Своего шанса провести бой за титул вы ждали долго. Не устали от ожидания?

– Нет. Я и когда ждал почти полтора года возможности провести бой за пояс чемпиона Европы, не расстраивался. Потому что моё дело – тренироваться, совершенствовать свои навыки, а устраивать бои – работа промоутера Рикки Хаттона и моих менеджеров. Конечно, мне бы хотелось уже осенью биться с сильнейшим боксёром в моём весе – японцем Шинсуке Яманакой. Но раз не получилось сейчас, значит, может получиться потом. Сейчас самое главное – как можно лучше подготовиться к венесуэльцу.

Его послужной список, честно говоря, не впечатляет.

– Я видел несколько его боёв.  Это хороший боксёр. Техничный, удар приличный, с характером. У него 17 побед в 19 поединках. И единственное поражение он потерпел в титульном бою. Поэтому на него я буду настраиваться как на самого сложного соперника в карьере. Потому что в предыдущем бою я получил хороший урок.

Вы имеет в виду нокдаун, в котором побывали во время боя против аргентинца Гузмана?

– Да. Я, честно говоря, думал: выйду и разберусь за пару раундов с ним. А он оказался парень не промах – бил сильно. Но когда я встал с пола, то, наоборот, стал чувствовать себя лучше. И боксировать стал совсем не так, как в начале, а как умею. И сразу почувствовал, что обязательно выиграю. Вот только выводы я для себя сделал серьёзные.



Как это отразится на вашей подготовке?

– Буду тренироваться ещё больше и усерднее. Я и так занимаюсь много, очень много. Но перед боем с Гуэрфи тренеры решили, что мне надо ещё больше увеличить объём тренировок, и я смог это сделать. И мне кажется, что сейчас тяжёлой работы прибавится.

Слышал, что вы назвали подготовку профессионального боксёра адом.

– Я тогда выразился немного иначе, меня, наверное, неправильно поняли. Подготовка к бою – моя работа. Да, она тяжёлая, сопровождается потом, кровью и болью, но надо уметь даже от этого получать удовольствие. Потому что если считать свою работу адом, то ничего хорошего не получится.

Вы выступаете под боевым прозвищем ZZ. Почему?

– Это предложил Рикки Хаттон. Мои имя и фамилия на английском же пишется как Zhanat Zhakiyanov, вот он и сказал: "В Казахстане есть Геннадий GGG Головкин. Пусть будет Жанат ZZ Жакиянов". Я возражать не стал.

В апреле вы стали отцом.

– Ощущения непередаваемые! Теперь на сборах мне приходится непросто – постоянно хочу увидеть жену, дочку. Но это моя работа. Сейчас, к счастью, нахожусь дома. Но скоро предстоит отъезд – надо оформлять визу, ехать на сборы и готовиться к бою. После того как стал отцом, понимаю: мне надо быть гораздо более ответственным. Я отвечаю не только за себя, но и за своих близких.

Во время отдыха позволили себе поесть своё любимое блюдо?

– Вы про бешбармак? Конечно, попробовал. Но совсем чуть-чуть. Чтобы не было проблем с весом, не надо себя распускать даже во время отдыха. Поэтому стараюсь сдерживать себя в еде и буду скоро работать так, чтобы 8 ноября поесть бешбармак в честь победы в титульном бою. И надеюсь, что потом смогу встретиться с Яманакой.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter