Эта история – попытка рассказать о том, как борьба с подростковыми суицидами превращается в "охоту на ведьм", во время которой даже малейшее подозрение бдительных представителей общественности может стать причиной угрозы жизни и здоровью подозреваемого.

"Мы ничем не брезгуем"

23-летний алматинец Ислам Угушев – вчерашний студент. По специальности он – дипломат, выпускник факультета международных отношений Международного университета Центральной Азии. "Хотя по мне этого нельзя сказать", – скромничает Ислам.

Сложно сказать, как именно должен выглядеть выпускник этого вуза, так что поверим парню на слово. Тем более, что сегодня знаток дипломатического диалога позиционирует себя уже создателем инициативной группы С.О.Б. – "Совета Общественной Безопасности". В нынешнем феврале он на своей персональной страничке в Facebook сообщил о том, что "сотрудники С.О.Б." обнаружили "администратора вредоносной группы" по имени Арман. Имеется в виду одна из многочисленных суицидальных групп, получивших в СМИ общее название "Синий кит". С подростком вступили в переписку. Арман по просьбе Ислама сотоварищи сразу же отправил список заданий. Реакция Ислама была по-настоящему взрывной.

По целой куче подсказок, которые "злодей" (как его характеризует инициативный дипломат) оставил "по своей тупости", Ислам с друзьями определил его истинные фамилию и имя. Был вычислен аккаунт Армана на Skype, сотовый номер (справедливости ради надо сказать – несуществующий номер) и настоящая страница в Сети этого "плохого мальчика, который распространяет задания опасной игры".


Персональные данные "выявленного" подростка informburo.kz не считает возможным здесь публиковать, из скриншота они удалены.

Персональные данные "выявленного" подростка informburo.kz не считает возможным здесь публиковать, из скриншота они удалены. / Скриншот с персональной страницы Ислама Угушева в Facebook

Если отбросить эмоции и заговорить сухим юридическим языком, то может показаться, что Ислам публично, с использованием социальных сетей возбуждает ненависть в отношении целой социальной группы, обозначая её (группу) как "маленькие, туповатые и невоспитанные дети".

Зачем?

Мораль и законопослушание нынче для многих уже не в чести. Может быть, появился уже рынок сбыта под такую ненависть – пусть даже и к нехорошим согражданам? И на этом можно уже прожить?

По словам Ислама, Совет Общественной Безопасности – это "не волонтеры, не передача жди меня, не государственная организация, не фонд помощи по сбору средств на лечение, не спецназ, не частное охранное агенство, не скорая медицинская помощь, не полиция, и мы никому ничего не должны и не чем не обязаны" (стиль, пунктуация и орфография оригинала сохранены. – Ред.)

Так много "не" – и так подозрительно мало собственно информации о спасителях. Я дозвонился до вчерашнего студента, нынешнего руководителя "Инициативного проекта".

– Как вы, грубо говоря, себе на жизнь зарабатываете?

– У нас есть возможность подрабатывать, например, разгружать вагоны с углём. Или, скажем, есть такая возможность: напрямую участвовать в некоторых мероприятиях, на которых можно подзаработать. Плюс не один я этим занимаюсь, а ещё и ребята. Мы ничем не брезгуем, скажем так. Просто мы не можем, я лично не могу заниматься только какой-то работой, которая приносила бы мне прибыль, так как я занимаюсь своим проектом. А ребята – команда моя – они ещё могут работать. И всё, что мы, скажем, зарабатываем, мы понемножку-понемножку вкладываем в проект. Плюс поддержка от людей, которые нам закидывают на киви-кошелёк или на счёт в банке. Благодаря их поддержке мы можем содержать проект: расходовать средства на передвижение, на связь, на аптечки, на фонарики, на всё самое необходимое, что потребуется в своё время в поисках.


Скриншот с персональной страницы Ислама Угушева в Facebook

– Как в семье относятся к вашему "Инициативному проекту"?

– Из всех, кто у меня есть в семье, только мама – против того, чтобы я этим занимался, потому что она переживает, так как иногда, во время разных мероприятий мама видит, что мы сталкиваемся с многими там проблемами и опасностями. И поэтому маме это не нравится.

– А жена как к этому относится, супруга?

– Я холост.

– Вы писали, что у вас есть дети, что вы защищаете своих детей ("как тогда реагировать на то, что-то какойто псих пишет моему ребёнку и вовлекает его в игру?... Лично я уже сделал выбор и мои дети никак на меня не обижаются" – так в оригинале).

– У меня дома есть дети, всё правильно. Это не мои дети. Но, как говорится, чужих детей не бывает. В том плане, что у меня есть сестрёнка, есть братишка, они очень маленькие. И это наши дети, всё правильно.

– Вы опубликовали имя и фамилию Армана Ж., его сотовый телефон, его личные, персональные данные...

– Это, во-первых, сотовый телефон, который им уже не использовался. Персональные данные – это те, которые он сам ввёл в социальные сети. Если они в открытом доступе и опубликованы – это, по-моему, какой-то парадокс получается. Человек сам себя раскрывает, и в то же время мы публикуем то, что он сам раскрыл.

– После вашей публикации, где вы называете его "администратором "Синего кита", в его адрес появились угрозы расправы, угрозы убийства – вам не кажется, что это не очень хорошо? В конце концов, вы дипломат и взрослый человек, а доказательств...

– Да, мне кажется, что это очень нехорошо. Но я просто поясню этот момент. Во-первых, люди думали, что никакого наказания ему не будет. Никакого. Люди так и рассчитывали, что не будет. Но наказание было. Мы все данные по этому делу передали в город Семей, в управление внутренних дел. То есть его накажут. И после того, как мы это сказали, уточнили этот момент, люди перестали комментировать, и вся агрессия пропала. Понятное дело, что до этого дела они были просто озлоблены, что какой-то маленький мальчик, грубо говоря... ну, как маленький, маленький в голове… занимается такой ерундой. И бог знает, бог знает, только Всевышний знает, сколько из-за него уже могло пострадать людей. Или вы с этим не согласны?

– Я считаю, что вы разжигаете ненависть в отношении этого мальчика. Этим делом должны были заниматься правоохранительные органы. Но, судя по всему, у нас с вами разные подходы...

– Да, я с вами соглашусь. Так и было. Я не специально, конечно. Не сидел же и не говорил: Поезжайте в Семей и расправляйтесь, наказывайте его". Я совершенно не хотел, чтобы по отношению к нему разжигалась такая ненависть, которую вы там видели. К сожалению, я не могу контролировать эмоции всех остальных людей. Да, я опубликовал, да, я раскрыл, да, я показал. Сказал, что вот этот человек занимается подобным делом. Я сделал это показательно, чтобы люди знали, что вот в основном этим занимаются дети. Так как он, по сути, был ребёнком, его нельзя назвать взрослым человеком, я всё прекрасно понимаю. Я, конечно же, после некоторые вещи как бы исправил. Я удалил некоторые данные. Скажем – да, я удалил фотографии, скажем, чтобы там не было таких моментов, чтобы его могли найти по фотографии. Но тем не менее эта тема уже прошла. Сколько времени уже прошло, и сейчас даже о нём никто не вспоминает. Вы единственный человек, кто об этом сейчас говорит.


Ислам Угушев

Ислам Угушев / Фото с персональной страницы Ислама Угушева в Facebook

– Вы понимаете, Ислам, что после этих публикаций с ним может произойти беда? И определённая ответственность ляжет в этом случае на вас в том числе? Вам так не кажется?

– Я же сказал, что готов ответить.

Забегая вперёд, скажу, что по итогам нашего разговора с Исламом я обратился в администрацию социальной сети. Сотрудник Марка Цукерберга по имени Elisa (Community Operations, Facebook) поблагодарила меня за e-mail. Результаты "расследования"с персональной странички Ислама Угушева исчезли.

"Угрозы убийством – это уголовное преступление"

Но раз камень уже брошен, то круги по воде пошли. Разоблачения подростка ещё не обрели законного подтверждения, а Всемирная паутина уже забурлила. Особо яростные диванные воины готовились сами и звали других к линчеванию пацана.

"Интересно, с этого малолетнего ублюдка кто-нибудь спросит? Неужели в (комментатор называет город, где живёт Арман Ж. – Ред.) нет мужиков? Найдите и оторвите ему башку, этому малолетнему п...". "Мои пацаны тебя найдут. Лучше прячься подальше". "Ты ответишь за убийство детей, ублюдок". "Умри, животное!" Это лишь некоторые, не самые грубые из комментариев.

Заметьте, это конкретные, чётко сформулированные угрозы, предназначенные конкретному подростку (и даже членам его семьи). Известен его адрес, имя, фамилия, персональные странички в Сети.

Фактически мы становимся сегодня свидетелями ещё одной травли и самосуда – пока виртуального, развёрнутого якобы из самых благих побуждений. Финал преследования и улюлюкания пока неизвестен.

Лишь немногочисленные, самые хладнокровные участники дискуссии в Сети отзывались на волны брутала сухо: "Большинство комментаторов не мешало бы проверить в соответствующих учреждениях, неадекватность, открытые призывы к насилию и преступлениям". Этот комментарий оставлен под никнэймом Asuranis.

Пользователь с ником "Сергей Анисимов" отпостил лаконичное: "Проводится следственная проверка по факту размещения лицами комментариев на видеохостинге YouTube, содержащих публичные призывы к насильственным действиям."

Я обсудил с директором Казахстанского бюро по правам человека и соблюдению законности Евгением Жовтисом бесстрашные инициативы Ислама Угушева по возмездию непослушным малолетним казахстанцам. Разговор мы начали с вопроса, эффективна и законна ли такая борьба с суицидами.

– Конечно, она (такая борьба – Ред.) незаконна, потому что, во-первых, без разрешения лица человек не может распространять его персональные данные. Об этом говорит закон о персональных данных и действующее казахстанское законодательство. Поэтому в принципе того, кто распространил персональные данные, можно привлечь к ответственности. В том числе и к уголовной, если наступят тяжкие последствия. А тяжкие последствия начинают наступать, поскольку появились угрозы убийством. Угрозы убийством – это уголовное преступление. По идее, с их появлением полиция должна возбуждать уголовные дела. Потому что это не игрушки. Это одна из серьёзных статей Уголовного кодекса. В данном случае бездействие полиции по защите этого человека, независимо от того, что он совершил, явно удивляет. Это явное упущение, более того – это халатность. Потому что полиция обязана реагировать на подобные сигналы и предупреждать людей, в том числе – и привлекая их к уголовной ответственности за угрозу. Угроза убийством – это серьёзно. Есть статья "Подготовка к преступлению", "Покушение на преступление" (вероятно, имеется в виду ст. 24 УК РК "Приготовление к преступлению и покушение на преступление". – Ред.)

Родители Армана: "Эффект получился обратный"

Мы отыскали упомянутого "расследователями" Армана Ж. Семья живёт в одном из казахстанских городов, бывшем областном центре. По этическим соображениям informburo.kz не видит возможным назвать в таком контексте фамилию мальчика и его родной город. Найти Армана и его семью по столь подробным персональным данным было несложно, хотя в базе данных этого города как минимум семь обладателей этой нечасто встречающейся фамилии.

Сперва мне довелось пообщаться с мамой, а затем и с отцом Армана. Арман в семье самый старший из братьев. Отец переживал: как это на них теперь отразится? Фамилия эта в Казахстане не очень широко распространена, но достаточно известна: один из её носителей стал даже автором учебника для 3 класса начальной школы.

Арман Ж. – 2000 года рождения, ему 16 полных лет. Его отец считает, что Ислам Угушев в первую очередь должен был обратиться в органы, а не раздувать скандал на весь Казахстан. Вдруг действительно бы всплыло что-то серьёзное, какая-то сеть?

Угушев не должен был разглашать персональные данные подростка, ведь у семьи могут быть весьма серьёзные проблемы в этой связи. Собеседник предполагает, что Ислам именно так преподнёс всю эту историю из-за своей неопытности. Либо же Ислам так хотел себя показать, своё имя распиарить.

По словам папы, Арман – простой, обычный пользователь, и ради прикола в компании друзей он написал, что он – куратор. У самого папы непростые отношения с социальными сетями, и специфический сленг (например, "расфрендил") ему незнаком. Родители были не в курсе происходящего и теперь сами пребывают в шоке от этого.

В колледже Армана побывали по этому поводу сотрудники прокуратуры. Всё прошло на удивление корректно и "в рамках", вспоминает отец Армана. Обвинения Арману не предъявлены, его опросили как свидетеля – в присутствии, разумеется, адвоката и родителей. Сначала с Арманом была рядом мама, потом к ним присоединился и отец. Был исследован ноутбук и сотовый подростка. За адвоката платить было не надо. Осуждения, претензий и уж тем более оскорбительных высказываний Арману в частности и его семье в целом выслушать в ходе того официального опроса не пришлось.

Били сами родители Армана в наказание? Папа смеётся: нет, вы что?! Всё – чисто морально: объяснили, поговорили. Вроде бы взрослый человек, 16 лет, сетует отец Армана, но много ещё пацанства в голове. Однако чтобы руки вскрыть – нет, это уже не дело. Это уже грех.

Глава семейства видит и определённые плюсы в случившемся: хорошо, что всё остановилось там, где остановилось. Главное теперь, чтобы сам Арман понял и "не вешал это всё", то есть не вывешивал в Сеть, не постил столь зловещие требования.


Активность подростков в социальных сетях стало поводом для жёстких сетевых холиваров их взрослых благодетелей.

Активность подростков в социальных сетях стала поводом для жёстких сетевых холиваров их взрослых благодетелей. / Фото Руслана Минулина

Постфактум в городском отделе образования было решено провести "профилактические беседы", рассказывает отец. Пацаны есть пацаны: учителя в колледже и родители дома, как смогли, требуемые беседы провели – и подросткам стало интересно. Пошла шумиха, они "полезли во всё это", так что эффект от "профилактики" получился обратный.

Прощаясь, отец Армана поблагодарил меня за понимание.

Проверить всех

Показательная публичная порка одной отдельно взятой казахстанской семьи может обернуться серьёзнейшим катаклизмом для всего Казнета.

Глава МВД Калмухамбет Касымов на тему вовлечённости подростков в суицидальные группы соцсетей отозвался категорично. По его словам, необходимо в законодательном порядке... обязать владельцев таких гигантов, как Facebook, Instagram, "ВКонтакте" держать все данные казахстанских пользователей именно на казахстанских серверах. Или же обязать их работать в Казахстане через казахстанских провайдеров.

"Вот и приплыл к нам синий кит, - съязвила по этому поводу известный блогер Жанна Ильичёва. – А что, вы же сами об этом просили. Министр внутренних дел вас услышал. Суициды среди школьников, как были до "синего кита", так и будут после него. Предлагаю ещё верёвку в стране запретить, ведь без неё невозможно повеситься".

Но другая медийная персона силовика поддержала обеими руками. Аружан Саин, руководитель благотворительного фонда "Добровольное общество милосердия" потребовала... штрафовать родителей за регистрацию их чад в социальной сети.

По детскому вопросу совсем не детские баталии разгораются не впервые. Вокруг разглашения персональных данных подростков клубился совсем недавно конфликт Аружан Саин с другой общественницей – тоже продюсером и тоже известной дамой Диной Смаиловой ("Тансари"). Они дали противоположную оценку обвинённому в сексуальных домогательствах воспитаннику детского дома Серику А. После этого Аружан сообщила медиа, что считает структуру Дины "подозрительной" и просит КНБ её "проверить". Заодно, по мнению Аружан, проверять отныне необходимо и… всех воспитанников детских домов. Мол, только тотальный медосмотр всех, кто старше 10 лет, позволит выявить, сколько же ещё случаев растления не стало достоянием общественности.

И вот теперь вновь идёт речь о разглашении персональных данных подростка, к тому же весьма опасном для его жизни и жизни его семьи.

С Исламом Угушевым Аружан Саин знакома лично, он побывал у неё в офисе и имел содержательную беседу с руководителем "Добровольного общества милосердия" ("ДОМ"). Вслед за Исламом я тоже обратился к Аружан и в подробностях изложил, что и как. Комментировала она пылко и страстно. Как всегда.

Но обращался я к столь миловидной даме не столько за комментом, сколько с попыткой переубедить и смягчить. У вчерашней балерины и сегодняшнего продюсера – весьма бескомпромиссный инструментарий. Закрыть (детдома). Штрафовать (родителей). Проверить (подростков). Как смог, я постарался приостановить кавалерийский напор и поделился с ней своими скромными соображениями, прочитав ей маленькую лекцию.

Надо уважать Конвенцию о правах ребёнка Организации Объединённых Наций. Документ, напомню, подписан Президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в феврале 1994-го и ратифицирован Парламентом Казахстана. Там всё уже сказано про свободу ребёнка "искать, получать и передавать информацию" и про ограничения этой свободы.

Нельзя клеймить "убийцей" подростка и травить его на всю страну, тем более без официальных результатов расследования.

И главное. Проблеме подростковых суицидов – уже не один век от роду: ей уделял внимание и Антон Павлович Чехов (рассказ "Володя"), и Бердибек Сокпакбаев ("Меня зовут Кожа"). В легендарном фильме один из юных героев рассказывает, как изводил своего отца угрозами утопиться. Экранизируя эту книгу для широкого зрителя в 1963 году, "Казахфильм" (а точнее два автора сценария – сам Бердибек Сокпакбаев и московский сценарист Ниссон Зелеранский) сделали солидную добавку к оригиналу. Они включили в фильм развёрнутую сцену смерти подростка Кожабергена Кадырова. Зрителю дали в подробностях понять, как именно выглядит уход из жизни глазами самого подростка. Собравшись у смертного одра, обидчики плачут, стенают и просят прощения: сегодня этот же сценарий встречаешь у многих антисуицидальных роликов. И сделали это сценаристы в самую что ни на есть цензурируемую эпоху и на самом широком экране для всех советских зрителей, для самой чувствительной – детской аудитории.

Добавлю, что позже мы увидели фильм "Вам и не снилось" (1980). В его финале влюблённый Ромка, торопясь к своей даме сердца Кате, сорвался с огромной высоты вниз – и это увидели 26 млн зрителей. Травля подростков стала центральной темой ленты "Чучело" (1983), и аудитория снова исчислялась миллионами...

Внимательно выслушав, защитница светлого детства и лицо "Сухариков от Аружан", похоже, выводы всё же сделала. Г-жа Саин попросила её комментарии не публиковать.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter