Перестрелка на границе и сигареты под видом кафеля

За последний месяц СМИ сообщили о двух событиях, которые произошли в разных странах Центральной Азии и на первый взгляд никак не связаны между собой.

Вечером 16 сентября на таджикско-киргизской границе в Баткенской области случился конфликт. В результате перестрелки погиб киргизский пограничник, ранены семеро военных и шесть местных жителей. Стороны спорят, кто первым открыл огонь. Из почти тысячи километров общей границы между нашими соседями делимитировано лишь чуть более половины, и подобные стычки происходят с незавидной регулярностью. Предпоследняя была 22 июля.

А 26 августа в морском порту Актау, как сообщил департамент госдоходов по Мангистауской области, таможенники накрыли шесть контейнеров из Ирана, в которых под видом кафеля провозилась контрабандная партия сигарет – в общей сложности 333 миллионов 900 тысяч штук. Ровно треть миллиарда.


Партия контрабандных сигарет, обнаруженная в контейнерах, пришедших из Ирана в морской порт Актау

Партия контрабандных сигарет, обнаруженная в контейнерах, пришедших из Ирана в морской порт Актау / Фото департамента государственных доходов по Мангистауской области


Партия контрабандных сигарет, обнаруженная в контейнерах, пришедших из Ирана в морской порт Актау

Контрабадные сигареты из Ирана / Фото департамента государственных доходов по Мангистауской области

Это уже пятый случай табачной контрабанды в морпорту за нынешний год. 23-23 мая в двух контейнерах из ОАЭ обнаружено более 20 миллионов сигарет, в таможенных документах указанных как "гипсовая штукатурка". 28 мая в шести грузовиках, прибывших из Грузии, сигареты выдавались уже за посуду. А 40 миллионов сигарет, прибывших в четырёх контейнерах из всё тех же Эмиратов, – за запчасти. 23 июля свыше 50 миллионов сигарет из Ирана носили псевдоним "полиэтилен".

По итогам пяти случаев эксперты-товароведы оценили валовую стоимость табачной контрабанды в 1 миллиард 800 миллионов тенге. А ущерб по таможенным платежам и налогам – в 5 миллиардов 600 миллионов тенге.

Теневой никотин

В конце августа на журналистском семинаре в Кыргызстане два казахстанских эксперта по противодействию незаконной торговле в Центральной Азии рассказали о нелегальном рынке табачных изделий. Об основных каналах поставки сигарет в Казахстан и соседние страны. О том, куда текут контрабандные потоки в дальнейшем. Об экономике нелегальной торговли: по каким причинам она выгодна и почему люди ею занимаются. (Они просили сохранить инкогнито, поэтому назовём их Виталий и Шамиль.)

"Почему нелегальный продукт пользуется спросом? Почему он потребляется? – Виталий начал рассказ с риторических вопросов. – Понятно, что легальный продукт отличается от нелегального тем, что все налоги уплачены в казну государства и при этом ничего не платится в нелегальном обороте. Легальные сигареты соответствуют всем техническим требованиям, строгим методам контроля, чего не скажешь о нелегальной продукции. Но, кроме того, нелегальная "табачка" гораздо выигрышнее в цене".

В Казахстане минимальная подакцизная цена на рынке за пачку легальных сигарет – 400 тенге. Это тот нижний порог, установленный государством, ниже которого сигареты не могут стоить в принципе. В то же время на барахолках, оптовках и в магазинчиках "шаговой доступности" в Алматы можно встретить сигареты по 200-250 тенге. Для потребителя экономически очень выгодно: двойная или почти двойная выгода. Поэтому нелегальный бизнес растёт.


Доля нелегального рынка и средняя цена пачки сигарет в России, Казахстане и Кыргызстане

Доля нелегального рынка и средняя цена пачки сигарет в России, Казахстане и Кыргызстане

В России в 2016 году доля сигаретной контрабанды на рынке составляла 1%, сейчас уже более 10%, и эксперты отмечают тренд на его увеличение. Что касается Казахстана, то три года назад по внутреннему потреблению нелегального курева были нулевые значения. Пик пришёлся на 2018 год – 3,6%. В 2019-м произошёл спад до 2,5%.

В Кыргызстане несколько лет назад нелегальная доля была в районе статистической погрешности, но в этом году поднялась до 2,5%. Дело в том, что в соседней республике с января этого года существенно вырос акциз на сигареты, и контрабандистам стало неинтересно просто возить товар в Казахстан, поскольку маржа уже не оправдывала всех затрат. Поэтому резко упал переток продукта из Кыргызстана в нашу страну. Виталий отмечает, что речь идёт о легальных сигаретах, реализуемых в Кыргызстан легально, но дальнейшие их поставки в Казахстан осуществлялись незаконно.

Спад доли контрабанды в Казахстан и произошёл за счёт сокращения киргизского перетока. В то же время цена на сигареты в Кыргызстане выросла, стала слишком большой для потребителя. Появилась потребность в замещении продукции, и она была замещена на более дешёвую – из Таджикистана и Объединённых Арабских Эмиратов.

Контрабанда, контрафакт и "дешёвые белые"

В чём отличие контрабандных сигарет от контрафактных?

"Контрафакт – это когда подделывают известные бренды, – поясняет эксперт. – Например, выпускаются сигареты бренда Мarlboro не правообладателем, а другим лицом. Контрабанда – когда сигареты выпущены легально для одной страны, но потом они попадают в нелегальный оборот через поставку в соседнюю страну, где их цена выше".

Существует ещё такая разновидность нелегального продукта, как illicit whites ("дешёвые или незаконные, белые"), просвещает Виталий. Это бренды, которые легально выпускаются в той или иной стране, но без привязки к какому-либо рынку: абсолютно обезличенная упаковка, какие-то надписи, но такой товар ни для какого рынка изначально не предназначается. И потом он вводится в нелегальный оборот на любом рынке, где есть спрос.


Illicit whites, или "дешёвые белые" сигареты, на Ошском базаре в Бишкеке

Illicit whites, или "дешёвые белые" сигареты, на Ошском базаре в Бишкеке / Фото Вадима Борейко

Виталий рассказывает: "Как правило, источником "дешёвых белых" сигарет являются страны Персидского залива, в основном ОАЭ. Там существует огромная свободная экономическая зона (СЭЗ) Джабаль-Али, где находится порядка 27 больших крупных табачных фабрик, которые по вашему заказу могут произвести любой бренд. Назовите его как хотите, предоставьте им упаковку – в любом количестве для вас они это сделают, причём совершенно легально. Затем они так же легально отправляют партию товара любому грузополучателю (с лицензией на беспошлинную торговлю), в том числе и в страны Центральной Азии".

В дальнейшем, чтобы скрыть фактические нелегальные продажи внутри ЕАЭС, фальсифицируются документы – например, оформляется реэкспорт. И через транзитные склады табачная продукция без акцизных марок выводится в теневой оборот. Потом крупные партии разбиваются на мелкие и готовятся для перевозки и продажи в Казахстан и Россию.

"Кроме Эмиратов сигаретная контрабанда поступает в основном из Болгарии, Сербии, Беларуси. ОАЭ – самый крупный канал, через который нелегальная продукция перетекает в Центральную Азию. Сам по себе наш регион – в меньшей степени непосредственный источник нелегальных сигарет, хотя тоже отчасти, но в основном это транзитный хаб, то есть такая территория, куда со всех сторон стекаются различные потоки, и в дальнейшем они перераспределяются по территории Евразийского экономического союза", – говорит эксперт.

Каким образом контрабанда попадает в Казахстан из Эмиратов? "В зоне свободной торговли Джабаль-Али различные фабрики производят сигареты, – раскрывает схему Виталий. – В дальнейшем через Иран они попадают в порт Бендер-Аббас на берегу Ормузского пролива, на юге страны. Затем контейнерами идут на север, в иранский порт на Каспийском море. Дальше грузятся на сухогрузы, которые направляются в Актау. Там они могут неделями и месяцами стоять на рейде, не доходя до морпорта Актау, и ждать коридора. После того как откроется коридор, таможенные документы на сигареты чудесным образом могут быть изменены на какие-нибудь стройматериалы или плёнку. Сигареты под чужой легендой попадают в морпорт Актау, и затем часть из них уходит в Казахстан, но львиная доля предназначена для РФ – приграничных с нашей страной российских регионов, главным образом сибирских, а также для Питера и Москвы. Есть ещё один маршрут, альтернативный – через Китай. Контрабандные партии уходят из Эмиратов до морского порта Циндао (в провинции Шаньдун на востоке КНР. – Авт.), потом по железной дороге едут до казахстанской границы и дальше в Кыргызстан".

Эти же сигареты могут поставляться к нам и через эйр-фрахт, то есть самолётами через Таджикистан, куда они попадают из Эмиратов. Затем уже через Кыргызстан в Казахстан и далее – в Россию.


Маршруты нелегальной табачной продукции из ОАЭ

Маршруты нелегальной табачной продукции из ОАЭ

– Каковы объёмы нелегального сигаретного трафика из Эмиратов в наш регион?

– В год примерно 240 больших 40-футовых контейнеров.

Получается 2 миллиарда 400 миллионов курительных единиц. Для сравнения: легальное годовое потребление киргизского рынка составляет порядка 3 миллиардов 200 миллионов сигарет.

Контрабанда мелкими ручейками

Какие ещё каналы трафика популярны?

– Это поставки нелегальной продукции из Сербии. Действует всё тоже очень просто. На сербских фабриках совершенно легально под заказ выпускаются сигареты. Товар заявляется для duty free – беспошлинной торговли в Кыргызстане, заходит в страну, размещается на СВХ (складах временного хранения) в таможенных терминалах. После этого разными путями товар может уйти в Россию: грузится, оформляется каким-то образом и уходит, потому что таможенных границ в ЕАЭС нет. Это не фуры, гружённые сигаретами: как правило, контрабанда мелкими ручейками течёт в автобусах среди прочих товаров.

И она может уходить в Казахстан, в зону Хоргос, там тоже есть магазины duty free. То есть киргизская зона беспошлинной торговли перепродаёт в казахстанскую зону. Понятно, что тут не обходится без покровительства местной таможни. Есть чёткие ставки, сколько стоит провезти "в обратку" одну коробку сигарет. Это достаточно недорого, но экономический смысл имеет.


Маршруты нелегальной табачной продукции из Сербии

Маршруты нелегальной табачной продукции из Сербии

Какие распространённые бренды идут из Сербии?

– Самый ходовой нелегальный товар из этой страны – бренд Fast. Не менее популярен Monus. Есть менее известные, такие как Floyd или De Santis.

– Каков объём этого канала?

– Порядка 70 больших контейнеров в год, то есть ни много ни мало 700 миллионов курительных единиц.


Маршруты нелегальной табачной продукции из Сербии

Маршруты нелегальной табачной продукции из Болгарии

Среди стран – источников трафика вы упоминали Болгарию.

– Здесь примерно то же самое, что и с Сербией, – продолжает Виталий. – В Болгарии производятся сигареты, они попадают в Джабаль-Али в Эмираты, потом к нам. Как правило, часть остаётся для рынка Казахстана, но основной объём идёт в Российскую Федерацию. Также могут заходить через duty free на том же Хоргосе.

Если говорить о брендах, это в первую очередь МM, один из хитов продаж из-за очень доступной цены.

А по объёму болгарский вклад в нелегальный рынок составляет примерно 500 миллионов курительных единиц, или 50 морских контейнеров.

Дыра на границе длиной 5 километров

Важнейший канал поставки контрабандных сигарет проходит через таджикско-киргизскую границу.

Мало того, что половина государственной границы не делимитирована, в одном месте она на протяжении пяти километров проходит по автомобильной трассе Худжанд – Исфара.


Дорога Худжанд-Исфара, разделяющая Согдийскую область Таджикистана и Баткенскую область Кыргызстана

Дорога Худжанд-Исфара, разделяющая Согдийскую область Таджикистана и Баткенскую область Кыргызстана

Здесь расположено село Арка Лейлекского района Баткенской области Кыргызстана. А по другую сторону дороги – Согдийская область Таджикистана.


Село Арка

Село Арка

Граница никем не охраняется, и идёт не просто бурная, а буйная торговля. Ею занимается всё местное население с обеих сторон. "Банкуют" не только нелегальными сигаретами – любыми товарами самого разного происхождения. Это реальная дыра не только на границе Кыргызстана, но и на таможенной границе всего Евразийского экономического союза.

Тут нет никакого контроля, перевозиться может всё что угодно – и перевозится в огромных количествах.


Пять километров без границы – сплошной базар

Пять километров без границы – сплошной базар

Специализируется эта зона на горюче-смазочных материалах, потому что Таджикистан заинтересован в поставках нефтепродуктов, в частности, бензина. Эти 5 км облеплены заправками, на каждом километре по 15-20 АЗС, они идут друг за другом.


АЗС в селе Арка – на каждом шагу

АЗС в селе Арка – на каждом шагу

Но сквозь эту лазейку проходят и контрабандные сигареты, бóльшая часть которых попадает в Россию. Всего переток на этом участке оценивается примерно в 140 контейнеров в год.

Прерванный транзит

– Прерванный транзит из Беларуси – схема, сопоставимая по объёмам с эмиратовским каналом, – продолжает Виталий. – Её объём – порядка 1 миллиарда 500 миллионов курительных единиц.

На фабрике в Гродно выпускаются сигареты под заказ марок NZ, "Фэст", "Минск", "Корона". Дальше они заявляются транзитом через Евразийский союз куда-нибудь в Узбекистан или Афганистан. Фура выезжает из Беларуси, едет-едет-едет – и где-то на просторах России исчезает. Просто испаряется. То есть она уходит в нелегальный оборот. При этом транзитные документы – как правило, на такси или на самолётах – едут в Бишкек, чтобы закрыть транзит через таможню. Транзит закрывается – и по документам машина вышла в Афганистан. А в действительности она ездит по России и зачастую даже не пересекает границу РФ с Казахстаном.


Прерванный транзит из Беларуси

Прерванный транзит из Беларуси

Эта схема абсолютно нелегальна: в данном случае ни одна из стран Евразийского союза не получает причитающиеся налоги и акцизы. Курьер едет в Бишкек оформлять документы, чтобы в дальнейшем представить отчётность в налоговые органы Беларуси, подтверждающие право освобождения от уплаты акцизов. Документы фиктивно закрываются в Кыргызстане, и там акциз тоже не уплачивается.

Никто никому ничего не платит. Навар имеют только те, кто вовлечён в цепочку. И торговцы, которых мы видим на базаре, – не самое большое зло: это люди, которые за умеренную плату осуществляют незаконный сбыт.

Бесконтрольная граница

– Зона беспошлинной торговли duty free – один из главных источников распространения нелегальных сигарет. В Кыргызстане через канал duty free ежегодно поступает 2 миллиарда 800 миллионов курительных единиц при легальном потреблении в этой стране 3 миллиардов 200 миллионов, – даёт статистику Виталий. – То есть легальный рынок и параллельный рынок duty free сопоставимы по объёму.

В республике живёт 6 миллионов человек. Значит, круглый год в Кыргызстан должны приезжать свыше 5 миллионов иностранных туристов, курящих беспошлинные табачные изделия. Что, конечно, нереально.

Эксперт считает: если есть возможность завозить через канал duty free почти столько сигарет, сколько всего потребляется на рынке страны, и нет никаких ограничений – это ненормальная ситуация.

И таких дыр на внешней таможенной границе Евразийского экономического союза несколько десятков, и это одна из причин, почему нелегальные торговцы чувствуют себя вольготно. Эксперт называет её "ненадлежащим уровнем контроля государственной границы, а если называть вещи своими именами, абсолютной бесконтрольностью".

"Есть четыре компании, которые занимаются ввозом продукции в достаточно больших объёмах, – говорит Виталий. – В аэропорту на втором этаже стоит магазинчик duty free, который как бы продаёт сигареты. Но вы никогда не увидите его открытым.


Табачный магазин duty free в аэропорту "Манас"

Табачный магазин duty free в аэропорту "Манас" / Фото Вадима Борейко

По нашим данным, через этот ларёк проходит до трети всего объёма табачной продукции, ввозимой в Кыргызстан. То есть от 900 миллионов до 1 миллиарда курительных единиц в год".


"Сигареты из Европы"

Магазин "Сигареты из Европы" / Фото Вадима Борейко

В бишкекском аэропорту "Манас" этот магазинчик найти нетрудно. Опломбирован 22 июня.


Дата опломбирования – 22 июня 2019 года

Дата опломбирования – 22 июня 2019 года / Фото Вадима Борейко

"Есть и другие, скажем так, "операторы duty free", – добавляет Виталий. – Например, торговая точка на территории КПП "Торугарт". Там большого пассажиропотока, пересекающего границу, тоже нет.

Фактически эти продажи вы в Кыргызстане не увидите. По документам, по которым продукция зашла в Кыргызстан, она заносится в базу и в последующем замечательным образом из этой базы оформляется реэкспорт. Он отправляется, допустим, на адрес китайской компании на Хоргосе. Мы делали запрос в Китай: такой фирмы не существует. И на деле данные поставки в адрес этой компании через территорию Казахстана не осуществлялись вообще. Поэтому здесь, в Кыргызстане, происходят уникальные вещи, когда всё ввозится, но по факту не вывозится.

Киргизский опыт уже начали использовать на Хоргосе. Несколько компаний, зарегистрированных на казахстанской стороне Международного центра приграничного сотрудничества (МЦПС), не имея фактических торговых площадей, завозят достаточно большие объёмы сигаретной продукции. А в качестве ширмы открывается небольшой магазинчик, там сидит девочка, которая продаёт от силы два блока сигарет в день, – и всё.

При этом пресс-служба Комитета госдоходов регулярно сообщает о пресечении попыток незаконного вывоза с МЦПС "Хоргос" в Казахстан сигарет без акцизных марок. Но это только самая малая часть всего потока. Бóльшая же часть успешно достигает своих клиентов в Казахстане и России".


Процесс нелегальной дистрибуции в Кыргызстане

Процесс нелегальной дистрибуции в Кыргызстане

Шамиль, коллега Виталия, подробно рассказывает, как на территории Кыргызстана табачная продукция вводится в нелегальный оборот.

По его словам, есть определённые лица, которые раньше занимались реализацией только легальной продукции. Она предназначалась для продажи в самом Кыргызстане, а также для поставок в Казахстан и Россию. После роста киргизских акцизов на сигареты эти самые "определённые лица" начали получать контрабанду напрямую из Таджикистана и продукцию из других стран с транзитных складов в Бишкеке.


Подготовка коробок с сигаретами к перевозке и их упаковка

Подготовка коробок с сигаретами к перевозке и их упаковка

– На складах сигаретные короба пакуются в полиэтилен и поступают в частные транспортные компании, которые размещаются на бишкекском рынке "Дордой" и других и занимаются перевозками в Казахстан и в Россию – автобусами и фурами, – говорит борец с нелегальным оборотом. – С официальных таможенных складов временного хранения эта продукция партиями до 100 коробов развозится по транзитным складам в отдалённых районах Бишкека и уже оттуда малогабаритным транспортом уходит дальше.


"Челноки" и "баульная контрабанда" на казахстанско-кыргызской границе

"Челноки" и "баульная контрабанда" на казахстанско-киргизской границе

В Казахстан она направляется в сторону пограничного поста "Акжол – Кордай", как правило, в тёмное время суток, когда спадает трафик.


Автобусы, оборудованные для перевозки грузов

Автобусы, оборудованные для перевозки грузов

Часто можно видеть картину, как вереница минивэнов стоит на границе в ожидании, пока контролирующие органы с обеих сторон договорятся между собой.


Перевозка сигарет с их сокрытием под другими товарами

Перевозка сигарет с их сокрытием под другими товарами

Иногда перевозчики прячут коробки с сигаретами в дальнем углу под другими товарами.

Все автобусы, как правило, оборудованы таким образом: задняя часть салона чисто грузовая, и она вмещает 200 коробок сигарет, которые обычно скрывают под товарами народного потребления.

При пересечении границы к контрабандному трафику подключаются челноки. Транспорт подъезжает к определённому участку казахстанско-киргизской границы и разгружается, люди переносят товар через пограничный рубеж партиями по две-три коробки, машина проезжает КПП порожней, на той стороне продукция опять загружается, и транспорт едет дальше. Несмотря на хлопотность такого метода, он в какой-то степени удешевляет перевозку. Эта схема была отработана пять-шесть лет назад, когда на территории Казахстана формировались внешние границы Евразийского союза и груз целой фуры дешевле было перенести по частям вот такими челноками.

Пограничники практически всех знают, есть определённые ставки: челноки оставляют по 1000-2000 тенге на киргизской и на казахстанской стороне за один проход. Вы переходите границу, оставляете две коробки, на той стороне вас встречают, то есть никто ничем не рискует.

– Много ли зарабатывают челноки?

– В этом бизнесе работают целыми семьями. Я бы не сказал, что они зарабатывают сумасшедшие деньги – чисто на пропитание, – говорит Шамиль.

На Ошском базаре

Конечно, не вся "табачка" уходит на сторону. Немалую часть в Кыргызстане оставляют и себе.


Ошский базар в Бишкеке

Ошский базар в Бишкеке / Фото Вадима Борейко

На старом Ошском базаре есть специализированный рынок "Берекет", где продаётся как легальная, так и нелегальная продукция, поставки которой удовлетворяют местный спрос.


Рынок "Берекет" – центр нелегальной торговли сигаретами в Кыргызстане

Рынок "Берекет" на Ошском базаре – центр нелегальной торговли сигаретами в Кыргызстане / Фото Вадима Борейко

Вместе с экспертами там побывали казахстанские журналисты.


На рынке "Берекет"

На рынке "Берекет" / Фото Вадима Борейко

Это оптовый рынок, и за пачкой сигарет туда никто не приходит: обычно покупают сразу по пять-шесть блоков.


Здесь продаются и легальные, и нелегальные сигареты

Здесь продаются и легальные, и нелегальные сигареты

"Правильные" сигареты лежат на прилавке на видном месте. Нелегальные – чуть в сторонке, на легкосъёмных выкладках, которые можно быстро убрать со стола или с полки. Разницу вы почувствуете по цене. Если легальная пачка в Кыргызстане стоит минимум 60 сомов, то illicit whites продают по 25-40 сомов. Здесь можно увидеть марки, которые уже упоминались: ММ, Super7 из Таджикистана, Prestige, Fast, NZ и т.д. Встречаются бренды-двойняшки: например, пачка Credo до боли смахивает на Camel.


Credo и Camel: почувствуйте разницу

Credo и Camel: почувствуйте разницу

Шамиль поясняет, что работа рынка "Берекет" – это открытая противоправная деятельность. Но несмотря на регулярные контрольные рейды правоохранительных органов, он продолжает функционировать. У торговцев одна отговорка: нам нужно кормить свои семьи.

Криминал всегда на шаг впереди

В семинаре на Иссык-Куле, посвящённом нелегальному обороту табачных изделий в Центральной Азии, кроме казахстанских экспертов участвовали Алмазбек Мамытбеков, специалист управления по борьбе с контрабандой Государственной таможенной службы при правительстве Кыргызстана, и Искандер Алиев, старший оперуполномоченный по особо важным делам Государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями киргизской Республики (в Казахстане аналогичный орган раньше назывался финпол).

Казахстанские, российские и киргизские журналисты засыпали их вопросами.

– Как идёт борьба с нелегальными сигаретами?

Алмазбек Мамытбеков: Эта вечная проблема. Даже в развитых государствах полностью искоренить контрабанду невозможно. Недобросовестные участники внешнеэкономической деятельности ищут лазейки и всегда идут на шаг-два впереди государственных органов, потому что у них ресурсы, они думают, анализируют. Поэтому у нас идёт усиленная борьба.

Искандер Алиев: Если брать контрабанду сигарет, то за последние три года было возбуждено 30 уголовных дел с ущербом на сумму около 30 млн сомов (165 миллионов тенге, или около 430 тысяч долларов. – Авт.). Львиная доля нелегальных поставок проходила в Кыргызстан из Таджикистана, на границе Баткена (в районе села Арка, о котором шла речь выше. – Авт.). Задержано порядка 15 миллионов сигарет (переток из Таджикистана оценивается в 200 миллионов сигарет в год. – Авт.).

<p >А.М.: У меня более точные данные. Активность незаконного перемещения началась три года назад. В 2016-м нашей службой было выявлено 6 фактов [контрабанды], количество изъятых сигарет – 602 тысячи штук на сумму 1,7 млн сомов. Резкий рост пошёл в 2017 году: 11 фактов, 4 миллиона штук на сумму 14,3 млн сомов. За 2018 год – 11 фактов незаконного перемещения, 11,5 миллионаштук на сумму 55,8 миллиона сомов. Сегодня контрабандисты очень мелкими партиями перемещают – одну-две, максимум десять коробок. Могу сказать, что их активность идёт на спад.

– Что ещё делается для подрыва нелегальной торговли?

А.М.: Большинство наших задержаний – табачные изделия из Таджикистана и сигареты, которые предназначены для реализации в магазинах беспошлинной торговли. Там тоже есть свои схемы. Это же великий соблазн – деньги зарабатывать. Мы вот недавно 8 фур задержали.

– Какие-то сложности с задержаниями были?

А.М.: Конечно, всегда есть сложности.

– Несовершенство законодательства?

А.М.: Нет, законодательство совершенно. Ограниченность ресурсов, материальных единиц технического оснащения. То есть криминал всегда на шаг впереди, они всегда совершенствуются.

– Искандер, вы сказали, что 30 уголовных дел возбуждено. А какие наказания по этим уголовным делам предусмотрены?

И.А.: В основном по данным статьям идёт возмещение в бюджет, данные преступления считаются небольшой тяжести. Из 30 дел 25 ушло в суд, и пять находятся на стадии расследования.

– У вас есть подробная информация, сколько продукции проходит через duty free?

А. М.: По duty free у меня точной информации нет, сколько товаров туда завозится и как они реализуются – я к этому вопросу не готов. В основном это касается не наших магазинов duty free на границе Кыргызстана с Китаем и Таджикистаном, это касается duty free российских и казахских аэропортов. Сейчас у нас границы прозрачные, на границе пятёрки (имеется в виду внутренние границы стран-членов ЕАЭС. – Авт.) таможенные службы контроль не ведут, они фактически прозрачные, мы контролируем только третьи страны.

– Объём поступаемой через duty free продукции можете назвать?

А. М.: Не можем.

– Это засекреченная информация?

А. М.: Нет, не засекреченная, это вопрос налоговой службы.

– Сколько составляет объём нелегального оборота табачной продукции?

А. М.: Мы такой подсчёт не вели. Это, скорее, вопрос к Национальному статистическому комитету. Общий объём задержанных сигарет – где-то 20% от всей контрабанды, которую мы выявляем.

"Чтобы внедриться, мы вынуждены были платить сами"

– На Ошском базаре продают сигареты, нелегальные, без акциза, и торговцев никто не трогает. Что вы в этой связи делаете, сколько человек задержали?

И.А.: С принятием нового УПК правоохранительным органам стало сложнее работать. То есть в подобных случаях обязательно нужно либо заявление, либо заявитель. У нас сейчас руки связаны по выявлению: если мы раньше могли сослаться на оперативную информацию, то теперь это запрещено, мы можем сами попасть под статью.

В прошлом году мы внедрились под видом покупателей, то есть на протяжении полугода брали мелкими партиями на Ошском базаре – до двух коробок. Мы вошли в доверие, нас свели с более высокими людьми. И был такой оперативный эксперимент: мы произвели контрольную закупку одной фуры, около миллиона сигарет. До этого отследили каждое складское помещение, потому что каждый раз, когда мы закупали две коробки, выясняли, откуда они привозятся на Ошский базар. Были выявлены три самых больших склада, они находились в Ленинском районе Бишкека, и при закупке большой партии мы на месте преступления одновременно задержали на трёх складах восемь фур. Также было задержано 18 человек, но в суд ушли пятеро, потому что остальные сотрудничали со следствием, говорили, что они простые охранники, и показали на главных фигурантов. На подготовку операции у нас ушло восемь месяцев.

– Продавцы на Ошском базаре не привлекаются к ответственности. Но они же знают, что действуют нелегально.

А.М.: Почему мы говорим, что безакцизные товары или незаконная торговля только у нас? Вы изучали казахский или российский рынок? Это первое. Второе: из Таджикистана маршрут проходит не только через Кыргызстан, но и через Узбекистан, Казахстан – в Россию. Вот это направление тоже серьёзное. У нас есть оперативная информация, что основной поток контрабанды пошёл через Узбекистан в Казахстан.

– Так реализаторы в "Берекете" ответственны за то, что продают нелегальную продукцию?

А.М.: Только в административном порядке.

И.А.: Наша работа более масштабная. Я привёл вам пример, как мы обычно поступаем. Но на это уходит очень много времени и ресурсов. Нам, например, служба не выдаёт денежные средства на проведение контрольной закупки, чтобы приобрести две коробки. Когда производится контрольная закупка и ведётся видеофиксация, эти деньги уходят, и мы их уже не вернём. Чтобы внедриться, чтобы они почувствовали, что мы свои, постоянные покупатели, мы вынуждены были платить сами. На закупку 2-3 коробок у нас уходило около 1000 долларов. Не каждый оперативный сотрудник захочет из своего кармана всякий раз свои кровные отдавать.

– Какими средствами связи, транспортом, другой техникой и возможностями контрразведки контрабандисты обладают?

И.А.: Это бизнес, где крутятся большие денежные средства. И в первую очередь контрабандисты обращаются к людям, которые работают в госструктурах. Не секрет, что и в нашем органе, и в их органе (на таможне. – Авт.) есть лица, которые "постукивают". Из-за этого у нас при проведении оперативно-розыскных мероприятий случаются осечки. Никто посторонний о них ничего не знает, полностью под секретом держим, чтобы не было утечки. Потом на место приезжаем – нас встречают "хлебом-солью". Мы на эти грабли не раз наступали. Это очень обидно.

"Нам не нравится, когда Кыргызстан обвиняют: мол, это страна контрабанды"

– Вопрос по Баткену. Вы признаёте, что там проблемы с границей. Какие предлагаете меры для местной власти, может, на государственном уровне?

А.М.: Во-первых, это политический вопрос, мы не вправе комментировать проблемы, которые должно решать правительство. Но там есть другая сторона. В данное время мы свели к минимуму незаконное перемещение табачных изделий. Во-вторых, нам не нравится, когда Кыргызстан обвиняют: мол, это страна контрабанды, серого импорта. Мы с этим полностью не согласны. Приведу пример. У нас с Китаем всего лишь два высокогорных труднопроходимых пункта пропуска. В Казахстане – шесть таких пунктов пропуска, из них четыре автодорожных и два железнодорожных. А у России с Китаем – 23 пункта пропуска. И возникает вопрос: где проходит контрабанда, где удобнее её провозить?

Я не хочу обвинять наши страны-партнёры. Но мы же ездим, информацию получаем, почти все зациклились: Кыргызстан – зло. Вы у себя проверьте.

Можете ли вы сказать, какой процент контрабанды вам удаётся выявить?

А.М.: Мы от всего потока изымаем 60-70%.

Позже эксперт Виталий с большим скепсисом отнёсся к уверениям Алмазбека Мамытбекова, что в Кыргызстане пресекается столь высокий процент сигаретной контрабанды:

– По нашим данным, в 2019 году нелегальный переток через рынок стран ЕАЭС, с учётом белорусского транзита и того, что проходит в Россию из других стран, оценивается в 25 миллиардов курительных единиц, – говорит он. – Задержание составляет порядка 3,8%. Средняя цифра задержания в мире – от 4 до 10%. И это если нормально работает правоохранительная система, а у нас даже до четырёх процентов не дотягивает.

Экономическая модель нелегальной "табачки"

Виталий с помощью инфографики помог представить весь рынок нелегальной торговли табачной продукцией в Центральной Азии.


Перетоки нелегальной табачной продукции в Центральной Азии

Перетоки нелегальной табачной продукции в Центральной Азии

Из Эмиратов в наш регион поступает 2 миллиарда сигарет. Из Белоруссии – полтора миллиарда. Кыргызстан поставляет 1 миллиард 200 миллионов. Сербия – 700 миллионов. Болгария – полмиллиарда. Через Иран и Афганистан приходят 400 миллионов. Из Таджикистана – 200 миллионов.

Итого: 6 миллиардов 500 миллионов курительных единиц ежегодно. Это двухгодичное потребление такой страны, как Кыргызстан.

Интересна экономическая модель этой схемы: сколько в итоге имеют производители нелегальной продукции, посредники и конечные бенефициары.


Экономическая модель сигаретной контрабанды

Экономическая модель сигаретной контрабанды

Виталий пояснил, что себестоимость одного короба сигарет составляет 80-120 долларов. (1 короб = 50 блоков = 500 пачек = 10 000 курительных единиц.)

Закрытие документов по лжетранзиту или подложному импорту – в среднем 15 долларов за коробку.

Транспортировка фурами или морскими контейнерами – 10 долларов за короб.

К этапу вывода сигарет на рынок коробка "тяжелеет" до 110-130 долларов. В продажу нелегальные сигареты уходят по отпускной цене 210-400 долларов за короб. Иначе говоря, маржа на тысяче сигарет может достигать 290 долларов. Другими словами, оптовая цена нелегальной пачки сигарет на рынке колеблется от 42 центов (210 долларов ÷ 500 пачек = 0,42 доллара) до 80 (400 долларов ÷ 500 = 0,8 доллара). Минимальная же подакцизная цена пачки легальных сигарет в Казахстане – 400 тенге, или 1 доллар 4 цента. Очевидно, что даже со всеми накрутками контрабандное курево значительно дешевле законного.

Курильщикам их вредная привычка ощутимо бьёт по карману.


Причины и драйверы нелегальной торговли табачными изделиями

Причины и драйверы нелегальной торговли табачными изделиями

– Среднестатистический россиянин, например, тратит 8,7% располагаемого дневного дохода на пачку сигарет, – приводит данные Виталий. – Казахстанец – 9,9%. В Кыргызстане доходит до 26%. Мы считаем пороговым значением 8%. Если выше – это уже причина, по которой в страну будет привлекаться нелегальный продукт. Поэтому считаем, что его ввоз в Казахстан и Кыргызстан будет расти.

Спрос на дешёвые сигареты, особенно среди малоимущих слоёв населения, будет всегда. Точнее, до тех пор, пока существует нелегальный переток табачной продукции.

Сумасшедшие деньги

Как оценить теневой рынок "табачки" в Центральной Азии в денежном выражении? Это не очень сложно. Достаточно вычислить стоимость одной неподакцизной сигареты.

Виталий говорит, что средняя прибыль с одной коробки сигарет – 250 долларов. В коробке – 50 блоков, или 500 пачек, или 10 тысяч сигарет. Значит, цена одной курительной единицы – 0,025 доллара, или 2,5 цента. Перемножаем на 6,5 миллиарда штук – получаем 162 миллиона 500 тысяч долларов.

Оговорюсь: это условные подсчёты, но порядок цифр понятен. Конечно, рынок нелегального курева не может сравниться с поставками наркотиков или оружия, но всё же он достаточно весом. И эти деньги в виде налогов и акцизов не приходят в бюджеты стран Евразийского экономического союза.

– Это колоссальные деньги, – говорит Виталий. – Они спрятаны, их нигде нет, и они могут играть на любую цель, в том числе на те цели, которые совсем не совпадают или идут вразрез с интересами государства и граждан, поскольку это неучтённые огромные деньги.

Есть приёмы против лома?

– У нас есть предложения по тому, как ситуацию исправить, – говорит Виталий. – Одна из причин – недостатки законодательной системы. В Казахстане вообще не существует ответственности за нарушение оборота подакцизных товаров, в частности, сигарет. Я не говорю сейчас про их продажу – продажа запрещена. Но хранить эти сигареты и перевозить ты можешь сколько угодно. Есть предел, с которого наступает уголовная ответственность, – 2000 МРП (минимальный расчётный показатель в РК с 1 января 2019 года равен 2 525 тенге. – Авт.), это примерно 13 000 долларов. Что можно купить на эти деньги? 27 коробок сигарет по минимальной цене. Соответственно, если ты перевозишь 25 коробок, то и вези, никто тебе ничего не сделает. А если везёшь 30 коробок, к тебе возникнут вопросы. Но если ты зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя или у тебя есть ТОО и ты перевозишь как юридическое лицо, то вообще к тебе нет никаких претензий: перевози и храни в любых количествах. Единственный момент – необходимо продать эти сигареты, тогда возникнет состав преступления. Но сбыт доказать очень сложно.

На наш взгляд, необходимо существенно понизить пороговую сумму привлечения к ответственности. 27 коробок – слишком много. Люди этим пользуются и возят по 20 коробок, и никто им ничего не делает. Значит, стоит ввести минимальный разумный порог – например, пять коробок – выше которого нельзя: это будет нарушением оборота подакцизной продукции.


Недостатки законодательных систем Казахстана, Кыргызстана и ЕАЭС

Недостатки законодательных систем Казахстана, Кыргызстана и ЕАЭС

Более того, не надо привязывать перевозку к регистрации юридического лица. Хранение или транспортировка немаркированных сигарет либо с акцизными марками другой страны выше указанной суммы в любом случае должно считаться составом преступления. То есть необходимо криминализировать нарушение правил оборота продукции. Сейчас в Казахстане этого нет – существует лишь административная ответственность, которая ни о чём: какой-то небольшой штраф.

Квота умерит аппетиты

– Мы считаем, что одно из самых слабых звеньев – отсутствие лимитов на ввоз товаров для беспошлинной торговли, в частности в Кыргызстан, – говорит другой эксперт, Шамиль. – Это нормальная практика во всём мире, когда существует квотирование ввоза продукции duty free в те или иные страны. Не может же быть рынок duty free равноценен рынку внутреннего потребления сигарет. Это нездоровый знак. Соответственно, необходимо что-то с этим делать.

Определённым компаниям или странам устанавливаются квоты на ввоз продукции duty free. Допустим, что через киргизские зоны duty free проходит такое количество иностранных туристов, которое способно потребить в год не более 100 миллионов курительных единиц. Пожалуйста, завозите в duty free 100 миллионов сигарет. Но не 2 миллиарда 800 миллионов.

Но вы не сможете ввести квотирование отдельно для Кыргызстана. Оно необходимо для всего ЕАЭС, поскольку у нас общий таможенный режим и таможенное законодательство. Если бы об этом подумала Евразийская экономическая комиссия и дала разумные квоты, то этот достаточно крупный канал нелегальной торговли был бы исключён.

Квотирование в мировой практике, как правило, касается подакцизной продукции – алкоголя и сигарет. Потому что канал duty free – сам по себе рискованный, и если оставить его безлимитным и бесконтрольным, это приводит к тому, что мы имеем сейчас.

GPS-пломбы и обеспечительные платежи

– Ещё одна здравая идея – скорейшее внедрение GPS-пломб для транзитных товаров, особенно для таких как сигареты и водка, – предлагает Виталий. – Скажем, идёт транзитом товар, и GPS-пломба при вскрытии показывает, что транзит нарушен. Информация сразу же уходит в таможенные органы.

У нас на Хоргосе пытались заниматься "битым", или прерванным, транзитом из Белоруссии. То есть закрывать подложными документами несуществующую поставку. И закрыли один раз таким образом. Но с помощью GPS-пломб подлог вычислили. После этого участникам нелегальной операции мало не показалось, потому что она стала достоянием гласности. Всех, кто был вовлечён, вычистили.

Сейчас каждый пост на Хоргосе обеспечен камерами, там сидят правоохранительные структуры, конкурирующие друг с другом, и никому не приходит в голову закрывать лже-транзит документально. Это уже не работает. А в Кыргызстане, к сожалению, есть пока.

Есть и другие методы нейтрализации контрабанды, исключающие человеческий фактор.

– Существует методика обеспечительных платежей, – добавляет Шамиль. – Когда подакцизные товары идут в транзите, ты делаешь обеспечительный платёж на границе, равный оплаченному акцизу в стране выезда. Когда транзит закрываешь – эти деньги получаешь назад.

Это есть в Евразийском союзе, но касается только продукции, которая производится за его пределами, то есть страной происхождения товара не является страна-член ЕАЭС. Было бы разумно предусмотреть такую же процедуру банковской гарантии или обеспечительных платежей с товарами, перемещаемыми между странами союза.


Пути решения проблемы нелегального оборота табачной продукции в Центральной Азии

Пути решения проблемы нелегального оборота табачной продукции в Центральной Азии

Как залатать прореху

– А что делать с киргизско-таджикской границей?

– Таджикистан – это уже не страна Евразийского союза, и через дырку длиной 5 км затекает никем не контролируемый поток самой разной продукции, – подчёркивает Шамиль. – Просто перешёл дорогу между Таджикистаном и Кыргызстаном – и в таможенном смысле следующая остановка не Бишкек, а Москва: никаких нет препятствий, ни границ, ничего. Поэтому минимум нужно, чтобы ЕЭК понимала, что там существует реальная экономическая угроза союзу. Хотя они наверняка знают об этом.

Всю протяжённость границы Кыргызстана с Таджикистаном однозначно необходимо делимитировать и демаркировать. Это не только внутреннее дело двух стран. Таким образом мы защитим внешнюю границу Евразийского экономического союза.

Почему контрабандисты обрадуются росту акциза больше главы Минздрава

29 августа гостем программы Digistan на YouTube-канале Alibekovkz стал глава Минздрава Елжан Биртанов. Он сказал: "Министерство здравоохранения будет инициировать вопрос повышения акцизов на табак и алкоголь. Чтобы это повышение шло не в бюджет, а напрямую в Фонд медицинского страхования".

И далее: "Мы ещё пока расчётов не делали, но суть в том, чтобы повысить цены за счёт акцизов. Это снижает потребление, это доказанный факт. И это дополнительные деньги в медицину. Я не знаю, сколько стоят сигареты в Казахстане, но я знаю, что за рубежом они намного дороже. Я считаю, можно и нужно повышать цены на сигареты и алкоголь, потому что это работает".

Вроде бы не поспоришь. Не нравятся высокие цены на сигареты – отказывайся от них. Почему государство должно потакать вредным привычкам граждан?

Однако беспокоит фраза: "Мы ещё пока расчётов не делали". А если сделать?

Сегодня ставка акциза составляет 8 700 тенге на одну тысячу сигарет. Или 174 тенге на самую дешёвую подакцизную, то есть легальную пачку. Это 43,5% от минимальной цены в 400 тенге.

У каждого благого дела, как у всякого лекарства, бывают побочные эффекты, которые не всегда учитываются. Какие могут быть здесь?

Вряд ли стоит ожидать, что с очередным повышением акциза все поголовно бросят смолить. Скорее всего, если цена за пачку сигарет перевалит, например, 15% от дневного дохода (сейчас 9,9%), многие казахстанские курильщики перейдут с подакцизных на более "бюджетные" табачные изделия. Иначе говоря, на нелегальные.

В Кыргызстане именно так и случилось: после резкого повышения акциза траты на пачку легальных сигарет составили аж четверть располагаемого дневного дохода среднестатистического курильщика. А заодно контрабанда дешёвой "табачки" за три года выросла с нуля до 2,5%.

Вот почему контрабандисты обрадуются росту акцизной ставки в Казахстане не меньше министра Биртанова. А то и больше.

Если акцизы на табачные изделия поднять без учёта уровня доходов основной массы курильщиков и без одновременного ужесточения более чем либерального законодательства по ввозу сигарет, тогда проблема может прилететь откуда не ждали. И, возможно, ни у кого больше не будет причин называть соседнюю страну центром нелегальной торговли "табачкой". Так как не исключено, что этот центр перекочует в Казахстан.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter