На экране – утро в ауле. Камера, будто находя особую красоту в заброшенном посёлке, скользит вверх, показывая панораму и ветряные мельницы на горизонте. Мычание коров – почти как увертюра. Стадо отходит вглубь кадра, открывая надпись "Посёлок Нурлы". Так начинается документальный фильм "Казах из Стамбула". Фильм, как было указано в анонсе, "О тех, кто потерял родину и хочет её обрести".


Кадр из фильма

Кадр из фильма

В фильме параллельно рассказана история двух казахов – молодого и пожилого. Оба родились и большую часть жизни прожили вне Казахстана. Оба не могли почувствовать себя абсолютно счастливыми на неродной территории. Камера беспристрастно следит за ними, показывая реальные эмоции и настоящую жизнь переселенцев.

Две истории

75-летний Муфтихан-ата, сидя в очень скромном, но чистом домике в посёлке Нурлы в 165 километрах от Алматы, рассказывает, что родился в Китае в 1943 году. Его предки бежали из Казахстана в годы колонизации. Эту страну им тоже пришлось покинуть из-за преследований властей.


Кадр из фильма

Кадр из фильма

Муфтихан-ата вспоминает, как мальчиком со всей семьёй практически пешком добирался до Тибета, как питался мясом диких зверей, как взрослые отстреливались от китайских солдат, как лишь спустя год попал в Турцию, где прожил всю жизнь. Муфтихан-ата был обеспечен кровом и едой, живя в Турции. В Казахстане он получает пособие – 12 тысяч тенге в месяц, но говорит, что рад и этому.

"В Турции нас никто не притеснял. Я вернулся с одной целью. Чтобы мои дети не стали чужаками, не забыли свои корни", – говорит в камеру Муфтихан-ата.

Пожилой мужчина говорит, что обрёл счастье лишь оказавшись на родине. Идя по разрушенному, опустевшему посёлку, он говорит о единстве, общей культуре и языке. Камера сверху показывает безжизненный аул.


Кадр из фильма

Кадр из фильма

Параллельно с Муфтихан-атой показывают 41-летнего Ильяса Керима, который живёт в Турции. Он чемпион страны по таэквондо. С турецким акцентом на казахском языке Ильяс рассказывает, как мечтает выступить за сборную Казахстана, как получил травму и временно не может заниматься спортом.

Стоя на берегу Чёрного моря, он выводит на песке I lovе Kazakistan, именно в такой транскрипции. Идя по улочкам Стамбула он говорит о социальной напряжённости после войны в Сирии. Внезапно у съёмочной команды происходит конфликт с местными жителями, недовольными присутствием чужаков с камерой на улице. Съёмку приходится прервать. Ильяс Керим не вернулся на родину. Но в кино показано, как он всё же сумел побывать в Алматы.

"В 41 год меня посадили на лошадь", – говорит плачущий в кадре герой фильма.

Как родился фильм

Этот фильм – вторая киноработа казахстанской журналистки Райхан Рахим. Как опытный нарративщик, она решила избегать любого вмешательства в реальность в своём документальном фильме.

"Я прежде всего опиралась на свой предыдущий опыт в журналистике, именно автора, рассказчика историй, я могу с уверенностью сказать, что мой опыт в сторителлинге помог мне выстроить эту историю посредством уже не слов, а визуальных образов, – прокомментировала Райхан Рахим. – На самом деле это заброшенный посёлок, когда я увидела его в первый раз, у меня был шок. Оралманам для проживания выделили посёлок вдалеке от Алматы, с постоянными ветрами, где вся инфраструктура разрушена. Но для Муфтихан-аты это не существенно, как и то пособие, которое он получает – 12 тысяч. Он просто рад, что живёт на родной земле. Он с радостью говорил мне, что его внуки говорят на казахском получше, чем он сам и его дети. Я не могла влиять на мнение моего героя, поэтому я просто показывала всё как есть, кадры, изображающие разруху".


Кадр из фильма

Кадр из фильма

Примечательно, что документальный фильм изначально должен был быть обычным рекламным видео для компании Air Astana. Однако общение с этническими казахами в Стамбуле, которые приглашали Райхан в гости, даже не зная её, принципиально поменяло планы режиссёра, которая не знала, что поездка выльется в социально важный проект.


Видео Райхан Рахим/YouTube


Судьбы пожилого оралмана и спортсмена, родившегося на чужбине, близки Райхан Рахим в связи с её личной семейной историей.

"Мой дед покинул родину пешком через Джунгарское Алатау, это был огромный путь, – вспоминает Райхан Рахим. – Он бежал от давления властей, всю его семью вырезали в одну ночь. Он единственный остался в живых. В 1954 году после смерти Сталина он вернулся в Аягуз. Там родились его дети, в том числе моя мама. Ему пришлось пройти через многое. Его откровенно называли предателем, не давали работать. Но он выстоял, выжил. В Муфтихан-ате я увидела те же черты, ту же решимость. Он бросил налаженную жизнь и уже в немолодом возрасте вернулся на родину".

"Внутри нашей страны многие граждане живут, как оралманы"

Снять документальный фильм – редкий жанр для казахстанского кино – Райхан Рахим помог частный культурно-просветительский фонд Досыма Сатпаева. Известный казахстанский политолог говорит, что увидел в предложенной режиссёром истории идею, которая может помочь объединить казахов, находящихся по разные стороны.


Кадр из фильма

Кадр из фильма

"Мы попытались взглянуть на современный Казахстан глазами оралмана. Муфтихан-ата – уже убелённый сединами старец, поэтому у него более философский взгляд. Он говорит, что деньги не важны, что главное – вернуться на родную землю, умереть здесь. А молодёжь, которая возвращается, ставит другие планки: они хотят тут работать, иметь жильё, рожать детей, – прокомментировал Досым Сатпаев. – Поэтому он (Муфтихан-ата. – Авт.) и подчеркнул, что многие молодые, вернувшись, не выдерживают здесь и уезжают. Потому что государство не оказывает поддержку. И потом здесь много стереотипов по поводу оралманов: что приезжают, отнимают рабочие места. Все эти разговоры вносят разлад. Правильно кто-то сегодня сказал: мы все одна семья, мы все оралманы. Потому что даже внутри нашей страны многие граждане живут, как оралманы, они не чувствуют себя уверенно. Потому что власть ко всем относится одинаково пренебрежительно".

В фильме "Казах из Стамбула" нет морализаторства и пафоса. Проблема оралманов и поисков родины показана так, чтобы каждый зритель делал свои выводы. Кто-то может прийти к мысли, что счастье не всегда должно быть сопряжено с материальным благополучием. Кто-то задумается об экзистенциальной растерянности казахского народа и проблеме идентичности, причём не только за границей, но и внутри страны.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter