Какое отношение Иссык-Куль имеет к "Глобусу Казахстана"? Самое прямое. Упаси бог видеть в этом какие-то территориальные претензии к братской Киргизии. Мой "Глобус" – он ведь не политический. Географический! А ещё – исторический и лирический. Хотя, каюсь, для меня как для патриархального казахстанца Иссык-Куль – это всё же часть чего-то своего, персонального. (Почему – см. в параллельном материале "Маленький Казахстан" на побережье Иссык-Куля в середине 1960-х").

Когда речь заходит об истории Прииссыккулья, чего только не наслушаешься! А чего ещё ждать от такого таинственного места, прошлое которого до нас дошло лишь в преданиях да грудах всяческого археологического мусора? Но вымыслы и домыслы имеют право на жизнь. В конце концов историю двигают не одни только объективные процессы и проверенные данные. Скорее даже напротив.


Фото Андрея Михайлова

Вот и мне хочется сегодня забыть про уговор и обратиться к легендам. Каким легендам и какой уговор?

Понимаю, что в эру ЕНТ необходимо уточнить смысл иронии. И открыть "Золотого телёнка" – культовую книгу советской научно-технической интеллигенции. Напомнив заодно, что Ильф – Петров – это не один, а целых два автора одного произведения. На их "Телёнке" (а также "12 стульях") оттачивали чувство собственного юмора по крайней мере два поколения советских весельчаков.

Итак, в "Золотом телёнке" герои-журналисты (среди которых случайно оказался и незабвенный Остап Бендер) ехали в литерном поезде – на историческую "смычку" Восточной магистрали. Скучая, они разрабатывали в дороге своеобразный кодекс правильного поведения журналиста, которому предстояла встреча с восточной экзотикой во всей её красе. Одним из пунктов неформального договора значилось: "Не писать очерков под названием "Легенда озера Иссык-Куль".


Фото Андрея Михайлова

Однако устное соглашение – одно, а письменное желание опередить супостатов – другое. И очень скоро был пойман и изобличён ренегат – Ян Скамейкин, который нёс на телеграф исписанную сверху донизу бумажку.

"Легенда озера Иссык-Куль.
Старый кара-колпак Ухум Бухеев рассказал мне эту легенду, овеянную дыханием веков. Двести тысяч четыреста восемьдесят пять лун тому назад молодая, быстроногая, как джейран (горный баран), жена хана красавица Сумбурун горячо полюбила молодого нукера Ай-Булака. Велико было горе старого хана, когда он узнал об измене горячо любимой жены. Старик двенадцать лун возносил молитвы, а потом со слезами на глазах запечатал красавицу в бочку и, привязав слиток чистого золота весом в семь джасасын (18 кило), бросил драгоценную ношу в горное озеро. С тех пор озеро и получило своё имя – Иссык-Куль, что значит "Сердце красавицы склонно к измене"…
Ян Скамейкин-Сарматский (поршень)"


Фото Андрея Михайлова

Мне, как не дававшему никаких клятв коллегам по перу, не возбраняется сообщить читателю ещё несколько красивых старинных легенд, про озеро Иссык-Куль. Несмотря на то что мифотворчество вокруг заоблачного моря значительно активизировалось в последние годы, куда интереснее то, что действительно дошло до нас из прошлого. Например, следующая казахская сказка – про появление чуда-озера:

"Когда-то на этом месте стояли богатые города, окружённые со всех сторон горами. Воду жители брали из подземных водоёмов, а ключ от них хранился у отшельника. Когда нужна была вода, брали ключ у этого отшельника, отпирали водоёмы и брали воду, а потом опять запирали и возвращали ключ.

Однажды ключ взяла девушка. Она назначила свидание своему возлюбленному у водоёмов. Нечаянно она уронила ключ в воду, испугалась и убежала. А вода все прибывала и прибывала. Она залила все города, и на их месте образовалось озеро. Города остались на дне озера. Их видно там и по сей день".


Фото Андрея Михайлова

Несколько по-иному эта легенда звучит в сообщении А.А. Ивановского, напечатанного в "Известиях Императорского общества любителей естествознания антропологии и этнографии" и пересказанная А.И. Костанье в фундаментальном труде "Древности Киргизской степи и Оренбургского края":

"Очень давно, рассказывают киргизы, на месте нынешнего озера Иссык-Куль жили люди и, между прочим, один святой, у которого находился ключ от колодца, находящегося на равнине. Колодец этот обладал чудесной силой: если его оставить открытым на время большее, чем требуется, чтобы начерпать воды в вёдра, то из него начинала выступать вода, которая могла затопить всю равнину. Однажды к святому пришла одна девушка и стала просить ключ от колодезя. Святой дал ключ, но прибавил: "Не забудь, когда наберёшь воду в вёдра, запереть колодезь, а ключ отдать мне". Девушка отвечала, что не забудет, и ушла. Когда она черпала воду, то к ней подошёл её жених и вступил с нею в разговор. Она до того увлеклась разговором, что не заметила, как из колодезя выступила вода и стала затоплять окрестность. Она вспомнила о колодезе, когда стояла уже в воде. Молодые люди испугались и побежали, но спастись не могли. Выступившая вода залила всю равнину и образовала озеро. Все люди, жившие на равнине, погибли".

Ох уж эти девушки! Когда в головах одна любовь – города гибнут!


Фото Андрея Михайлова

А вот ещё одно предание, записанное Чоканом Валихановым (впечатлительным и "детям до шестнадцати" читать не рекомендуется):

"По уверению народа, на месте, где теперь Иссык-Куль, была прежде обширная равнина, заселённая богатыми городами. Один из ханов этого народа, народа неверного, до глубокой старости не имел детей. Сокрушаясь о предстоящей участи своей фамилии, он в отчаянье обратился к богу и просил дать ему сына хоть в образе осла.

Молитва его была услышана: одна из жён его, гулявшая в это время в саду, встретила осла, который обнаруживал к ней чрезвычайное внимание. Султанша, по неисповедимой воле судьбы, почувствовала тоже удивительную нежность к длинноухому кавалеру. Завязалась интрига, плодом которой стал младенец-сын.

Старый хан был в восторге, что наконец Кок-Танры послал ему наследника, и спешил его увидеть. Хан нисколько не изумился, увидев длинную, в виде трубы, челюсть ребёнка, и не удивился его длинным ослиным ушам, – всё было в порядке вещей. Он просил сына хоть в образе осла, и бог дал ему сына, и в неисчерпаемой своей благодати украсил его только ослиными ушами.

Ребёнок вырос и после смерти отца стал ханом под именем Джанбека. Государь он был умный и справедливый, только желание скрыть свои длинные уши заставляло его против воли приступить к предохранительной мере, которая не посвящённому в тайну его рождения народу казалась жестокостью. Все брадобреи, очищавшие его царскую голову, не возвращались в свои дома…"


Фото Андрея Михайлова

В конце концов этот иссык-кульский Мидас дал слабину и оставил в живых очередного цирюльника, в обмен на молчание сделав его своим визирем. Увы, тайна, о которой знают двое – это уже не тайна. Проговорившийся визирь-брадобрей вынужден был от расправы бежать в горы. А хан получил-таки прозвище "ослиная голова".

"…Долго скитался визирь в горах и только по ночам посещал город. В один из своих ночных визитов в город он пришёл к царскому колодцу с золотой покрышкой, который стоял среди города. Визирь вспомнил былые времена, когда он пил воду из этого колодца, вспомнил своё визирство и стал громко молить бога, чтобы он взял жителей города к себе как нечестивцев, недостойных его милостей. Аллах был гневен на этот город за его разврат и безбожие. Аллах изрёк: "Куп оряй куп!" (Да будет так!), и вода начала бить огромным столбом из колодца, и в одну ночь на месте города стало озеро – озеро Иссык-Куль."

В заключении Валиханов прибавляет: "В сильную бурю из озера выбрасывается различная утварь домашнего обихода, что утверждает народ ещё более в справедливости легенды о Джанбеке – Ослиной голове".

Эта легенда известна и в другом варианте – его сообщает, в частности, тот же туркестанский краевед А.И. Костанье, со ссылкой на "Восточное обозрение" за 1890 год.


Фото Андрея Михайлова

Для бритья ослоухого хана назначались молодые юноши, по жребию. Понятно, что никто из них не возвращался домой. Так длилось, пока выбор не пал на сына одной хитрой вдовы, которая, замесила тесто на собственном молоке, испекла лепёшку и велела сыну поднести хлеб хану. Что тот и сделал, превратившись таким образом в кровного брата властителя.

"Хан сначала очень рассердился, но потом, одарив его золотом и другими драгоценностями, отпустил домой, причём взял с него клятву молчать о всём виденном. Юноша поклялся и ушёл домой. Когда он пришёл, то все, начиная с матери, стали расспрашивать его обо всём виденном у хана. Юноша долго крепился, наконец не выдержал, побежал к колодцу, наклонился туда и крикнул: "У нашего хана ослиные уши!" Только он крикнул это, как вода в колодце начала подниматься и затопила всё царство".

В общем, все умерли, а мы с вами получили несколько поучительных историй. И Иссык-Куль в придачу!

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter