Сначала в обществе вызвали резонанс случаи с избиением Баян Есентаевой и надругательство над шестилетней Викой из Актау, а после народ бурно обсуждал замешанного в секс-скандале министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедиулы.

Только за последние пять лет, по данным Генпрокуратуры, количество зарегистрированных правонарушений с сексуальным подтекстом возросло в два раза – с 1985 до 3623 случаев.

Но председатель правления объединения юридических лиц "Союз кризисных центров" Зульфия Байсакова считает, что эти цифры не соответствуют действительности. Фактов насилия в стране гораздо больше тех, что зарегистрированы в полиции. Связано это, по её мнению, с казахстанским менталитетом, где любая тема о сексе подвергается табу.

"Даже в наш союз с такими проблемами обращаются не так часто. Это связано отчасти с тем, что люди мало информированы, и у них нет уверенности, что они смогут что-либо доказать. У нас ведь как? Чтобы что-то доказать, обязательно нужен труп, оторванная голова или судмедэкспертиза и запись с видеокамер. Мы не имеем методик дознания и расследования таких дел. И несмотря на то что мы хотим войти в 30 конкурентоспособных государств, а мы это, возможно, и сделаем по другим показателям, нашу казахстанскую ментальность никто не отменял", - сказала Байсакова.

Мировосприятие казахстанцев, по мнению Байсаковой, и есть та самая причина, по которой в стране так много сексуальных проблем.


Зульфия Байсакова

Зульфия Байсакова / Фото с сайта time.kz

"У нас ведь девушка должна нести ореол целомудрия, не носить коротких юбок, не выходить никуда в темноте. Ей нельзя пить, курить. Конечно, она будет молчать о том, что её кто-то домогался или её изнасиловали. Они просто скрывают эти факты, потому что потом это отразится на их дальнейшей жизни", - пояснила глава Союза кризисных центров.

Насилию, по словам Байсаковой, в Республике подвергаются не только представительницы слабого пола, ему подвержены и мужчины. Но в силу своей психологии они стараются избегать огласки этой темы.

К слову, по статистике, острый и масштабный характер приобретают факты домогательств и насилия и над детьми. Байсакова отмечает, что чаще всего это происходит в закрытых учреждениях.

"Любое домогательство в закрытом учреждении приравнивается к пыткам. И несмотря на то что у нас создан национально-превентивный механизм, который позволяет заходить в ряд закрытых учреждений, детские организации не попадают под этот мандат", – отметила она.

Для того чтобы искоренить эту проблему в Казахстане, по её мнению, необходимы изменения на законодательном уровне.

"Необходимо создать такую основу для изменений на законодательном уровне, сделать так, чтобы жертвам сексуальных домогательств предоставлялась защита, чтобы мы могли любое дело сексуального плана довести до конца. И это касается не только женщин или мужчин, это касается и детей", – пояснила Байсакова.


Елена Тарасенко

Елена Тарасенко / Фото с сайта газеты "Караван"

С её мнением согласна и заместитель председателя Национальной комиссии по делам женщины и семейно-демографический политике при Президента РК Елена Тарасенко. По её словам, казахстанцы должны направить все силы на то, чтобы проработать механизм по решению данных проблем.

"Сейчас мы хотим изучить подробно эти вопросы. Наша главная задача – добиться решения и устранить пробелы на законодательном уровне", - пояснила Тарасенко.

Детский психолог, президент Института равных прав и равных возможностей Казахстана Маргарита Ускембаева отметила, что на фоне сексуальных преступлений в отношении несовершеннолетних в Казахстане растёт количество суицидов.


Маргарита Ускембаева

Маргарита Ускембаева / Фото с сайта inform.kz

"Мы находимся в списке лидирующих стран по суициду среди детей: Россия на первом месте, Латвия на втором и мы на третьем. А по суициду среди девочек-подростков, в возрасте от 15 до 19 лет, мы и вовсе возглавляем список. Этот учёт ведётся среди 24 стран Азии. И когда мы проводили исследования, выяснили, что оказывается, первой причиной суицида среди девочек является насилие. А педофилия – это одна из жесточайших его форм. И эти процессы очень латентны. Угроза имеется, и каждый случай очень драматичен. К сожалению, мы вынуждены констатировать, что это действительно происходит в нашем обществе. И с этим, несомненно, надо бороться", – сказала Ускембаева.

О том, что в Казахстане сексуальная тема является закрытой, говорит и глава Феминистской лиги Казахстана Евгения Козырева.

"Даже домогательства – это закрытая тема. Такой статистики в наших правоохранительных, судебных органах нет, потому что нет обращений. А обращений нет, потому что нет такого закона, по которому можно обратиться. Поэтому очень важно, чтобы были формальные вещи, защищающие подвергшихся домогательствам и насилию", - отметила она.


Евгения Козырёва

Евгения Козырёва / Фото informburo.kz

Феминистская лига провела также исследование на предмет существования сексуальных домогательств на рабочем месте. Охвачены были Шымкент, Алматы и Актау, где были опрошены мужчины и женщины в возрасте от 18 до 56 лет. По итогам исследований выяснилось, что приставаниям на работе подвергается больше половины опрошенных.

Козырева возмущена и статистикой в отношении надругательств над детьми. В большей степени её тронуло, что в Казахстане 70% мальчиков испытывают сексуальные домогательства.

"Такое количество мальчиков в стране подвергаются сексуальным домогательствам до 10 лет. А девочки подвергаются приставаниям с малого возраста. Проблема настолько назрела, что народ считает, что это уже терпеть нельзя и нужны официальные меры. Домогательства происходят в каждой школе, даже в самой распрекрасной. Вы представляете, какой разгул сексуальных домогательств?!" – отметила глава феминистской лиги Евгения Козырева.

Она считает, что несмотря на весь произвол, в Казахстане всё же предпочитают молчать о проблемах с сексуальным подтекстом.

"Сейчас наша главная задача – это проанализировать и доказать нашим правоохранительным органам, что проблемы существуют. Нам нужно доказать Парламенту, что необходимо принимать специальные законы. Просто очень трудно в нашем обществе заявить о домогательствах и изнасиловании. И если изнасилование можно хоть как-то доказать, то сексуальные приставания – гораздо сложнее. В 1997 году говорили, что у нас насилия нет. Для того чтобы доказать обратное, у нас ушло более 15 лет. Надеемся, что нас в итоге услышат", - отметила Козырева.

При этом общественники и правозащитники просят всех, кто подвергся насилию и домогательствам либо знает о подобных случаях, обращаться в неправительственные организации.

"Мы не можем просто по своему желанию вмешиваться в чью-либо жизнь. Для того чтобы оказать помощь и поддержку, нам нужен сигнал – обращение этого человека или кого-то из его окружения. Поэтому я предлагаю не бояться говорить об этом. Потому что это единственный способ искоренить проблему насилия в Казахстане", – сказала глава Феминистской лиги.

Адвокат из США Хелен Рубинштайн считает, что в случае, если национальные меры не приводят к защите, надо идти дальше и обращаться в международные организации.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter