Прииртышский Tomb raider

Алексей – копатель из Павлодара, программист по профессии, интеллигентен и умён, весьма образован и начитан, в числе хобби – фотография и видео. Может часами увлечённо рассказывать об истории края, возможных местах интересных раскопок, находках. Не зная, что Алексей занимается раскопками в свободное от основной работы время, можно подумать, что он археолог, настоящий исследователь-учёный, влюблённый в профессию.

"Раскопками занимаюсь не так давно, года четыре, – рассказывает Алексей. – Началось всё с того, что однажды натолкнулся на статью российских копателей, в которой во всех подробностях был описан выезд. Она была очень увлекательной, и я решил выяснить всё про это хобби. Узнал про оборудование, стал интересоваться историей родного края. Много времени этому посвящать не получается, но вот уже несколько лет стараюсь выбрать денёк для выезда. Сам коп – так называют поиски – интересен тем, что ты не знаешь до конца, что найдёшь. Это можно сравнить с рыбалкой или с лотереей. Присутствует некий азарт открытия чего-то неизвестного. Словно тебе что-то дарят, но до последнего ты не знаешь, что это может быть. Когда находишь что-то необычное – неважно, будь то элемент снаряжения, старая монета или украшение – это вызывает море размышлений о прошлом найденного предмета. Это необычное ощущение, словно мозаика, собирается в единую картину понимания истории, и сам взгляд на неё становится совершенно другим".

Портрет типичного копателя


Копательство – это ещё и отдых на природе

Фото Алексея Браво
Копательство – это ещё и отдых на природе

Археологи увлечение кладоискательством называют не иначе как "чумой", а современных кладоискателей – расхитителями гробниц, вандалами XXI века, "чёрной напастью" или "чёрными копателями". Как отмечают историки, в последнее время "чёрная археология" вышла на новый виток своего развития, и, в первую очередь, её порождает спрос чёрного рынка на исторические ценности. Государство пробует остановить поветрие ужесточением уголовной ответственности, а учёные бьют тревогу. По словам специалистов, почти каждый казахстанский исторический комплекс когда-либо подвергался воздействию так называемых копателей.

Из обсуждений в соцсетях и на специальных форумах, где копатели рассказывают о своих находках, нередко выставляют найденные экспонаты на продажу, советуют, как вести себя при встрече с представителями правоохранительных органов, невольно можно сложить некий портрет типичного кладоискателя: бизнесмен с доходами, азартный, практичный, даже циничный, для которого найденное на раскопках – бесценное для истории и культуры – значит не больше, чем выгодное вложение либо экспонат личной коллекции.

Как оказалось, сложившееся впечатление оказалось ошибочным, по крайней мере, в нашем случае. Алексей – самый активный кладоискатель одного из самого исторически богатого региона Казахстана – Прииртышья.

"Для меня это, скорее, увлечение, возможность отдохнуть на природе, поразмышлять о прошлом, – продолжает он. – Помню, что интерес к металлодетекторам был ещё в детстве, когда в журнале "Юный техник" попадалась информация и электронные схемы устройств. Но это были "лихие 90-е", тогда заниматься чем-то подобным физически не представлялось возможным. Прошли годы, жизнь наладилась, и появилась возможность воплотить в реальность какие-то давние детские мечты. К моему хобби всегда был повышенный интерес даже у людей, не интересующихся историей. Друзья и знакомые всегда с интересом слушают рассказы о поездках, разглядывают привезённые находки".

На просьбу описать типичного кладоискателя Алексей поделился своими наблюдениями: "Типичный копатель – это мужчина среднего возраста и старше, имеющий стабильный доход, в меру независимый (иначе не объяснить его побеги от семьи в выходной день) и неприхотливый, потому что условия на выезде самые что ни на есть походные. Зачастую это образованные люди с широким кругозором, отличные собеседники, у которых в запасе всегда есть интересная история. Но есть и молчуны, для которых другие копатели – прежде всего конкуренты".

Действительно основная масса копателей знает историю в таких деталях, что им бы позавидовал, как говорит Алексей, сам Радзинский. Ведь историю мест зачастую приходится собирать по крупицам, в ход идёт всё – архивные фонды музеев, литературные произведения, летописи, исследования археологов, легенды местных жителей, данные карт и спутниковых снимков. "Всё это необходимо объединить в одну картину, чтобы получить результат. Если справились – интересные находки будут наградой, если нет – значит, время и деньги потрачены зря", – продолжает Алексей. – Можно ли назвать нас учёными? Думаю, нет – звание "учёный" предполагает официальное признание вклада в развитие науки. Но то, что копатели – это исследователи, – несомненно!"

Увлечение археологическими раскопками в Казахстане нельзя назвать популярным, считает Алексей, и факторов несколько: здесь и невысокое количество мест для раскопок, высокая цена необходимого оборудования, недостаток документальной исторической информации, большие расстояния до объектов поиска. Заниматься самостоятельными раскопками археологу-любителю, например, студенту или школьнику, довольно непросто. Но, несмотря на сложности, интерес к этому всё же высок, многие с удовольствием выезжают за компанию – увидеть вживую, как всё происходит.

Количество интересных находок на территории напрямую связано с активностью здесь людей в прошлом. А так как основную площадь Казахстана занимают степи, населённые в прошлом кочевниками, число крупных археологических раскопок не уж так велико. Поэтому особый интерес представляют территории, где проходили торговые пути, велась активная торговля. Наиболее крупные исторические места давно изучены археологами, а вот те, что поменьше, часто становятся местом поиска копателей.

"Находки самые разные, – говорит Алексей, – в основном это различный мусор, предметы быта, иногда попадаются элементы снаряжения и монеты, в наших краях – в основном царского периода, гораздо реже попадаются более старые монеты. Ещё реже попадаются украшения. Разумеется, наибольшую ценность представляют изделия из драгоценных металлов – золота или серебра. Эти предметы очень хорошо сохраняются, так как не поддаются эрозии, а историческое прошлое только увеличивает их стоимость. Если предметы принадлежали известному роду, то, конечно, цена их возрастает в разы. Но попадаются такие находки крайне редко, и на территории Павлодарской области таких случаев известны единицы. Ценность находок по большей части невысокая и, скорее, культурно-историческая, нежели финансовая. Но для поисковика даже бронзовая пуговица – это уже ценная находка".

Перед походом – в библиотеку


Кроме желания кладоискателю нужно вооружиться ещё и арсеналом спецсредств

Фото Алексея Браво
Кроме желания кладоискателю нужно вооружиться ещё и арсеналом спецсредств

Арсенал копателя далеко не дёшев – спецтехника, транспорт, походный инвентарь. Самое главное – помимо материальных затрат потребуется немало временных и организационных ресурсов, а также терпения. Если кто-то при слове "кладоискательство" представляет походы и приключения, то настоящий копатель знает, что сначала, задолго до экспедиции, придётся изрядно потрудиться в поисках необходимой информации в библиотеках, архивах и интернете, перерабатывая гигабайты информации, научиться разбираться в картах, знать тонкости походной жизни и не только.

"Арсенал поисковика прост: в первую очередь это металлодетектор, лопата и транспорт. Так или иначе, основная масса мест поиска находится там, куда не доехать автобусом. Одежда должна быть удобной и практичной – нередко копателям приходится работать в жару, под дождём, в слякоти и грязи. Не будет лишним позаботиться и о выездном уюте – термос с чаем и бутербродами, котелок, газовая горелка и другие предметы походного быта.

Однако одним техническим оснащением дело не обходится. Ведь ни от какой аппаратуры не будет толку, если не оказаться в нужном месте. Поэтому поисковику необходимо знание местности, владение исторической информацией, которая может облегчить поиски. Особого внимания заслуживают богатая фантазия и базовые знания по строительству зданий и укреплений, ведь многие ответы приходится искать уже на месте.

Опытный копатель хорошо владеет своим металлодетектором. Для обычного человека это покажется магией, когда по звуку металлоискателя поисковик вполне уверенно может сказать, что под слоем земли лежит: крышка от минералки советских времён, ржавый гвоздь или что-то более ценное. Чем не рентгеновское зрение супергероя?"

Наш собеседник немного рассказал о собственном опыте раскопок:

"Мой опыт довольно скромный. Поисковая деятельность началась со случайного рассказа знакомой о том, как она в детстве в Ямышево часто находила старые монеты прямо на дороге. Я не мог поверить, что где-то неподалёку от Павлодара такое могло произойти. Это необычное чувство, когда ты узнаёшь, что нечто фантастическое и далёкое, оказывается, под боком. И тогда я решил, что найду это место и буду вести поиски. По интернету я заказал металлодетектор и спустя две недели уже был готов к поездке. Первые поездки в Ямышево принесли некоторое разочарование, так как ничего интересного найти не получилось. Моя самая первая находка – отломанный краник от самовара. Понимаю, что не впечатляет, но поисковики оценят.

Легенды и реальность


Не каждый день кладоискатель радуется новым находкам

Фото Алексея Браво
Не каждый день кладоискатель радуется новым находкам

Как это выглядело в мечтах? Ты приезжаешь, находишь место, тратишь определённое время – и находишь нечто. Но бывало такое, что тратишь день – и не находишь ни одной вещи, относящейся к старине. С первых выездов стало приходить понимание, что я делаю что-то не так. Я начал изучать интересные мне места. И вот тут, пожалуй, и началось самое интересное: начал искать информацию в интернете, читать вырезки из летописей, легенды, находил планы местности, наносил всё найденное на спутниковые снимки. Чем больше ты изучаешь, тем лучше ты начинаешь понимать местность, фантазия начинает рисовать картины былых времён. И вот ты, уже приехав на место и глядя на холм, видишь дом, когда-то стоявший на нём, ямы превращаются в старые землянки, а небольшие канавы – в траншеи, размытые водой… И тогда начинают попадаться находки – старые монеты, бронзовые пуговицы, элементы сбруи и снаряжения. Кроме предметов царских времён в сёлах на Иртыше нередко попадаются пули и гильзы времён гражданской войны. Это в свою очередь рождает интерес к постреволюционному периоду, и всё начинается снова – интернет, архивы, планы, снимки… В процессе поиска приходится общаться с местными жителями, которые охотно предлагают места поиска, рассказывают истории из детства, зачастую с самыми невероятными деталями.

Интересных баек множество, через некоторое время их сможет рассказать любой активный копатель. Ведь поиск кладов и реликвий всегда был окутан пеленой тайн и загадок. Каждое историческое место имеет свои "клады Колчака", и легенды, передаваемые из уст в уста, с каждым годом обрастают всё новыми подробностями. Популярными являются рассказы о зажиточных людях, спрятавших свои богатства во времена раскулачивания. Часто все истории заканчиваются тем, что был единственный человек, который знал место тайника, но никому не говорил, да так и умер. Вот как после таких рассказов не начинать поиски с новыми силами?

Одна из таких историй – это легенда об имуществе Ямышевской церкви. Согласно историческим записям, когда белогвардейцы пришли в Ямышево, в церкви они не нашли ни дорогого убранства, ни колоколов. Местные говорят, что колокола были затоплены, а имущество спрятано. Каждый год Ямышево посещают десятки поисковиков – безрезультатно, но легенда до сих пор жива. Если вспомнить, в истории нередки случаи, когда церковное имущество пряталось с целью сохранения, и вполне вероятно, что это один из таких случаев. Кто знает, может, однажды реликвии будут обнаружены?

Есть исторические нестыковки, намекающие на множество интересных вещей, которые остались где-то в глубинах земли. Но проходят десятилетия, а тайны этих сокровищ остаются неразгаданными. В качестве примера можно привести давнюю головоломку об имуществе отряда экспедиции Бухгольца, который был блокирован джунгарами у села Ямышево. Из трёхтысячного отряда за время осады в живых осталось лишь триста человек, которые вынуждены были ретироваться по Иртышу. Оставшиеся не могли унести с собой всё привезённое имущество, однако нет сведений и о том, что имущество досталось джунгарам. А это значит что, скорее всего, имущество было спрятано и до сих пор находится где-то рядом с местом стоянки".

Копатель и закон


Кладоискатели делятся на белых и чёрных

Фото Алексея Браво
Кладоискатели делятся на белых и чёрных

Как известно, немало споров вызывает законность и этичность проведения археологических раскопок любителями. Какова же законодательная подоплёка любительских археологических раскопок? Наверняка многие слышали термины "белые" и "чёрные" копатели. "Белые" – в составе поисковых отрядов и вахт памяти специализируются на поиске останков и идентификации личности погибших солдат в Великой Отечественной войне, их деятельность разрешена, они имеют специальные лицензии.

"Чёрными" же называют копателей, ведущих раскопки незаконно, исключительно ради наживы, зачастую в местах памятников культуры, охраняемых государством. В Казахстане были единичные прецеденты наказания копателей. Отечественное законодательство по охране и использованию культурного наследия предусматривает как административную, так и уголовную ответственность за посягательство на памятники истории, в зависимости от урона, нанесённого государству. Но желающих вести собственные раскопки не убавилось.

"Не так давно в России приняли закон, согласно которому за несанкционированный металлопоиск грозит штраф до 500 тысяч рублей, а в ряде случаев даже исправительные работы и лишение свободы сроком до 6 лет. Это серьёзно ударило по движению копателей у наших соседей, – рассказывает Алексей. – В Казахстане таких законов пока нет. У нас поиск кладов регулируется 247-й статьёй Административного кодекса, которая не запрещает поиски, а скорее регулирует раздел найденного имущества. В случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к культурным ценностям, они подлежат передаче в собственность Республики Казахстан. При этом собственник земельного участка или собственник недвижимости, в которой был обнаружен такой клад, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вознаграждения в размере пятидесяти процентов от стоимости этого клада.

Что касается легальности – основная масса копателей-любителей не действуют на месте памятников культуры охраняемых государством. В качестве мест для поиска выступают давно забытые места, которые порой и отыскать-то сложно. "Чёрные" же, работают на месте археологических памятников, чем действительно наносят вред, цель их раскопок – последующие продажи, одним словом, разграбление.

Действительно, не все копатели – идейные любители истории. Многие собирают личные коллекции, хранят их у себя, как память. Есть и те, для кого поиск реликвий и продажа их коллекционерам – это заработок. Особым спросом пользуются семейные реликвии, драгоценности, редкие монеты. Стоимость подобных находок на "чёрном" рынке может составить сотни и даже тысячи долларов. Например, серебряный рубль царских времён в хорошем состоянии может стоить 5-10 тысяч долларов. Заманчиво, не правда ли? Всегда найдутся те, кто будет искать новых "золотых людей", заброшенные города. И до сих пор многие верят, что могила Чингисхана может быть и на территории Казахстана.

Этическую сторону вопроса оценить непросто – ведь с одной стороны основная масса этих находок фактически теряется в личных коллекциях, но с другой стороны без поисковиков эти вещи, находясь в земле, навсегда будут утеряны под влиянием окружающей среды. К всеобщему счастью историков и жителей нередки случаи, когда наиболее интересные находки поисковиков передаются в музеи и демонстрируются в дальнейшем на выставках. Серьёзные клады находят довольно редко. В Павлодаре одним из последних громких случаев является обнаружение тайника с набором столового серебра и позолоченной посуды при ремонте фундамента старой церкви в августе 2010 года. Найденный клад был передан в местный краеведческий музей.

Для меня поиск предметов старины – это, в первую очередь, возможность прикоснуться к истории, поэтому, конечно, мне наиболее интересны места родного края. Ведь можно больше времени уделить поискам, и ты больше узнаешь о месте, где ты живёшь, больше можешь рассказать родным, друзьям и знакомым. Как сказал один знакомый историк, просто махая флагом нельзя вырастить патриотов, для этого нужны хорошие поступки. Я думаю, что сбор экспонатов и открытие истории для людей – это хорошее дело. Конечно, хочется сделать серьёзное открытие, найти утерянные предметы, имеющие высокую ценность для культуры и истории. И кто знает, может быть однажды мне или кому-то из моих знакомых повезёт, и это случится".

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter