Напомним, informburo.kz в материале "Причин массового заражения детей гепатитом "С" не знают даже специалисты" попытался выяснить, чем закончилась история с массовым заражением детей гепатитом "С", и кто понесёт за это наказание. Однако вразумительного ответа на эти вопросы корреспонденту informburo.kz так и не дали. Удалось выяснить только, что расследование продолжается. Директор центра материнства и детства, где в 2013 году были выявлены 35 заражённых детей, Тамара Вощенкова заявила: "Я не хочу сказать, что расследование закончилось, потому что работа продолжается. Она сейчас больше такая… научно-исследовательская".

Пока первые руководители медучреждений, в которых произошли эти вопиющие случаи, пытаются сформулировать ответы на неудобные вопросы, а мамы пострадавших детей не могут добиться справедливости в Казахстане, неправительственные организации подняли этот вопрос в Женеве для обсуждения на мировом уровне. Дело было в марте. Значит, уже в сентябре представителям Казахстана, которые поедут туда с докладом о выполнении республикой взятых на себя обязательств по соблюдению прав детей, придётся ответить и на вопросы о массовом заражении гепатитом в медучреждениях, и почему виновные остались безнаказанными.

Как всё начиналось?

В 2009 году к журналисту Марианне Гуриной обратились мамы детей, больных лейкозом и находящихся на лечении в республиканском центре педиатрии и детской хирургии, с просьбой найти деньги на лечение от гепатита "С". Одна ампула лекарства, в которой нуждались больные дети, стоила 47 тыс. тенге. И употреблять этот препарат необходимо было до самого выздоровления - годами, а то и вовсе пожизненно.

Журналист параллельно занималась благотворительностью, помогала собственными средствами и привлекала к оказанию помощи друзей.

"Я не вдавалась в подробности, почему нужно было колоть эти препараты, почему государство не обеспечивает их этим препаратом? Я просто собирала деньги. Но когда помощь стали просить группами, вскрылась основная проблема. Все дети с диагнозом "лейкоз", находящиеся на лечении в республиканском центре педиатрии были заражены гепатитом "С", - вспоминает Марианна.

Мама Айбека Иманова, который тоже стал заложником гепатита "С", рассказывает, как им преподнесли страшный диагноз:

"В июне 2010 года мы поступили в алматинский центр педиатрии с диагнозом острый лимфобластный лейкоз. Уже в конце года нам поставили второй диагноз вирусный гепатит. Врачи сказали: ничего страшного, он как пришёл сам, так и уйдёт сам. Я тогда не владела информацией, не понимала, что это такое, как протекает болезнь. Только съездив на консультацию в Израиль - тогда нам весь Казахстан помогал собрать деньги на поездку - поговорив с их врачами, я поняла, что это очень серьёзное заболевание. Даже страшнее, чем лейкоз. И лечить его во время химиотерапии нельзя", - рассказала Алия Иманова.

Вопрос массового заражения детей практически неизлечимой болезнью получил огласку. Была собрана пресс-конференция, на которой врачи удивили всех собравшихся своими познаниями в медицине.

"Один из врачей заявил о том, что ничего такого в гепатите нет, и дети просто могли заразиться через воду. Всё, что я смогла ему сказать в ответ, - что он достоин стать лауреатом Нобелевской премии. Как так: весь мир знает, что заражение гепатитом "С" происходит через кровь, а наш врач выводит новые пути передачи!.." - вопрошает и одновременно удивляется она.

Общество негодовало. Напряжение росло. Успокоить людей попытался экс-министр здравоохранения Жаксылык Доскалиев.

"Он вызвал мам, чьи дети уже были заражены, а вместе с ними и тех, чьи дети только поступили в центр на лечение, и сказал: "Девчонки, всё будет хорошо. Больше ни один ребёнок не заразится. Я вам обещаю. У меня у самого внуки, и я знаю, что это такое". Но он тогда забыл добавить, что его внуки лечатся за рубежом, как и дети всех министров", - рассказывает Марианна Гурина.

Прошло три месяца, и гепатитом "С", несмотря на обещания экс-министра, заражалось всё больше и больше детей. Многие из них не дожили до сегодняшнего дня.

"Когда я поехала хоронить Пашу, была в шоке. Кладбище разрослось, везде детские игрушки. Здесь я поняла, сколько детей мы ежедневно теряем, что мы так мало делаем, для того чтобы они оставались живыми и здоровыми. Страна должна приспустить флаги, а мы должны начать говорить о вопиющих фактах нарушений, а не умалчивать", - делится с informburo.kz Марианна Гурина.

Молчание – золото, немолчание – иск

Мамы, чьи дети были заражены уже после обещаний экс-министра здравоохранения, обмана простить не смогли и подали в суд.

"Было вынесено определение, что дети поступили в центр незаражёнными. У нас есть доказательства. Когда их принимали, в анализах гепатита не было. А вот ушли из больницы уже заражёнными. Вопрос: где заразились дети? Мы не знаем. Может быть в песочнице, а может быть, когда в отделении дрались друг с другом... Но, простите, о чём речь? Эти дети не то что драться, активно проявлять себя не могут. Они не могут разбивать лица в кровь, у них просто сил на это не хватило бы", - рассказывает Марианна Гурина.

Дело дошло до верховного суда, но решение суда было не в пользу мам и их детей. Тогда поднялся следующий поток мам.

"И вот здесь происходит самое интересное. Бостандыкский районный суд признаёт виновными мам (их три) и предъявляет им иск от центра переливания крови и центра педиатрии примерно 200 тысяч тенге каждой. Это суммы, которые организации затратили на адвокатов. Дальше можно уже не рассказывать. На этом месте можно уже задохнуться от беспредела", - начинает злиться Марианна.

Эпидемиолог Мадина Чуакова не понимает вынесенного судом решения.

"Разве суд не должен в первую очередь защищать детей? Может быть, так надо? Так принято сейчас? Мне кажется, несмотря ни на что мы должны быть на стороне детей. Да и потом, разве не важно выявить причину? Не чтобы наказать конкретное медучреждение или медработника, а чтобы ситуация не повторялась", - считает она.

По данным Галии Дюсембаевой, представителя мам (Арынгазиной, Мизамбаевой и Садамовой), суд отказал им в их исковых требованиях. И, более того, вынес судебный акт, в котором с каждой из этих трёх мам должно быть взыскано:

по 83 333 тенге в пользу республиканского центра педиатрии и детской хирургии, 

по 53 333 тенге в пользу областного центра Кызылорды,

по 88 666 тенге в пользу Республиканского центра крови.

"Это деньги, которые медучреждения затратили на наём адвокатов и производство экспертизы. Судебные решения были оставлены без изменения второй и третьей инстанцией. До Верховного суда дело не дошло", - объясняет Галия Дюсембаева.

Корреспонденту informburo.kz удалось связаться с одной из тех, кто получил подобный иск. Улболсын Арынгазина, бабушка мальчика, заражённого гепатитом, объяснила, почему не собирается расплачиваться по нему.

"У нас в семье один кормилец - сын. Невестка всё время находится с внуком, за ним нужен особый уход. Я везде хожу по доверенности. Меня три раза вызывали судебные исполнители. Я им объяснила, что нам не с чего платить. Если с нас и дальше будут требовать эти деньги, мы начнём жаловаться и доказывать. Наших детей искалечили и нас же сделали виноватыми. Как это так? А кто нам вернёт здоровье внука? Мы свозили его в Москву на консультацию, и там нам сказали, что стопроцентного здоровья у ребёнка уже не будет никогда. Самое страшное, что в один день он может просто не проснуться. Никому мы не желаем такого", - с болью в голосе произносит женщина.

Представитель свою клиентку поддерживает.

"В соответствии с законом они обязаны выплатить эти суммы, но для них сейчас не представляется возможным понести такие расходы. Сами мамы не согласны с этими исками", - отмечает Галия Дюсембаева. По её словам, до Верховного суда дело не дошло только из-за отсутствия денег, которые мамы предпочли оставить для лечения и содержания своих детей. Все их доходы - это компенсация по уходу за ребёнком и пенсия ребёнка по инвалидности, которая составляет чуть больше 45 тысяч тенге.

Доказательства - не значит победа

Генеральная прокуратура провела проверку массового заражения детей. Комиссия выявила нарушения в лечебных учреждениях. И данное заключение, по словам Галии Дюсембаевой, легло в основу исковых требований от мам, которые обратились в суд в 2009 году.

"Однако суд этот госакт не принял во внимание, поскольку сторона ответчиков представила другой документ - справку, что все нарушения устранены. Хотя в нашем документе чёрным по белому говорилось, что в лечебных учреждениях были выявлены носители вируса гепатита "С", ими оказались сами сотрудники медучреждений, а также нарушения в результате хранения препаратов вирусованной крови с другими компонентами крови и неуничтожение их", - уточняет она.

Кроме этого, по её словам, эксперты исключили все возможные пути передачи вирусного гепатита "С" детям, кроме переливания крови.

"Путь может быть прямой, когда вирус передаётся от мамы при прохождении через родовые пути. Мы его исключили, поскольку мамы не болели гепатитом. Вариант полового контакта тоже исключаем, так как некоторые дети были вообще годовалые. Третий путь - при переливании крови или других манипуляциях, которые могли повлечь за собой повреждения слизистой оболочки ротовой полости или кожных покровов", - объясняет Галия Дюсембаева.

Она просит обратить внимание на то, что всем детям, которые ложились в больницу, в обязательном порядке брали кровь на иммуноферментный анализ, на гепатит "В" и "С". Результат отрицательный.

"Было бы наивно полагать, что 13 детей, которых я знаю, и из которых не все, к моему глубокому сожалению, остались живы, заразились гепатитом в перерывах между лечением, когда выезжали домой. Мы говорим о детях, которым было по полтора-два года. Ну куда пойдёт онкобольной ребёнок? На улицу играть? Он прошёл химиотерапию, он находится в доме, а люди, которые осуществляли за ним уход, были проверены судебно-медицинской экспертизой на наличие вирусного гепатита, и проверка показала отрицательные результаты. Мы даже не можем говорить, что заражение произошло у стоматолога, ведь детям нет и года. Налицо систематическое заражение", - убеждена представитель потерпевшей стороны.

Галия Дюсембаева уверена: судебные акты незаконны и несправедливы.

Гепатит «С» повторяется

В 2013 году история повторяется уже в Астане. В Национальном научном центре материнства и детства выявляют более 35 детей, больных лейкозом и заражённых гепатитом "С".

"А ведь этот центр получил звание самого благонадёжного. Имеет награды, сертификаты о том, что в этом центре не может произойти каких-то коллизий вроде заражения или плохого отношения к детям. И тут в Интернете прошла информация, что волонтёры выявили там 35 заражённых детей. На что главный санитарный врач сказал: ну да, это произошло, потому что произошло", - вспоминает Марианна Гурина.

Эпидемиолог Мадина Чуакова поддерживает мам и недоумевает, почему до сих пор не выяснены причины массового заражения детей практически неизлечимым заболеванием.

"Это же не грипп, это не кишечная инфекция, это тяжёлое, хроническое, неизлечимое заболевание. Я не контролирующий орган и не могу никого обвинять. Но мне кажется, что это ненормально, когда дети, больные лейкозом, заражаются ещё и гепатитом "С". Это говорит о том, что у нас недостаточно обеспечена инфекционная безопасность", - считает она.

Мама Айбека Алия Иманова недоумевает, почему их случаи не стали сигналом к решению проблемы.

"Нам не нужна война. Нам нужен консилиум, круглый стол, нужно в целом решить эту проблему. Пока мы не поймём, что это и откуда - так и будет продолжаться. Наши дети уже заражены, они уже с этим живут. Но есть же другие дети, которые поступают в эти центры каждый день! Где гарантия, что их не заразят?" - спрашивает Алия.

Общественники Казахстана призывают власти разобраться в этой ситуации окончательно, не откладывая в долгий ящик. И не допустить повторения ситуации, когда невинные дети становятся жертвами некачественной медицины.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter