Никто не спорит: Австралия и Канада  - это не просто хорошо, это даже замечательно. Достаточно глянуть на ежегодно составляемые рейтинги наиболее удобных для жизни городов мира. Самое последнее такое исследование опубликовано на прошлой неделе. Как раз накануне нашего "чёрного четверга", после которого всем казахстанцам Правительство страны предложило жить "по-новому". Согласно информации от компании Economist Intelligence Unit (EIU), в августе 2015 года лучше всего себя чувствовали австралийцы и канадцы, поскольку семь из десяти самых пригодных для жизни городов планеты ныне находятся именно в их странах.

Образцы для подражания

Вряд ли какой среднестатистический гражданин Казахстана откажется лет этак через 5-7 жить в почти миллионном Шымкенте не хуже, чем где-нибудь в Перте, Аделаиде или Ванкувере. Все обеими руками только "за". Вот и господин Масимов заявил, что отныне страна должна активно изучать опыт Оттавы и Канберры: "С точки зрения модели той страны, которая, мы считаем, является наиболее приемлемой, которая похожа по своей структуре экономики, но находится на более продвинутом этапе своего развития, она как раз наиболее подходящий образец для Казахстана. Из образа всех стран, которые мы посмотрели, на наш взгляд, наиболее подходящие страны - это Австралия и Канада".


На протяжении уже почти 10 лет австралийский Мельбурн называется самым лучшим городом мира

Фото с сайта swaindestinations.com
На протяжении уже почти 10 лет австралийский Мельбурн называется самым лучшим городом мира

Теоретически всё правильно. И Австралия, и Канада в целом действительно имеют общие черты с Казахстаном. Обе эти страны, как и наша, располагают огромными территориями с богатыми природными ресурсами. Как и в нашем случае, по количеству проживающего там населения они значительно уступают своим ближайшим соседям. Для сравнения: 23-миллионная Австралия граничит с 250-миллионной Индонезией, а 36-миллионая Канада - с Соединёнными Штатами, где проживает 319 миллионов человек. На этом, собственно, признаки схожести пока и завершаются, поскольку по индексам своего развития обе эти страны ушли от Казахстана очень далеко вперёд. И если наша страна в этом плане хотя бы на полшага приблизится к ним, то будет очень хорошо. 

Без учёта выхода к морю

Забудем про наличие у Австралии и Канады прямого выхода к мировому океану, что является важным их преимуществом по сравнению с Казахстаном. Будем считать, что такового нет. Обратим внимание лишь на сделанные там шаги экономического и политического характера, позволившие доминионам Великобритании по уровню своего развития не только оставить позади себя метрополию, но и уверенно войти в число самых благоприятных для проживания людей стран мира. Маленький нюанс: например, в Австралии уже в 2011 году был зафиксирован самый большой процент граждан, богатство которых оценивалось в сумму выше 100 тысяч американских долларов.

В начале 80-х годов прошлого столетия ситуация в мировой экономике складывалась почти также, как и во втором десятилетии 2000-х годов. 

Почти как сегодня

Надо заметить, что реформы в Австралии и Канаде, позволившие этим странам стать впоследствии процветающими державами, начались в первой половине 80-х годов. И вовсе не от хорошей жизни. После происшедшей в 1979 году в Иране исламской революции и начала вооружённого конфликта между Тегераном и Багдадом, спрос на нефть к середине 1980 года на мировых рынках достиг своего пика. За "чёрное золото" марки Brent на бирже в Лондоне стали давать почти 37 долларов за баррель. В соответствии с расчётами популярного в США инфляционного калькулятора, это равно 107 долларам образца 2015 года. Высокие цены на нефть спровоцировали все без исключения нефтедобывающие страны увеличивать её производство до максимально возможных объёмов, что в свою очередь привело к переизбытку предложений на рынке углеводородов. Не удивительно, что, как и в ныне наблюдаемой ситуации, очень скоро стоимость нефти стала резко падать. К началу 1983 года за Brent давали не больше 29 долларов (69,5 долларов образца 2015 года) за баррель.

На грани дефолта

Первой начавшийся общемировой финансово-экономический кризис 80-х годов, закончившийся, кстати, развалом Советского Союза, почувствовала на себе Австралия. Вслед за снижением цен на нефть резко упал спрос и на другие основные экспортные статьи этой страны: бокситы, полиметаллы, железную руду, каменный уголь и уран. Более того, Европа и США, куда Австралия на протяжении нескольких десятилетий отправляла свои полезные ископаемые, стали отказываться от поставок с "Зелёного континента", всё чаще отдавая предпочтение аналогичной продукции из находящихся намного ближе стран Латинской Америки и Африки. Не удивительно, что очень скоро Австралийский Союз оказался на грани дефолта, а безработица достигла 21%.  

Новое правительство

Как раз на фоне всё чаще появляющихся проблем население Австралии на прошедших в апреле 1983 года выборах в парламент отказало в управлении страной Консервативной партии, которая находилась у власти в течение 7 лет. Новое правительство, составленное из членов Лейбористской партии Австралии, возглавил юрист Роберт Хоук, который, назначив министром финансов Пола Китинга, уже через 25 дней сообщил о старте так называемых микроэкономических реформ. При этом Хоук и Китинг сразу же успокоили австралийцев, заверив, что новое правительство не собирается проводить шоковую терапию экономики страны. И, надо отметить, своё обещание лидеры лейбористов сдержали, поэтапно реформируя экономику Австралии вплоть до 1996 года, пока не проиграли федеральные выборы коалиции Либеральной и Национальной партий.


Лейборист Роберт Хоук занимал пост премьер-министра Австралии четыре срока подряд

Фото с сайта britannica.com
Лейборист Роберт Хоук занимал пост премьер-министра Австралии четыре срока подряд

Начало реформ

Микроэкономические реформы лейбористы начали с пересмотра рынков сбыта австралийской продукции. Если раньше, как отмечалось выше, приоритетными являлись страны Европы и США, то теперь компаниям, где имелась высокая доля государственного участия, было предложено поставлять сырьевые ресурсы главным образом в Китай, Японию, Южную Корею, Малайзию и даже Индонезию. Торговля с последней имела определённые политические риски, поскольку авторитарное правление генерал-майора Сухарто подвергалось резкой критике большинством стран мира.

Проводя реформы, правительство Австралии отказалось финансировать нерентабельные предприятия, где была доля государства.

Впрочем, этот факт новое австралийское правительство не очень беспокоил. В условиях, когда мировая экономика всё больше сваливалась в масштабный финансово-экономический кризис, куда важнее было обеспечить австралийскую промышленность устойчивыми контрактами. При этом вполне допускалось их заключение по ценам ниже сложившихся на мировых рынках: главное, чтобы была прибыль, позволяющая предприятию держаться на плаву. В противном случае правительство отказывалось оказывать ему поддержку, продавая свою долю частным инвесторам. Именно таким нехитрым способом правительство лейбористов избавилось от целого ряда нерентабельных компаний, длительное время получавших значительные субсидии из государственного бюджета. Среди них оказался не только целый ряд горнодобывающих предприятий, но и системы газоснабжения и подачи электроэнергии, аэропорты, авиакомпании (включая знаменитого "летающего кенгуру" по имени Qantas, слившегося в итоге с Australian Airlines), национальная телекоммуникационная корпорация (аналог нашего "Казахтелекома") и даже самый крупный на тот момент в Содружестве Commonwealth Bank.


В число попавших под приватизацию попал и крупнейший в Австралии Commonwealth Bank

Фото с сайта henewdaily.com.au
В числе попавших под приватизацию оказался и крупнейший в Австралии Commonwealth Bank

От сырья - к готовой продукции

Была изменена и налоговая система. Вместо налога с продаж был установлен НДС в 10%, который действует до сих пор. Особые преференции получила сфера услуг, а также предприятия, выпускающие продукцию с высокой добавленной стоимостью. Учитывая низкие цены на сырьё, которые в тот момент сложились на мировых биржах, очень скоро стало понятно, что шаг был сделан в верном направлении: Австралия стала превращаться из экспортёра сырья в ведущего на мировых рынках экспортёра готовой продукции. Достаточно сказать, что с 1986 года экспорт промышленных товаров из Австралии стал ежегодно расти на 16%.

Получившие вид на жительство трудовые мигранты составляют 25% от общего числа населения Австралии.

Способствовали этому и новые тарифные ставки на импорт, которые были снижены с прежних 30 до 5%, а также увеличение квот на привлечение иностранной рабочей силы вначале до 190 тысяч, а затем и до 300 тысяч человек в год. Неудивительно, что сегодня в Австралии зафиксировано самое большое количество в мире получивших вид на жительство в стране трудовых мигрантов, которые составляют 25% от численности всего населения Австралийского Союза. Как итог, если, например, в Соединённых Штатах Америки население живёт, чтобы работать, то австралийцы работают, чтобы жить. Во всяком случае, появление на дорогах "Зелёного континента" знаменитых автопоездов с семью прицепами, общая длина которых порой достигает 50 метров,  отнюдь не дань некоей моде.


Автопоезда на "Зелёном континенте" являются прямым доказательством точки зрения, что австралийцы работают, чтобы жить

Фото с сайта youtube.com
Автопоезда на "Зелёном континенте"

Главная заслуга лейбористов

Впрочем, чаще всего связке лейбористов Хоук-Китинг в заслугу ставят реформирование банковской системы Австралии. Одним из первых их решений стала отправка австралийского доллара в "свободное плавание" и замораживание заработных плат. Одновременно была изменена и кредитно-денежная политика Резервного банка (австралийский аналог Национального банка Казахстана). Ему предписывалось сохранять инфляцию потребительских цен на уровне 2-3% в год путём определения учётной ставки, а также заботиться о поддержании полной занятости и улучшении благосостояния населения страны. Важно то, что Резервный банк Австралии получил операционную независимость и окончательно стал подотчётен парламенту страны. При этом руководство банка, кроме действующего министра финансов Австралии, назначается из числа известных в стране экономистов сроком до 7 лет, а его сотрудникам и членам их семей не позволено иметь деловые отношения с коммерческими банками и возглавлять частные компании.

Не экономика, а политика

Между тем Канада, опыт которой правительство Карима Масимова также решило изучить и применить в нашей стране, как и Австралия, столкнувшись с мировым финансово-экономическим кризисом 80-х годов, пошла несколько иным путём. И надо заметить, что при всей своей привлекательности реформы по канадскому образцу вряд ли придутся по душе многим представителям нынешней казахстанской элиты. Хотя бы потому, что в отличие от Австралии, ключевую роль там сыграла не экономика, а политика.

Продолжение следует.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter