По словам начальника отдела по расследованию преступлений против личности ДВД Алматы, полковника полиции Мурата Джалилова, сегодня более 70% убийств в южной столице совершается на бытовой почве. В 20% случаев причинами расправы являются личная неприязнь и корыстные мотивы, включая убийства по найму. Оставшаяся часть приходится на убийства, совершённые по неосторожности, в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны и из хулиганских побуждений.

За 9 месяцев 2014 года в Алматы было зарегистрировано 68 убийств. За аналогичный период текущего года – 55. Из них раскрыто более 91%.

Среднестатистический портрет современного убийцы выглядит так. Это, в подавляющем большинстве, мужчина 20-35 лет, безработный, приезжий, со средним образованием, злоупотребляющий алкоголем. Спусковым механизмом к совершению особо тяжкого преступления может стать банальная ссора в ходе совместного распития спиртных напитков, жажда наживы, уязвлённое самолюбие, месть и вражда.

Женщины и несовершеннолетние лица тоже иногда проходят в качестве обвиняемых, но гораздо реже мужчин. Так, в текущем году были начаты только два досудебных расследования в отношении дам-убийц. Подростков не было. Однако полицейские с горечью констатируют, что зачастую самые изуверские преступления совершают именно представительницы прекрасного пола и тинейджеры. Речь идёт об убийствах с особой жестокостью, когда жертве наносят множественные, порой до 35-40, колото-резаные ранения или когда её долго и мучительно истязают перед смертью.

Достаточно вспомнить резонансный инцидент двухмесячной давности, происшедший в самом центре мегаполиса, когда мать выбросила из окна пятого этажа двух родных дочерей 1,5 и 8 лет, а затем прыгнула вслед за ними с балкона. Ужас заключался в том, что старшая девочка перед смертью умоляла мать о пощаде – она цеплялась руками за оконный карниз, пытаясь удержаться на весу. Но родительница спихнула дочку, и та разбилась насмерть. Следом за ней полетела её младшая сестрёнка, однако Всевышний уберёг малышку. Она приземлилась прямо на тело старшей сестры, получив при этом многочисленные переломы. В конце с балкона сбросилась уже сама мать. Она тоже выжила, но в отличие от младшей дочери, отделалась лишь ушибами. На днях выяснилось, что 38-летняя убийца не понесёт уголовной ответственности за содеянное, так как психиатры выявили у неё параноидальную шизофрению. Согласно уголовно-процессуальному законодательству, преступница будет направлена на лечение в специализированное учреждение. В текущем году это третий случай, когда дело закрывается в виду невменяемости подозреваемого. А вот в 2014 году таких дел было четыре.

Кстати, вердикт о невменяемости подозреваемого выносят не врачи, как полагают многие, а судьи. Психиатры дают только оценку действиям убийцы, определяя, отдавал ли он себе отчёт на момент совершения преступления и ориентировался ли он в окружающей обстановке. А уж судья решает, отправлять его в колонию или же в психбольницу.

Обычные убийцы отбывают наказание в колониях строгого режима, расположенных в Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской и Карагандинской областях. Тогда как осуждённые к пожизненному лишению свободы – это маньяки, террористы и бандиты – содержатся в спецколонии, которая находится в Костанайской области. Лиц, признанных судом невменяемыми, но в то же время представляющих опасность для общества, помещают в специализированное медучреждение, расположенное в Алматинской области.

Скорбные дела

Интересно, что 15-20 лет назад картина была несколько иной, чем сейчас. Южную столицу тогда накрыл вал особо тяжких преступлений, некоторые из которых так и остались нераскрытыми по сей день. Что, впрочем, немудрено, учитывая их характер: заказные убийства коммерсантов чередовались в те времена с кровавыми разборками между организованными преступными группировками и разбойными нападениями заезжих гастролёров на квартиры зажиточных горожан и офисы предприятий. И это не считая убийств на бытовой почве, которые совершались с пугающей частотой.

А в 1999 году в Алматы и вовсе появились маньяки-людоеды, охотившиеся исключительно на проституток. Двое сводных братьев и их общий приятель посчитали себя "санитарами каменных джунглей", а своей миссией – избавление мегаполиса от жриц продажной любви. Вот они и стали приводить к себе на квартиру дешёвых путан, затем спаивать их водкой, в которой предварительно растворяли сильные психотропные вещества. Пользуясь беспомощным состоянием девушек, нелюди душили и резали их. В ванной расчленяли трупы, филейные части оставляли себе на пропитание, а останки выбрасывали в мусорные контейнеры в разных частях города. За убийство шести девушек лёгкого поведения маньяки были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. Однако из-за вступившего тогда в силу моратория на смертную казнь им сохранили жизнь, заменив расстрел пожизненным лишением свободы. В спецколонии главарь людоедов вскоре умер от цирроза печени.

В 2003 году в ГУВД Алматы произошло грандиозное ЧП. По подозрению в совершении разбойного нападения и убийстве продавщицы обменного пункта валюты были задержаны двое полицейских. Один из них оказался бывшим оперативником убойного отдела, а второй – опером МВД, к тому же ещё и родным племянником тогдашнего заместителя министра внутренних дел. Неудивительно, что высокопоставленный генерал вынужден был подать в отставку. Добычей преступников в погонах стали 10 000 долларов. Суд приговорил их к длительным срокам лишения свободы.

Сегодня, к счастью, в Алматы никакие серийные убийцы уже не орудуют. Может, поэтому у полицейских ДВД не получила широкого распространения практика привлечения к расследованию профайлеров, как это принято за рубежом. Профайлер – это психолог-криминалист, который на основании "почерка", то есть характерного способа совершения убийства, составляет психологический портрет разыскиваемого маньяка. Во многих западных странах эти уникальные в своём роде специалисты давно состоят в штате полицейских подразделений. И они реально помогают детективам выйти на след психопатов. Наши оперативники и следователи консультируются с профайлерами лишь в единичных случаях, и то по личной инициативе, когда речь заходит о расследовании нераскрытых ранее убийств.


Корысти ради

Фото Олега Спивака
О маньяках в Алматы не слышали уже давно

Что же касается заказных убийств, то самое последнее произошло в Алматы в ноябре 2013 года. Жертвой тогда стал 33-летний сотрудник одного из банков второго уровня. Как выяснилось в ходе следствия, он вместе с заказчиком убийства и третьим соучастником мошенническом путём обналичивал деньги с пластиковых карточек клиентов. Однако чтобы не отдавать ему долю – около семи миллионов тенге – заказчик решил избавиться от него. Киллер расстрелял жертву во дворе её дома.

Самыми громкими преступлениями 2015 года в Алматы стали убийство 40-летней журналистки Илоны Екшембеевой и 19-летней студентки А. В первом случае широкую общественность взволновали личности убийцы и его жертвы, а во втором – особая жестокость, с которой действовал изувер. Напомним вкратце фабулу дел. Илона была известной в южной столице журналисткой, которая некоторое время проработала ещё и в пресс-службе городского ДВД. 12 марта её зарезал в ходе пьяного скандала сожитель – 41-летний сценарист и телепродюсер Андрей Алимов. За это суд и приговорил его к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Кроме того, Алимов должен выплатить потерпевшей стороне два миллиона тенге морального вреда и 710 000 тенге имущественного вреда.

Убийство же 19-летней студентки вообще не укладывается в голове. Девушку похитил ради выкупа в размере четырёх миллионов тенге, а затем хладнокровно зарезал её бывший одноклассник – 20-летний Б. Её тело, связанное по рукам и ногам верёвками, нашли потом в канализационном люке. Убийцу задержали после того, как он снял по банковской карточке жертвы деньги, предназначенные для её выкупа. Следствие по этому делу всё ещё продолжается.

Но вот почему-то незамеченными СМИ осталось дело банды чёрных риэлторов, действовавших в Алматы на протяжении нескольких лет. Действовали они по традиционной схеме: находили по своим каналам одиноких, остро нуждающихся в деньгах и нередко пьющих владельцев одно- и двухкомнатных квартир либо частных домов. Потом втирались к ним в доверие, предлагая выгодную сделку с продажей или обменом жилья. Как только доверчивые клиенты передавали преступникам на руки правоустанавливающие документы на жилплощадь или подписывали необходимые бумаги, те убивали их. Выручка от каждой кровавой сделки составляла десятки миллионов тенге. Всего на совести кровавых маклеров – восемь загубленных душ. Главарь банды получил за свои злодеяния максимальный срок наказания – пожизненное лишение свободы, пятеро его подельников приговорены к длительным срокам заключения.

Работа следователей

"Бывает, нам не удаётся в силу разных причин раскрыть преступление по горячим следам, – рассказывает полковник Джалилов. – Ну, например, мы не можем установить причастных к нему лиц. Однако это вовсе не означает, что мы откладываем дело в долгий ящик, и оно так и остаётся нераскрытым. Работа по таким делам ведётся постоянно, и мы даже отыскиваем скрывшихся за рубежом преступников. К примеру, недавно мы экстрадировали из Германии нашего бывшего соотечественника, ныне – гражданина Израиля. Он 10 лет находился в международном розыске по подозрению в убийстве одного алматинца. Задержали его сотрудники Интерпола. Мужчина подозревается в том, что летом 2005 года он в ходе внезапно возникшей ссоры зарезал в ночном клубе одного посетителя. Тогда ему удалось скрыться с места происшествия, а затем в срочном порядке вылететь за рубеж. Однако избежать правосудия ему всё же не удалось – сейчас он уже осуждён у нас к длительному сроку лишения свободы".

Убийцам редко когда удаётся надёжно спрятаться в другой стране. Разве что в тех случаях, когда между Казахстаном и каким-либо государством не подписано соглашение о выдаче преступников. А так, рано или поздно, но их находят и возвращают в наручниках на Родину, где они и ожидают вердикта суда. Казахстанские следователи всегда могут обратиться за помощью к зарубежным коллегам в рамках официальных договорённостей. Например, минского и кишинёвского соглашений в рамках СНГ. Если речь идёт о дальнем зарубежье, тогда наши полицейские обращаются в Интерпол. На официальную переписку и согласования уходит максимум двое суток. Как показывает практика, чаще всего преступников экстрадируют из России, Кыргызстана и Узбекистана.

Что касается работы следователей убойного отдела, то она в полицейской среде считается самой сложной и неблагодарной из-за колоссальных психоэмоциональных нагрузок и ненормированного рабочего графика. Поэтому выдержать её могут не все сотрудники: не случайно средний стаж службы следаков-убойников составляет 5 лет, тогда как в других подразделениях – 8 лет.

"В нашем отделе сегодня работают 16 человек, среди них две женщины. И хотя дамы прекрасно справляются со своей работой, тем не менее, я лично считаю, что расследованием убийств должны заниматься всё-таки мужчины, – считает Мурат Джалилов. – Поймите, это очень сложно – каждый день сталкиваться с чьим-то горем, переживаниями и разрушенными судьбами. Добавьте сюда большой объём следственных действий, которые мы проводим, и тогда вы поймёте цену нашей работы. Мои сотрудники часто работают в ущерб своему личному времени, выезжая на осмотр или следственный эксперимент в отдалённую местность или на край города. Поездка в оба конца занимает в среднем по пять часов, притом большую часть времени следователь проводит на ногах – это серьёзная физическая нагрузка на организм. Так что справиться с такой специфической работой могут только профессионалы, которые душой болеют за своё дело".

В настоящее время нагрузка на каждого следователя составляет по 5-6 уголовных дел. Учитывая большой процент раскрываемости, можно констатировать, что сотрудники убойного отдела в целом успешно справляются со своими задачами и обязанностями. Хотя, к слову, пять убийств до сих пор числятся нераскрытыми. Но это – дело времени, когда-нибудь и их раскроют.

Жалобы

Расследование особо тяжких преступлений всегда вызывает оживлённый интерес журналистов, правозащитников и, конечно, родственников потерпевших. Иногда это пристальное внимание, а точнее, самостоятельные попытки докопаться до правды, просто выводят из себя многих рядовых сотрудников – их начальству приходится успокаивать и сдерживать их от бурного проявления негодования.

"Жанар, вы знаете, мне не хотелось бы бросать камень в ваш огород, но, тем не менее, я выскажусь, – заявляет полковник Джалилов. – Сколько бы раз ваши коллеги из независимых изданий ни пытались проводить самостоятельные журналистские расследования по поводу выявленных ими преступлений, это ни разу не послужило нам поводом для возбуждения уголовного дела. Опубликованная якобы сенсационная информация основана или на общих фактах, или на непроверенных и искажённых. Поэтому она и не представляет для нас никакого интереса. Однако бывает так, что автор статьи обращается на блог руководства ДВД или МВД, требуя взять под личный контроль его обращение. И тогда начинается то, что реально мешает нашей работе. Поэтому, пользуясь случаем, я прошу журналистов с пониманием относиться к нашей работе и серьёзно относиться к такому понятию как "тайна следствия". Если кому-то нужны комментарии о ходе расследования того или иного уголовного дела, пусть он обращается в пресс-службу нашего ДВД".

Нередко родственники потерпевшего жалуются в прокуратуру на следователей убойного отдела. Дескать, они ведут расследование не в том направлении или некачественно провели какое-то следственное действие. И тогда надзорный орган начинает проверку, которая в большинстве своём не выявляет никаких нарушений и ошибок. Однако некоторые родственники не унимаются и даже нанимают второго адвоката, чтобы он вёл параллельное расследование. В таких случаях полковник Джалилов встречается с ними и доступным языком разъясняет позицию следователя и требование Уголовно-процессуального кодекса. После таких разъяснений многие жалобы потом сходят на нет.

В заключение

С 1 января 2015 года вступил в силу новый Уголовный кодекс РК, который ужесточил наказание за совершение убийства. Если раньше минимальной планкой считалось 6 лет лишения свободы, то сейчас – 8 лет. В новой редакции УК впервые появился такой пункт как "убийство, совершённое в условиях чрезвычайной ситуации или в ходе массовых беспорядков". За это предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter