Рах Антон Сухин

Сын Лилии Рах Антон Сухин / Фото informburo.kz

"Фактов таких чётких, почему она была арестована, нам ещё не сказали. Приговор мы ещё не получили. В суде свидетели и видеозаписи не показывали на виновность моей мамы. Четверо обвиняемых было, что удивительно, два человека признали свою вину в удержании Хамро. Оба на следствии и на суде говорили, что не знают Рах. Такое ощущение, что есть заинтересованная сторона, поскольку дали 7 лет с конфискацией имущества. Нам нечего анализировать. Сегодня последний день, когда должны выдать нам приговор", – заявил Антон Сухин.


Хамро Суванов

Хамро Суванов / Фото informburo.kz

Сам Хамро Суванов вновь повторил, что не согласен с приговором в отношении Лилии Рах.

"В ходе следствия я был допрошен трижды. В первый раз – в день освобождения, когда я был в плохом состоянии. Тогда я просто рассказал всю хронологию событий из аэропорта до моего освобождения. Помимо этого я указывал и других лиц. Изначально там было 8 человек. В ходе следствия была доказана непричастность части людей, и они были освобождены от уголовной ответственности. Поэтому я удивлён, что Лилию Робертовну осудили. Не только я говорил об её непричастности к моему похищению, но и другие участники процесса. Мисиров и Шалбаев заявили, что впервые увидели Рах на очной ставке", – сказал Хамро Суванов.

По словам адвоката Рах Гаухар Салимбаевой, приговор судья должен вручить им в течение пяти суток. Сегодня истекает срок, а к 18 часам документ ещё не был получен.

"Мне нечего сказать. Я пока не знаю. Не могу сказать по фактам. В пятницу видел в последний раз маму. Поговорили на личные темы. Она в СИЗО. Мне мама сказала делать то, что я считаю нужным, поэтому провели пресс-конференцию. В СИЗО есть библиотека большая, она общается там с людьми. Что ещё может делать человек, который сидит в СИЗО? Живём мы пока так же, как последние четыре месяца. Бизнес ведём, я и наша команда, работаем", – сообщил Антон Сухин.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter