Этот материал за минуту:

При поддержке Нацмузея был запущен проект Focus Kazakhstan. Он часть программы "Рухани жаңғыру". В рамках проекта художников и их работы возили по разным странам, где прошли выставки. Теперь логистическая компания не выдаёт работы художников обратно, заявляя, что её услуги не оплатили. Долг составляет 19 миллионов тенге. Есть решение суда, по которому работы должны вернуть. Но это касается только картин из Нацмузея. Художники из арт-группы "Кызыл трактор" говорят, что понадеялись на государство и не подписали никаких договоров, поэтому не могут что-либо доказать. Они просят президента помочь им.

Легендарная казахстанская арт-группа "Кызыл трактор" уже почти год не может вернуть около 200 своих работ. Художники участвовали в международных выставках в Лондоне, Берлине, Нью-Джерси и Сувоне по программе Focus Kazakhstan в рамках "Рухани жаңғыру". Теперь им не возвращают их работы из-за долгов перед логистической компанией.

Помимо работ арт-группы "Кызыл трактор" на складе лежат картины казахстанских классиков живописи из Национального музея. Среди них, к примеру, "Девушка в национальном костюме" художника Салихитдина Айтбаева и "Сарбазы Амангельды" художника Павла Зальцмана.


Картина Арыстанбека Шалбаева "Материнство", которое до сих пор находится на складе

Картина участника группы "Кызыл трактор" Арыстанбека Шалбаева "Материнство" / Фото из архива Арыстанбека Шалбаева

По информации службы правового обеспечения Национального музея, изначально более 100 работ оказались на складе логистической компании в Алматы. Большая часть картин была возвращена музею. Однако пять картин всё ещё находятся на складе.

Для организации выставок Национальный музей РК привлёк компанию BBK Pro. Госзакупки на проведение работ по организации выставок на общую сумму более 665 млн тенге были проведены методом из одного источника и без конкурса. Субподрядчиком стала логистическая компания "ASA Садыков А.А". Логисты отвечали за транспортировку картин и арт-объектов во все города, где проводились выставки. Однако подрядчик компания BBK Pro, как рассказали в музее, не оплатил услуги логистов в размере 13 миллионов тенге. Сейчас сумма долга с учётом судебных издержек и затрат на хранение картин уже равна 19 миллионам тенге.


Читайте также: Казахстанцы не попали на биеннале в Венеции. Минкультуры не успело выделить бюджет


Также ряд иностранных и казахстанских кураторов утверждают, что до сих пор не могут получить свои деньги за проделанную на международных выставках работу.

Национальный музей РК подал в суд на компанию BBK Pro. Суд обязал компанию вернуть картины, но решение суда всё ещё не исполнено.

Фирма "ASA Садыков А.А." также подала в суд на BBK Pro, требуя вернуть долг, и выиграла. Решение суда также не исполнено.

Представители арт-группы "Кызыл трактор" не обращались в суд. Художники не заключали никаких договоров с компанией BBK Pro. Они надеются, что чиновники всё же помогут им защитить своё творческое наследие. Художники уже направили обращение президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву.

"Я обычно не верю государству"

Члены арт-группы "Кызыл трактор" – основоположники казахстанского трансавангарда. Их творчество началось ещё в 90-е, они известны имиджем свободных, независимых художников, "дервишей" из Шымкента. Они работают в разных направлениях, от живописи, графики, создания скульптур и пространственных объектов до перформансов с элементами шаманизма и суфизма.

Как и многие представители современного искусства Казахстана, участники "Кызыл трактора" получали восхищённые отзывы за рубежом, в Казахстане же более широкое внимание прессы, чем обычно, они получили после того, как оказались впутанными в скандал, в котором фигурируют и чиновники, и частные компании, и деньги.


Виталий Симаков с другими членами "Кызыл трактора" на перфомансе

Виталий Симаков с другими членами "Кызыл трактора" на перфомансе / Фото из личного архива Виталия Симакова

Участник арт-группы "Кызыл трактор" Арыстанбек Шалбаев говорит, что всё время своего существования группа полагалась только на свои силы и поддержку частных спонсоров. За все 30 лет существования группы государство ни разу не помогло художникам в финансировании поездок на международные выставки.

"Я обычно не верю государству, правительству, чиновникам. Но впервые власти решились помочь нам – и вот, их помощь боком нам вышла. Кто теперь нам вернёт наши картины?" – говорит Шалбаев.

В среднем одну свою картину Арыстанбек Шалбаев оценивает в 4,5 тысячи долларов. Всего на складе лежит шесть картин Шалбаева. По примерным подсчётам художника, он лишился имущества на сумму около 27 тысяч долларов.


Красный трактор в Шымкенте в честь которого получила название арт-группа "Кызыл трактор"

Красный трактор в Шымкенте, в честь которого получила название арт-группа "Кызыл трактор" / Фото из личного архива Виталия Симакова

"Я не знаю, в каком состоянии сейчас мои картины. Они ведь на улице и в снег, и в дождь. Все сезоны пролежали на улице", – говорит Арыстанбек.

Ещё больше художников волнует то, что они не могут вернуть работы покойного Молдакула Нарымбетова: четверть картин культовой фигуры актуального искусства Казахстана лежит на складе.

Молдакул Нарымбетов – основатель казахстанского трансавангарда. Скончался от инфаркта 13 февраля 2012 года. Он жил в посёлке Кырагауылды под Алматы, у него осталось шестеро детей. Коллеги рассказывают, что художник периодически испытывал материальные сложности и, бывало, даже изготавливал кирпичи на продажу, а также зарабатывал преподаванием.

Арыстанбек Шалбаев

Арыстанбек Шалбаев / Фото с сайта Informburo.kz

Один из основателей и руководитель группы "Кызыл трактор" Виталий Симаков рассказал, что четыре его работы также лежат на складе.

"Меня интересует искусство, и я не лезу в юридические вопросы. Поэтому мы не подписывали договоры, просто доверяли заказчикам. Тем более что это было на государственном уровне в лице Национального музея. Мы считали, что нам не стоит беспокоиться. Мы люди с советским менталитетом, понадеялись на государство", – говорит Симаков.

"Картины написаны выдающимися художниками"

На выставке "Евразийская утопия. Post Scriptum", которая прошла в рамках Focus Kazakhstan в городе Сувон, было представлено около ста картин, принадлежащих Национальному музею РК. Большую часть из них удалось вернуть музею, но пять картин продолжают лежать на складе компании "ASA Садыков А.А.".

Вот список картин:

  • "Девушка в национальном костюме" художника Салихитдина Айтбаева,
  • "Сарбазы Амангельды" художника Павла Зальцмана;
  • "Собака, поедающая своих щенят" художника Абдрашита Сыдыханова;
  • "Кок-пар" художника Канафии Тельджанова;
  • "Штурм целины" художника Владимира Эйфельда.

Читайте также: "В театре ты называешь казахов казахами, а русских – русскими". Как АРТиШОК говорит о том, о чём принято молчать?


По словам искусствоведа Валерии Ибраевой, эти картины написаны классиками отечественного искусства, она переживает за их сохранность на складе.

"Это национальное достояние Казахстана. Картины написаны выдающимися художниками и их повреждение станет большой потерей для казахстанцев. Тем более что история художественного искусства в Казахстане очень короткая. Ей всего лишь около ста лет", – говорит Валерия Ибраева.

"Картины будут у нас до тех пор, пока BBK Pro не выплатит долг"

В компании "ASAСадыков А.А." подтвердили информацию о том, что картины находятся на их складе. Представитель логистической фирмы Виктория Ни рассказала, в каких условиях хранятся художественные работы".

"Эти картины будут у нас до тех пор, пока BBK Pro не выплатит долг в размере 19 363 016 тенге. Картины находятся в специальных ящиках, куда их складывали сами работники компании BBK Pro. Мы не трогали эти ящики. Температура на складе уличная", – рассказала Виктория Ни.

В фонде хранения картин Национального музея рассказали, в каких условиях следует хранить картины, чтобы избежать повреждения.

"Картины следует хранить при температуре 18 градусов Цельсия, при влажности 50-55%. И хранить их следует не в ящиках, а в специальных мобильных стойках, как это делается в музеях. Судя по всему, на складе таких условий хранения картин нет", – сказали в фонде хранения картин.

Госзакупка без конкурса

Согласно данным на сайте Kompra.kz, компания BBK Pro занимается рекламой, она была зарегистрирована 30 июня 2017 года.

Договор Нацмузея с компанией BBK Pro на проведение четырёх выставок в рамках международного проекта Focus Kazakhstan был заключён в апреле 2018 года. До этого была проведена государственная закупка из одного источника, то есть без объявления тендера и без конкурса.

"До этого BBK Pro не участвовал в тендерах Национального музея. Музей осуществил государственные закупки услуг компании способом из одного источника. По итогам рассмотрения заявок на участие в аукционе, эта компания соответствовала квалификационным требованиям и требованиям документации", – сообщили в службе правового обеспечения музея.

По словам руководителя общественного объединения "Социум-зерттеу" Алтынай Нуркеевой, организации, отвечающие за культурную сферу, имеют право заключать договоры на проведение различных работ с подрядчиками напрямую.

"Так как госзакупка происходит не на конкурсной основе, то необходимости в публикации объявления о закупке нет. Этот случай как раз подпадает под статью 39 пункта 46 Закона РК "О государственных закупках". Организации культуры могут заключать договоры напрямую в случае приобретения товаров и услуг для представления произведений искусства и культурных ценностей. Как раз выставки за рубежом и являлись представлением культурных ценностей. То есть в этом случае никаких нарушений со стороны музея не было", – говорит Алтынай Нуркеева.


Фото с выставки "Постномадические горизонты" в Лондоне

Фото с выставки "Постномадические горизонты" в Лондоне / Фото с сайта primeminister.kz

Всего между Национальным музеем и компанией BBK Pro было заключено два договора. Первый был заключён 28 апреля 2018 года на сумму 364 миллиона тенге. Второй договор был подписан 18 июня 2018 года на сумму 301 500 000 тенге. В общей сложности было заложено 665 500 000 тенге на все расходы по организации и проведению четырёх выставок за рубежом, а именно, в Лондоне, Берлине, Нью-Джерси и в Сувоне.

От имени Национального музея договоры подписывал на тот момент временно исполняющий обязанности директора Леонид Кочетов. Со стороны BBK Pro подписи ставила Гульжан Асаумурзина.

В акте выполненных работ №180062/00/1 указано, что все работы по организации выставок завершены и приняты заказчиком.

"У нас были доверительные отношения"

На момент подписания договоров с Национальным музеем официально руководителем BBK Pro была Гульжан Асаумурзина. Однако после заявлений кураторов и логистов о том, что компания не вернула деньги, произошла смена руководства. Вместо Асаумурзиной директором BBK Pro стала некая Тамара Козырева.

По словам искусствоведа Розы Абеновой, бывшего куратора проекта Focus Kazakhstan, изначально было не совсем понятно, кто фактически руководил компанией BBK Pro.

"Поначалу я думала, что руководителем был некий Арман Турсункулов. Но уже к лету 2018 года стало понятно, что основные вопросы компании решает человек по имени Бауыржан Курманбеков. Хотя подписывалась в договорах Асаумурзина", – говорит Роза Абенова.

Арман Турсункулов заявил Informburo.kz, что он представляет не компанию BBK Pro, а логистическую компанию ТОО "Adiant Media". Также он утверждает, что компания BBK Pro должна ему самому.

"Мы с Курманбековым много лет сотрудничали, заказывали в его типографии разные печатные услуги. Однажды Курманбеков нанял меня, чтобы мы провели организацию четырёх выставок", – рассказал Турсункулов.

По словам Турсункулова, в его обязанности входили переговоры с кураторами, осмотр выставочных локаций, договоры с логистами, кейтеринг, фото и видеоуслуги. Однако он также, как и остальные, не получил плату за работу. Турсункулов говорит, что Курманбеков якобы тоже должен ему крупную сумму.

"Так как у нас были доверительные отношения, то договор я с ним не заключал. В итоге он не отдаёт мне долг. Сказал, что деньги закончились у него. Видимо, в финансовом менеджменте были у него допущены ошибки", – говорит Турсункулов.


Инсталляция художницы Гульнур Мукажановой на выставке в Лондоне

Инсталляция художницы Гульнур Мукажановой на выставке в Лондоне / Фото с сайта Yatzer.com

Бауыржан Курманбеков по телефону заявил, что не имеет никакого отношения ни к этому скандалу, ни к компании BBK Pro.

"Не в первый раз ко мне с этим вопросом обращаются, я не имею никакого отношения к этой компании, я работаю сам по себе", – заявил Курманбеков.

Он также отметил, что никогда не сотрудничал с Нацмузеем. Мы попросили у одного из кураторов номер Гульжан Асаумурзиной, значившейся директором компании BBK Pro на момент подписания договора с музеем. Поднявшая трубку женщина, заявила, что её фамилия не Асаумурзина и она не имеет отношения к компании BBK Pro. Юрист Асем Кайдарова, сотрудничавшая с BBK Pro на тот момент, когда шёл судебный процесс по иску Нацмузея, заявила, что больше не сотрудничает с компанией и ничего не может сказать о сложившейся ситуации.

Картины повреждены

Первая из четырёх запланированных выставок в рамках Focus Kazakhstan "Постномадические горизонты" прошла в Лондоне. В ней принимали участие художники Галим Маданов и Зауреш Терекбай. Художники показали инсталляцию под названием "Трансгрессия". Вернувшись в Алматы, они обнаружили, что их работы повреждены.

"После выставки в Лондоне мы обнаружили, что из 400 картин более 80 были повреждены при транспортировке обратно в Казахстан. Картины потрескались, углы их были сломаны, отбиты. Буковки из пластика отлетели во многих местах. Видимо, все эти картины падали с полок на пол при транспортировке", – рассказал Галим Маданов.


Инсталляция "Трансгрессия"

Инсталляция "Трансгрессия" / Фото с сайта Rusoch.fr

На создание инсталляции у художников ушло почти семь лет. По словам Маданова, эта инсталляция – попытка осмысления фундаментальных изменений в казахстанском обществе. Работа получила много положительных отзывов на выставке в Лондоне. В 2014 году она была хорошо встречена критиками на выставке в Венеции.

Картины не были застрахованы. Попытки художников договориться с руководством BBK Pro о возмещении ущерба не увенчались успехом. По словам Зауреш Терекбай, ущерб уже подсчитан, он внушительный, но сумму художники пока не могут огласить.

По договору между музеем и BBK Pro, подрядчик был обязан обеспечить страхование груза от всех рисков на весь период проведения мероприятия, обеспечить оформление соответствующих документов. Однако, как рассказали в Нацмузее, компания BBK Pro так и не предоставила страховой полис.

"Нам приходилось искать кафешки, чтобы дёшево поесть"

Художники говорят, что во время путешествий по разным странам им выплачивали минимальные суточные.

"Суточные нам перечислили в тенге по старому курсу. Хотя в тот момент из-за прошедшей девальвации уже был другой курс евро. Поэтому нам и не хватало этих денег", – вспоминает художница Анар Даулетбек.

Её слова подтверждает другая участница выставок – Сауле Сулейменова. Сауле говорит, что одному художнику доставалось около 20 евро в день.

"Нам приходилось экономить и в ущерб работе искать кафешки, где можно было бы дёшево поесть. В это время организаторы жили в богатом отеле, ездили на такси и ели в дорогих ресторанах. А нам приходилось передвигаться автобусом или пешком", – вспоминает Сауле.

Также Сулейменова заявила, что во время транспортировки одна из её работ – триптих "Линия горизонта" – была серьёзно повреждена.

Александра Цай работала в проекте Focus Kazakhstan пиар-менеджером с августа по декабрь 2018 года. Она утверждает, что ей обещали в течение четырёх месяцев заплатить 800 тысяч тенге за работу. Однако она получила лишь 200 тысяч.

"Представитель компании обещал, что мы подпишем договор. Но в итоге подписала лишь я. Оба экземпляра с подписью со стороны BBK Pro они мне так и не вернули. Я один раз получила 200 тысяч тенге и всё остальное время работала бесплатно", – жалуется Александра Цай.


Сауле Сулейменова (справа)

Сауле Сулейменова (справа) / Фото с аккаунта Сауле Сулейменовой в Facebook

Скандал в Берлине

Берлинский куратор проекта Focus Kazakhstan и владелец арт-платформы Momentum Рэйчел Риц-Воллох утверждает, что компания BBK Pro не вернула около 20 тысяч долларов за проделанную немецкими кураторами работу.

"Мы проделали большую работу, чтобы представить работы казахстанских художников европейскому зрителю. Мы организовали двухмесячную резиденцию в Берлине для художников и выставку "Хлеб и розы". Однако BBK Pro так и не вернул нам 10% от общей оговорённой суммы, а это около 20 тысяч долларов", – рассказала Риц-Воллох.


Рэйчел Риц-Воллох (крайняя справа) на выставке в Берлине

Рэйчел Риц-Воллох (крайняя справа) на выставке в Берлине / Фото с аккаунта Рэйчел Риц-Воллох в Facebook

Договор на проведение выставки и резиденции в Берлине был подписан ещё в мае 2018 года. По словам Риц-Воллох, она, приехав в Алматы, первой поставила подпись в договорах об организации и проведении выставок на английском и русском языках. Представители BBK Pro ставили свои подписи в её отсутствие.

"Арман Турсункулов удалился в другой кабинет и чуть позже уже вернулся с договорами, на которых стояла подпись женщины-руководителя", – говорит Риц-Воллох.

По её словам, компания BBK Pro изначально была намерена с ней работать на условиях 50-процентной предоплаты, остальные деньги планировалось выплатить после работы. Но она отказалась от таких условий, в итоге договорились на 90% предоплаты и что 10% выплат постфактум.

"Если бы я согласилась на их условия, то для меня и моей компании дело обернулось бы катастрофой", – признаётся Риц-Воллох.

Немецкий искусствовед Надим Саммин раскритиковал деятельность казахстанской компании и властей в своём посте в Facebook.

"Зловоние от коррупции, лени и презрительности просто ошеломляет. Верните художникам их работы и поставьте в музей и министерство настоящих профессионалов! Большой позор, что такие талантливые художники задыхаются под натиском чиновничьих паразитов", – написал эмоциональный пост о казахстанских чиновниках Надим Саммин.

"Речь может идти и об уголовном преступлении"

Ещё одна выставка под названием "Коллекция мыслей: Придумывая истории" прошла в Нью-Джерси с 14 октября по 30 ноября 2018 года. По словам куратора выставки Владислава Слудского, компания BBK Pro не выплатила часть средств за различные организационные работы.

"Мне BBK Pro до сих пор не вернул 12 тысяч долларов. Куратору с американской стороны Лизи Ахмади они должны 7 тысяч долларов. Кое-что мы закрывали своими деньгами, рассчитывая потом подписать дополнительное соглашение, но этого так и не случилось", – рассказал Владислав Слудский.


Виталий Слудский

Владислав Слудский / Фото с Facebook

У Слудского на руках договоры кураторов с BBK Pro. Эти договоры были показаны в суде в Нур-Султане, представители BBК Pro, по словам Слудского, не приходили на судебные заседания.

"Счета этой компании почему-то не арестовали, что обычно происходит, когда компания-должник находится под следствием. Частично это возможно, потому что иск был гражданский, но по сути речь может идти и об уголовном преступлении. Сейчас, когда пройдут гражданские суды, мы будем стараться, чтобы дело переквалифицировали из гражданского в уголовное", – говорит Слудский.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter