В широкий прокат вышел фильм "Мы" о том, как зажиточная семья на летнем отдыхе встречает своих двойников, вооружённых злыми намерениями и острыми ножницами.

Режиссёр, сценарист и продюсер картины Джордан Пил два года назад громко заявил о себе дебютным ужастиком "Прочь". Который мгновенно вошёл в массовую культуру, заработал номинацию на "Оскар" за лучший фильм и получил статуэтку за лучший оригинальный сценарий.

Новая работа Пила уже подтвердила, что постановщик вновь попал в цель. Стоившая 20 миллионов долларов лента за первый уикенд в Северной Америке заработала 71 миллион. Это второй лучший результат для оригинального игрового фильма в истории – больше денег в первые выходные собрал лишь "Аватар".

Неторопливый ужас

Как и "Прочь", "Мы" – это фильм ужасов. При этом, предыдущая лента в основном нагнетала тревожную атмосферу, а кровь начала проливаться лишь в финале. Из-за чего результат получился скорее жутковатым, нежели действительно страшным. В случае с фильмом "Мы" всё иначе. Сюжет наполнен активными боевыми действиями. Полноценный кошмар здесь начинается уже спустя полчаса экранного времени, и почти беспрестанно держит зрителей в напряжении до самого конца. При этом в фильме есть и уместные вкрапления юмора.




Бюджет у новой картины в пять раз больше, чем у "Прочь", и это чувствуется – масштаб происходящего значительно увеличился. Благодаря этому повествование стало более сложным. Оно включает две временные линии и параллельные истории нескольких основных героев.

Почти всё действие происходит в тёмное время суток, что позволяет оператору успешно играть со светом и тенью. Визуальным лейтмотивом в фильме становится тема зеркал и отражений, подчёркивающая сюжетную завязку о двойниках. Стоит также отметить, что автор почти полностью воздерживается от "джампскейров" – резких неожиданных моментов. Он предпочитает не ошарашивать, а неторопливо ужасать аудиторию.

Очевидно, что после первого успеха Пил набрался авторской уверенности. В отличие от многих фильмов жанра, здесь – в напряжённо длинных планах, нарочито крупных ракурсах, проработанных мизансценах – явно ощущается режиссёрская рука. Более того, несколько сцен выделяются действительно своеобразными, запоминающимися творческими решениями. Среди них противостояние, поставленное, словно балет, а также остроумное использование музыкальных хитов прошлого.



Новая культовая кинозлодейка

Видимая лёгкость, с которой всё воплощено на экране, не должна обманывать зрителя. Сюжет о двойниках обычно сложен для воплощения на экране. Но умелая постановка, визуальные эффекты, грим и монтаж позволяют забыть о том, что и героев, и злодеев в кадре исполняют одни и те же актёры. Каждый член актёрской команды смог убедительно изобразить двух абсолютно разных личностей. Особенно стоит отметить игру Лупиты Нионго ("12 лет рабства", "Чёрная пантера"). Она не только заставляет зрителя сопереживать неоднозначной главной героине. Но также создаёт леденящую кровь злодейку, которой обязательно предстоит войти в список самых запоминающихся киномонстров. Для этого артистка четыре месяца оттачивала телодвижения своего персонажа вместе с хореографом.

Отсылки в картине

Амбициозность ленты также заключается в её игре с жанрами. "Мы" начинается, как обыкновенный ужастик о нападении на дом, но в последствии действие плавно начинает устремляться к зомби-кино. Картина осознанно и намеренно принимает черты знакомых жанров. Здесь даже есть явные оммажи классике типа "Сияния" и "Челюстей". Но всё это делается, чтобы в нужный момент элегантно обмануть кинематографические ожидания. Так, некоторые сцены удивляют потому, что не следуют канонам. Однако главный поворот в фильме происходит на смысловом уровне и работает именно за счёт того, что зритель уверен, что смотрит стандартный ужастик.



Режиссёр Джордан Пил называет свои творения "социальными триллерами", и "Мы" полностью соответствует такой характеристике. Пусть истории о "доппельгангере" – зловещем двойнике человека – многократно рассказывались как в литературе, так и в кино. Но Пил находит этому сюжетному ходу своё, особенное применение. Его скрупулёзно проработанный сценарий действует на нескольких смысловых уровнях. Визуальные образы, детали декораций и костюмов, оброненные фразы и поп-культурные отсылки в картине подобраны аккуратно и внимательно. С помощью с умом написанного сюжета они складываются в авторское высказывание. В упрёк картине можно поставить лишь то, что это высказывание требует длинного, объясняющего всё происходящее монолога в конце фильма.

Скрытый посыл фильма

Второй фильм Джордана Пила замахивается на более обширную тематику по сравнению с дебютом, но это не обязательно делает его лучше. Лента "Прочь" открыто исследовала современные формы американского расизма, и добилась успеха с помощью точных и острых наблюдений. В этом смысле "Мы" – не прямая критика, а более скрытая метафора. Что делает социальный посыл фильма несколько обобщённым и менее колким. С другой стороны, на сей раз автор вместо того, чтобы высвечивать конкретные проблемы, заставляет зрителя задавать себе неудобные вопросы. К тому же, выбранная Пилом в новой работе тема не чисто американская, а универсальная и вечная. Какой из двух творческих подходов более действен – решать зрителю.

Как бы то ни было, смысловая составляющая фильма ни коим образом не мешает жанровой. В первую очередь "Мы" – увлекательнейшее кино, которое не позволит расслабиться. При этом, это не только оригинальный ужастик, но многогранное и первоклассно снятое произведение. Однако главное достоинство ленты в том, как тесно и органично в нём сюжет переплетён с авторскими размышлениями. Из-за чего ни один зритель не сможет выйти из зала, не задумавшись о том, кем на самом деле являемся "мы".

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter