У экспертов Bank of America, которые прогнозируют обвал казахстанской валюты до 250 тенге за доллар, свои интересы, у казахстанского правительства - свои, у населения - третьи, отмечает экономист. 

- Для глубоких потрясений в стране нет экономических оснований - есть только политические. И кризис, которым в Казахстане оправдывают необходимость обвала тенге, на самом деле в головах, - уверен Магбат Спанов.

По мнению экономиста, вопрос с обвалом курса тенге в настоящее время не стоит по нескольким причинам.

- Во-первых, в прошлом году уже была проведена девальвация, во-вторых, курс российского рубля, оказывавший опосредованное влияние на нашу экономику, начал укрепляться. В-третьих, цены на нефть более-менее стабилизировались. Финансовая подушка безопасности страны – золотовалютные резервы и средства Нацфонда сегодня составляют сейчас 100 млрд долларов. Но хранить ЗВР в долларах - сейчас не лучший вариант. Мир очень сильно меняется, и в ближайшее десятилетие появятся новые региональные валюты, которые станут резервными мировыми валютами, - полагает экономист.

Как считает эксперт, к уже признанной четвёрке лидеров – американскому доллару, евро, швейцарскому франку и японской йене – добавится китайский юань.

 - Вероятность того, что юань станет пятой резервной мировой валютой, каждый год возрастает – объём торговли и производства в КНР увеличиваются. Китай медленно, но верно идет к мировой гегемонии в экономике, – говорит Магбат Спанов.

Появление прогноза американских аналитиков о необходимости обвала тенге эксперт не связывает с политической спекуляцией США накануне выборов президента Казахстана.

- Вопрос не в спекуляциях, а в неумении нашего правительства руководить финансово-экономическим блоком. Кабмин не в состоянии признать собственные ошибки, за которые расплачивается население. И если девальвация 1999 года сыграла положительную роль в стабилизации и последующем росте отечественной экономики, когда за четыре года мы фактически удвоили ВВП страны, то девальвация-2009 в основе своей имела политические моменты. А девальвация 2014 года сыграла на определенное опережение. Позитив был в том, что мы все-таки опередили Россию и минимизировали экономические потери, - считает экономист.

Тем не менее, не видеть экономических предпосылок для проведения девальвации сегодня и при этом ожидать её – это две большие разницы. Так будет ли все-таки девальвация?

- Республика сегодня столкнулась с нехваткой тенговой ликвидности, отсутствием ресурсов нацвалюты. А на девальвации будут настаивать многие финансово-промышленные группы, поскольку экспортные ресурсы они продают за доллары. И обвал тенге позволит им резко увеличить свои доходы,- рассуждает экономист. – Проблема в том, что в казахстанской экономике все монополизировано, но вопрос изменения ситуации рано или поздно встанет. И в первую очередь необходимо менять банковскую систему, которая из источника продвижения, роста экономики стала исключительно её тормозом. И то позитивное влияние начала 2000-х годов сегодня ушло в минус. У банков сегодня, образно говоря, доллары зелёные в глазах.

Возвращаясь к докладу американских аналитиков, отметим, что  Bank of America прогнозирует рост ВВП Казахстана в текущем году на уровне 1%.

- В экономике это называется стагнацией, и по факту прогноз верен. У нынешнего Кабмина, руководит которым "новый старый" премьер, кроме Евразийского экономического союза (ЕАЭС), нет экономической идеи, на которой бы базировалась работа правительства. Но проект ЕАЭС был задан Президентом республики, а наполнением должен был заниматься Кабмин. По внешним критериям правительство вроде работает, а внутри Казахстана  –  только потёмкинские программы, - отмечает Магбат Спанов.

Что касается нефтяных цен, то дальнейшее развитие ситуации здесь сложно просчитать, говорит экономист.

- Нефтяные цены имеют определенную волатильность, но спрогнозировать их рост или падение сегодня сложно. Тем более когда всё большую роль в экономических вопросах играет геополитический фактор, – акцентирует эксперт.

Между тем, на фоне нефтяных и долларовых колебаний ряд экспертов озвучивает идею о том, что Казахстану выгоден рост курса евро.

- Я считаю, что позиция «что хорошо для евро – хорошо для Казахстана» несколько утрированна. Что хорошо для евро, то хорошо для России. Возможно, доходы от экспорта продукции нефтегазового комплекса РК идут через европейские офшоры, но это не значит, что это хорошо для населения и экономики страны. Я считаю, что если в Китае хорошо – то для нас хорошо. И если в России хорошо – то и для нас это аналогично, - считает Магбат Спанов.  

А положение российского рубля, который влияет и на казахстанскую экономику, по оценке эксперта, будет зависеть в первую очередь от развития двух конфликтов – на Украине и в Йемене. В частности, эскалация противостояния в Йемене приведет к повышению цен на нефть и дальнейшему укреплению рубля.

Ну а что касается разговоров о введении единой валюты на территории ЕАЭС, то, по мнению Магбата Спанова, говорить на эту тему в данный момент нецелесообразно и преждевременно. Слишком мал срок работы союза, чтобы делать какие-то выводы о необходимости появления союзной валюты, уверен экономист. 

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter