Обратная связь пациентов находящихся на поддерживающей заместительной терапии метадоном (далее ПЗТ), так как часто забываем о конечных потребителях услуг и тех людях, которые хотят просто жить!

ПЗТ в Республике Казахстан используется как один из методов лечения опиоидной зависимости с 2008 года в 10 наркологических организациях в стране. ПЗТ – это научно обоснованный метод лечения хронической наркотической зависимости от опиоидов и профилактики распространения ВИЧ, гепатитов В и С и туберкулёза. То есть ПЗТ имеет значение не только для самих людей, состоящих в данной программе, но и для их семей и общества в целом.

В последнее время мы всё чаще сталкиваемся с проблемой непонимания, осуждения программы ПЗТ, а зачастую негативного и порой агрессивного настроя обычных граждан по отношению к людям, состоящим в данной программе. Причиной этого непонимания являются, на наш взгляд, поверхностные знания людей о программе ПЗТ, а возможно, и простое нежелание вникать в суть проблемы.

История мамы пациента программы ПЗТ.

"Меня зовут Татьяна, я имею двух сыновей. По стечению обстоятельств, мой старший сын, служа в армии на границе, начал употреблять лёгкие наркотики. Это было 23 года назад. Когда он вернулся из армии, он продолжил употреблять внутривенные наркотики. Для меня и для нашей семьи это был кошмар. Младший сын, чтобы доказать старшему брату, что с наркотиков можно "спрыгнуть", тоже втянулся в них. Но вовремя опомнился и, проведя несколько месяцев в реабилитационном центре, прекратил употреблять наркотики, женился, сейчас у него растет прекрасная дочь, устроился на работу.

А вот старший сын продолжал употреблять уличные наркотики. По причине употребления он сидел в тюрьме, неоднократно находился на лечении в наркологических диспансерах и реабилитационных центрах, безуспешно. Жизнь казалась настоящим адом! В конце концов ему всё это надоело, и он пришёл на программу Поддерживающей заместительной терапии метадоном. С тех пор в семье наступил покой, сын устроился на работу, наладились отношения в семье, наркотики не употребляет. Я очень благодарна тем людям, которые организовали эту программу, и надеюсь, что эта программа продолжит существование и дальше.

Сейчас мнения разделились, и некоторая группа людей выступает против Поддерживающей заместительной терапии метадоном. Я думаю, что эти люди не знают горя изнутри и не испытали боль употребления наркотиков их детьми, а так же не испытали того ада жизни, когда мой сын находится в употреблении наркотиков.

Если вдруг программу ПЗТ закроют, то люди, посещающие её, будут брошены на произвол судьбы. А их семьи вновь опустятся на дно жизни.

Наталья, 31 год.

Хочу поделиться с вами своей историей.

Очень долгие годы, длительный период времени я принимала наркотики (героин, марихуану и так далее). Очень хочу, чтобы вы меня поняли и услышали, поэтому рассказывать буду честно и откровенно. В общем, мой стаж употребления наркотиков в целом составляет 15 лет. С 2012 по 2015 год я очень плотно подсела на мак, и в это же время узнала о своем ВИЧ-статусе, сразу поставили 3-ю стадию. В моем случае, узнав о диагнозе, я стала употреблять ещё больше, причём мешала свой пай с различными таблетками и каплями, это был сумасшедший коктейль.

В то время мне было наплевать, как я одета, с кем я общаюсь, с кем живу, что ем и на чем сплю. То есть полная деградация личности. Это называется "аутоагрессивное поведение", убивала себя, чтобы избавиться от собственных проблем. Меня не останавливало ничего, я не задумывалась о своём будущем и о будущем своих родных и близких, и так продолжалось три года, пока я не попала в больницу с диагнозом ВИЧ и сопутствующими болезнями, такими как гепатит В, С, хронический сепсис. В общем, умереть я не умерла, но состояние на тот момент было критическим. Передо мной встал выбор: либо продолжать жить по-человечески, либо убивать себя дальше. Признаюсь честно, на тот момент мне меньше всего хотелось жить, но была и есть доченька, которая имеет право на нормальную жизнь. Она не просила, чтоб её рожали. И я не имею никакого права лишать её нормальной, благополучной, достойной жизни. Я обязана дать ей всё необходимое.

Я потеряла абсолютно всё, семью, работу, друзей и своё я, от меня все отвернулись, и с этим уже невозможно было жить, надо было что-то решать.

О программе Поддерживающей заместительной терапии метадоном мне рассказал знакомый. Решила сходить в наркологию и пообщаться с людьми, которые находятся на программе ПЗТ уже достаточно длительное время. Очень хотела узнать, как им помогает программа. Я была в восторге от того, что я увидела! Те люди, которые действительно принимают метадон, уже на протяжении 5 лет не догонялись другими препаратами, выглядят просто отлично, сначала я не поверила, что эти люди когда-то принимали наркотики, я была шокирована. На фоне тех людей, которые принимают наркотики, они выглядели абсолютно здоровыми и адекватными. После общения с ними я поняла, что на данный момент это единственный выход, и я не ошиблась.

В программе ПЗТ я участвую уже 8-й месяц, за этот период времени у меня всё потихоньку начинает налаживаться. Наладились семейные отношения, устроилась на работу, привела в порядок себя, на личном фронте тоже всё в порядке. Ребята, трезво смотреть на жизнь это классно, и поверьте, метадоновая программа действительно работает, сама по себе знаю.

"Не все люди наркоманы и алкоголики, но наркоманы и алкоголики – тоже люди".

Алишер Кожахметов – и.о.директора "Республиканского научно-практического центра медико-социальных проблем наркомании", город Павлодар.

Мади Токанов – заведующий отделением социальной реабилитации РНПЦ МСПН, город Павлодар.

Ерболат Байкенов – психолог отделения психотерапии и реабилитации РНПЦ МСПН.

Авторская стилистика сохранена.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter