Сегодня, 25 февраля 2019 года, Министерство информации и коммуникаций (МИК) проводит в Астане первое обсуждение изменений в Правила аккредитации журналистов. Что не так с этими Правилами? Почему журналисты решили организовать митинг против принятия их в этом виде? Редакция informburo.kz поговорила с юристами, журналистами и редакторами средств массовой информации, чтобы объяснить, что происходит

Чем грозят СМИ новые правила аккредитации?

13 февраля 2019 года на сайте "Открытые НПА" МИК опубликовал проект поправок в приказ министра культуры и информации "Об утверждении Правил аккредитации журналистов". Поправки определяют условия аккредитации, отказа в аккредитации и лишения аккредитации казахстанских журналистов. Мы проконсультировались с юристом Internews Казахстан Ольгой Диденко и попросили её дать оценку документу МИК РК.

По мнению Ольги Диденко, юриста Internews Казахстан, приказ превращает порядок аккредитации в разрешительную меру, что может иметь негативные последствия.

Проект приказа содержит, в частности, пункт о том, что журналист обязуется соблюдать некий регламент, установленный модератором. На практике это может выглядеть так: на пресс-конференции аккредитованный журналист пытается задать свой вопрос, этот вопрос кажется модератору неудобным, и он говорит: "Вы обязались соблюдать регламент, установленный модератором. Я модератор, и я решаю, что ваш вопрос неудобен для спикера, я снимаю этот вопрос".

"Регламент может предполагать массу вещей, например, требовать согласовывать вопросы заранее или даже не снимать, не фотографировать, не публиковать и вообще не осуществлять свою профессиональную деятельность. Когда письменное согласие на соблюдение регламента – не понятно какого и не понятно кем устанавливаемого – мы включаем в подзаконный акт, это даёт широкие полномочия для госоргана", – объясняет Ольга Диденко.

Проект приказа содержит также требование к журналисту, который подаёт заявку на аккредитацию, предоставить "копии документов, подтверждающих наличие договорных отношений между журналистом и средством массовой информации". Здесь юрист увидела нарушение защиты персональных данных, так как в документах содержится личная информация, информация о заработной плате и так далее. Кроме того, предоставление дополнительных документов осложняет саму процедуру аккредитации.

"У нас сейчас ТОО можно зарегистрировать за 15 минут с минимальным пакетом документов, здесь же простую процедуру аккредитации журналистов ограничивают и делают её сложной и разрешительной процедурой", – говорит Ольга Диденко.

Проект приказа фактически легализует избирательный подход к журналистам: даже аккредитованных представителей СМИ могут не пустить на какое-то мероприятие под предлогом нехватки мест в зале, где проводится мероприятие.

"Тут прямо намёк госорганам: вот как вы можете ограничивать участие нежелательных журналистов", – считает Ольга Диденко.

По мнению Ольги Диденко, предлагаемые правила по отзыву аккредитации и вовсе расходятся со статьей 22 Закона "О СМИ". В основание для лишения аккредитации добавляются новые пункты, которых нет в Законе "О СМИ". А с юридической точки зрения подзаконный акт не может противоречить норме закона.

"Я думаю, если дальше эта редакция подзаконного акта пойдёт в Минюст, надо будет всем написать жалобу, чтобы обратили на это внимание и не согласовывали с точки зрения противоречия закону о правовых актах", – говорит юрист Ольга Диденко.

Министерство готово к диалогу с журналистами

Сразу после публикации проекта приказа журналисты начали выказывать своё возмущение в социальных сетях и в СМИ. Через несколько дней министр информации и коммуникаций РК Даурен Абаев (сейчас и.о. министра) отметил, что журналистам не стоит беспокоиться по поводу ужесточения правил аккредитации и посоветовал не идти на поводу у эмоций. Позже в программе "Открытый диалог" на телеканале "Хабар" он заявил, что ужесточить правила попросили некоторые руководители средств массовой информации.


Даурен Абаев

Даурен Абаев / Фото Informburo.kz

"С этой инициативой (о предоставлении копии документа, подтверждающего наличие договорных отношений между журналистом и СМИ. – Авт.) обратились некоторые главреды, потому что возникали ситуации, когда журналисты уже не работают в редакции, а до сих пор ходят на мероприятия и представляются журналистами этой организации".

Журналисты просили Абаева назвать имена этих редакторов и СМИ, которые они представляют. Однако министр отказался. 20 февраля, после расширенного заседания коллегии министерства Абаев призвал этих главных редакторов выйти из тени: "Я призываю ваших коллег, которые внесли это предложение, если они не побоятся, сказать, "вот мы внесли предложения". Я надеюсь, такие найдутся". Спустя пять дней никто не нашёлся.

Депутат Сената, председатель исполкома Конгресса журналистов Казахстана Дарига Назарбаева также призвала представителей СМИ не паниковать из-за проекта поправок в правила аккредитации. С некоторыми пунктами проекта приказа сенатор частично согласилась.



Дарига Назарбаева / Фото informburo.kz

"Есть такой момент, где я согласна с доводами министерства, что редакция ходатайствует об аккредитации журналиста, и есть случаи, когда журналист уже уволен из редакции, а уведомление в аккредитующий орган о том, что этот человек уже не работает, не приходит. Это тоже вопрос дисциплины и вопрос безопасности. Вы же видите, как сегодня всё непросто в мире, и проблемы терроризма – они актуальны всегда, и здесь терять бдительность нельзя. Но не нужно заставлять журналистов бегать с бумагами и справками и доказывать, что они работают в редакции, здесь должны очень активно работать пресс-службы, которые должны быть на связи с редакциями. Редакция тоже должна оповещать о тех случаях, когда журналист в редакции уже не работает", – сказала Дарига Назарбаева.

После бурных обсуждений в СМИ нововведений от МИК РК министр Абаев дал поручение собрать замечания и предложения журналистов по изменениям в правила аккредитации. Также он сообщил, что в обсуждении поправок примут участие представители профессионального журналистского сообщества – "Адил Соз", Internews и профильные юристы.

Почему журналисты решили выйти на митинг?

Несмотря на готовность Министерства сесть за стол переговоров, журналисты подали заявку на проведение митинга 2 марта 2019 года в трёх городах страны: Алматы, Астане и Караганде. Представители всех СМИ Казахстана тут же разделились на три группы: за, против и те, кто не видит в этом решение проблемы, но всё равно придёт.

Серикжан Маулетбай, председатель Лиги судебных журналистов Казахстана, один из организаторов митинга в Алматы, объясняет, что Лига решила поддержать всё журналистское сообщество, именно поэтому они подали заявку на проведение митинга.



"В учредителях и в руководстве Лиги сидят действующие полевые журналисты, и мы как никто другой понимаем, с чем сталкиваются на работе представители СМИ. Мы написали заявку на митинг, мы хотим воспользоваться своим конституционным правом выразить своё несогласие с действиями Министерства информации и коммуникаций, которое, как обычно, не обсуждая с журналистами, принимает какие-то изменения законодательства. Совместно с другими правозащитниками мы составили текст обращения, которое в начале следующей недели вместе с предложениями отправим в Министерство информации и коммуникаций", – говорит Серикжан Маулетбай.

Организаторы отмечают, что разговаривать с бюрократией пытаются на её же языке в рамках действующего закона. И митинг – один из возможных методов.



"Есть, конечно, мнение, что митинг – это крайняя мера для выражения позиции. Однако в условиях ограниченности во времени мы решили работать параллельно над всеми законными инструментами, чтобы вовлечь в обсуждение проекта приказа как можно больше членов журналистского сообщества. Помимо этого, мы начали сбор подписей под обращением СМИ в ряд организаций. Всю эту работу мы ведём, подчеркну, сугубо в рамках закона. Поскольку диалог идёт с бюрократией, то и ведём мы его такими же методами. В ближайшее время, как было заявлено министром информации и коммуникаций Дауреном Абаевым, должно состояться обсуждение проекта приказа по правилам аккредитации. Мы готовы участвовать в этом обсуждении и сейчас собираем предложения журналистского сообщества по этой теме", – говорит журналист Юрий Масанов, один из организаторов митинга в Астане.

Журналист Ботагоз Омарова рассказывает, что в Караганде некоторые представители республиканских изданий побоялись ставить свою подпись: им запретили редакторы, объяснив, что это противоречит информационной политике издания. Заявку на митинг в Караганде подали 22 февраля, ответа от акимата пока нет.



"Я не думаю, что митинг вообще будет способствовать решению этого вопроса, но по крайней мере господин Абаев задумается, что если журналисты идут на такие меры как митинг, то, наверное, в проекте приказа есть что-то не очень хорошее. Честно говоря, я сомневаюсь, что в Алматы, Астане, Караганде дадут разрешение, в этот день наверняка обязательно начнут что-то проводить, обязательно найдётся какая-то "отмазка", чтобы журналистам отказать. Но если вдруг разрешат, что, конечно, из разряда фантастики, это будет неплохо. Поэтому с этой позиции я решила поддержать коллег, журналистов из Астаны и Алматы", – говорит Ботагоз Омарова, организатор митинга в Караганде.

Организаторы митинга уверены, даже если власти не разрешат его проводить, не стоит отчаиваться. Нужно дальше вести планомерную работу, искать компромиссы и требовать, чтобы чиновники услышали представителей СМИ.

"Отказ в проведении собрания при чётком понимании его целей и мирного характера был бы, конечно, интересным решением, такого я не исключаю. Даже предполагаю, что так и случится. Нужно будет активнее в дальнейшем включаться в законотворческую работу по нашей отрасли и, конечно, внимательнее отслеживать все новшества государственного аппарата по её регулированию", – говорит Юрий Масанов.

Главный редактор informburo.kz Михаил Дорофеев считает, что митинг – не самый правильный шаг, потому что у журналистов есть все возможности донести свою позицию через СМИ, а митинг – для тех, кто хочет быть услышанным, но ему не дают трибуну.

"Я уверен, что митинг не разрешат, потому что практика показывает, что разрешают митинги, исключительно когда это имеет очень важное общественное значение – например, запретить женщине фотографироваться в голом виде, а такие мелочи как защита свободы слова – это полная чепуха, ради этого митинги разрешать нет смысла. Но если его разрешат, мне кажется, здесь очень важно будет сохранить правильный тон, чтобы это не выглядело как некое "раскачивание лодки". Я думаю, многие захотят на этом деле заработать политические очки. Поэтому – не удариться в эмоции, не пойти на поводу у тех, кто хочет в этой мутной воде половить рыбку", – говорит Михаил Дорофеев.

Мнение профессионального сообщества

Большинство редакторов и руководителей СМИ, к которым обратился корреспондент Informburo.kz, предпочли воздержаться от комментариев. Причём речь идёт не только о государственных изданиях. Своё решение одни объяснили тем, что вопрос можно решить за закрытыми дверями, не вынося сор из избы, другие – тем, что их мнение отличается от мнения большинства коллег, а третьи – тем, что этот приказ настолько абсурден, что вряд ли его примут. Но нашлись и те, кто согласился высказать свою позицию публично.

Шеф-редактор Tengrinews.kz Айсултан Кульшманов не согласен с проектом приказа МИК РК по нескольким позициям.



"В пункте про ограничения по допуску на мероприятия из-за количества мест – я считаю, что там оставлена лазейка для госорганов, чтобы пресс-службы могли не допускать определённых журналистов на свои мероприятия. И в целом эту норму можно было в принципе исключить. Мне немножко непонятно, зачем она нужна. Говорили, что журналисты врываются в кабинеты, приходя на определённое мероприятие. Здесь, мне кажется, было бы правильнее акцентировать эти поправки на пресс-службы, потому что именно пресс-службы отвечают за это. Что же касается журналистов, которые давно уволились из определённого издания и приходят на мероприятия, – таких случаев я в своей практике не припомню. И здесь тоже, мне кажется, стоит обратить внимание на работу пресс-служб. Можно организовать это всё по принципу, как это делает Парламент. У них есть списки журналистов, которые обновляют с определённой периодичностью, пресс-служба в курсе, где какой журналист работает, и можно отследить, если кто-то представляется от другого издания, в котором не работает, и пытается попасть на это мероприятие. Всё должно быть организовано со стороны самих госорганов, потому что, как правильно Дарига Назарбаева сказала, пресс-службы – это своеобразный медиатор между общественностью, журналистами и госорганами, инструмент общения с обществом", – говорит Айсултан Кульшманов.

По мнению Александра Подойникова, директора отдела информационных программ КТК, если проект приказа всё же одобрят, то журналистам придётся заниматься больше оформлением бумаг, чем выполнять свой профессиональный долг.



"Журналистам сейчас и так все кому не лень стараются создать как можно больше препятствий, чтобы помешать нормально делать свою работу. То "забудут" позвать на сессию гормаслихата, то подумают, что нам "это неинтересно" и не пригласят на мероприятие, то нарушат сроки предоставления ответа на официальный запрос. То есть мы без этого зажаты в рамки и стеснены разного рода обстоятельствами, которые вообще не волнуют ни зрителя, ни читателя, – мы должны выйти к нему с полной информацией в положенное время. А если сейчас мы ещё начнём тратить время на демонстрацию устроителям мероприятий наших договоров, трудовых книжек, справок из отдела кадров, писать неким модераторам некое согласие на соблюдение некоего внутреннего распорядка. Я уже молчу про историю с недопуском журналистов в зал по причине нехватки мест! Есть риск не только не успеть к запуску ракеты, но и вообще вместе с ней послать куда подальше всё это дело. Митинг в данном случае уже, конечно, крайняя форма попытки докричаться до властей. В идеале до этого вообще не должно было дойти. Но поскольку форма вполне законная, то почему его не поддержать?" – говорит Александр.

Михаил Дорофеев, главный редактор informburo.kz, считает, что проект приказа МИК РК является лишь частью в цепи событий и показывает очень некрасивую тенденцию. Все изменения законодательства, которые вносятся, написаны и сделаны таким образом, что прямо сейчас их никто применять не будет. Однако как только журналист начнёт выходить из-под влияния, то в этот момент все эти положения начнут применять.



"Сразу вспомнят, что вы не подписали бумажку о согласии с правилами внутреннего распорядка, что вы не дали справку о том, что вы работаете в том или ином издании, и так далее. Вот мои коллеги говорят: нам это не сильно осложнит жизнь – подумаешь, бумажной работы прибавится. С одной стороны, да, с другой стороны, это всё-таки не просто бумажная работа, а это реальный рычаг давления на неугодных журналистов и неудобные, непослушные СМИ".

Журналист Илья Рыбин считает, что ужесточать надо ответственность пресс-служб. Отказ в аккредитации из-за нехватки мест он считает абсурдным, а требование согласиться с соблюдением регламента – одним из рычагов давления на СМИ, завуалированным запретом задавать острые вопросы.



"Это большие вопросы, на которые нужно сейчас всем журналистам обратить внимание, причём обсуждать должны в первую очередь сами журналисты, которые находятся в поле, не главные редакторы, не какие-то общественные организации. В первую очередь сотрудники министерства и те, кто разрабатывал этот проект, должны услышать нас, поскольку мы с этими проблемами сталкиваемся ежедневно. Да, какие-то моменты, возможно, надо пересмотреть. Но ужесточать, я считаю, надо не ответственность журналиста, а ответственность сотрудников пресс-служб, поскольку те никаким образом сейчас никому не подотчётны, кроме своих прямых руководителей, и за какие-то нарушения, которые в повседневной деятельности случаются – не ответили на официальный запрос, не подпустили к министру и так далее – за это их надо наказывать и к ним надо применять какие-то строгие санкции. Но почему-то у нас ни одного такого документа я не видел, и никакого приказа на эту тему нет".

Арман Шураев, бывший генеральный директор КТК, считает, что чиновники давно перестали уважать журналистов, и высказывания вроде "Не бесите меня", а также очередные поправки – прямые тому доказательства. Он также заявил, что готов поддержать журналистов и выйти на митинг.



"У меня есть слабая надежда, что Правительство инициирует эти дурацкие поправки, а потом само пойдёт на попятную, дабы продемонстрировать, что у нас ещё считаются с общественностью. У меня только такое разумное объяснение всей этой белиберде, которую совершает наше профильное министерство. Мы и так в топ-10 вошли с худшими законами о доступе к информации. Ещё есть к чему стремиться: оказывается, перед нами несколько стран, которые мы должны обогнать, какая-нибудь Зимбабве или Мозамбик, поэтому, наверное, такие поправки пытаются принять. Но это последний гвоздь в крышку гроба казахстанской журналистики. Надо отстаивать права, потому что, я считаю, без свободной журналистики у нас не будет ни свободной страны, ни развивающейся страны, ни будущего ни у кого, в том числе и у детей этих министров и членов правительства. Я 25 лет своей жизни отдал этому ремеслу, и мне, конечно же, обидно. Я помню, когда я в 19 лет пришёл в журналистику, тогда никакой вице-министр нам не был указ, премьер-министр оправдывался перед народом, потому что журналисты были и есть посредники между властью и народом. Сейчас этого нет, но кто сказал, что этого не будет опять? Мы должны добиться, чтобы это было, чтобы нас уважали, чтобы нас уважал народ, а Правительство нас боялось", – говорит Арман Шураев.

Журналист Марина Михтаева считает, что ведомство ведёт планомерную работу уже несколько лет, и журналистам становится работать всё сложнее.



"Достаточно вспомнить время, когда комментарий можно было свободно взять у любого министра, у любого акима, без каких-либо аккредитаций. Я помню славные времена, когда мы уговаривали, например, Булата Жамишева поиграть специально в хоккей нам на камеру, или какого-то депутата сделать какие-то действия для сюжета, чтобы зрителю было интереснее смотреть, узнать, чем живут люди, занимающие такие посты. А сейчас для того чтобы попасть на какое-то официальное государственное предприятие, требуется аккредитация, и это не очень хорошо. Это не открытость".

По мнению журналиста Зарины Ахматовой, подобные правила пишут и принимают люди, которые функционируют в своей собственной выдуманной реальности.



"За последние годы административный аппарат сделал всё, чтобы де-факто превратить сферу СМИ в сервильное приложение – аудио- и видеообслуживающий сервис. Обслуживающий интересы чиновников. Теперь они закрепляют этот статус де-юре. Есть небольшие сомнения в том, что был расчёт на принятие приказа в нынешнем его виде, но строить теории насчёт того, что нас снова "отвлекают от чего-то более важного", я не берусь. Возможно, хотят протащить какой-то из его пунктов. Но отмечу, что у госведомств и сейчас предостаточно механизмов: чтобы не допустить "неугодных" журналистов на паркет, они могут не включить их в рассылку пресс-релизов; для работы в Правительстве и Парламенте необходимо аккредитовывать технику (серийные номера гаджетов); проходить каждый раз службу безопасности; водить как минимум хорошие отношения с пресс-службами, что уже обязывает к некоторой лояльности. Кстати, насколько мне известно, каждый год для аккредитации того или иного журналиста СМИ в Парламенте, Правительстве и Акорде редакция СМИ предоставляет официальное письмо, в котором подтверждает сотрудничество с этим журналистом. Сейчас министерству понадобился ещё и конфиденциальный документ, копия трудового договора – мера абсолютно неадекватная", – говорит Зарина Ахматова.

Почему предлагаемые правила аккредитации журналистов вредят всему обществу?

Может сложиться впечатление, что это сугубо цеховой конфликт: журналисты спорят с профильным министерством по поводу правил организации своей работы. Однако на самом деле этот спор напрямую затрагивает интересы каждого казахстанца. Наиболее точно это сформулировала Тамара Симахина, юрист Международного фонда защиты свободы слова "Адил соз", в интервью информационному агентству КазТАГ:

– Когда создаются какие-то дополнительные условия, препятствующие доступу журналистов к информации, это ограничивает право на доступ к информации всех казахстанцев, потому что журналисты собирают информацию не для себя. Они собирают информацию для того, чтобы сообщать её обществу.

Насколько сильно будут ограничены права журналистов, настолько же будет ограничен и доступ населения к информации. Так что журналисты сейчас борются не только за свои права, но и за права всех граждан Казахстана.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter