Президент РК на фоне астанинского пейзажа с "Байтереком" – этот образ повторяется множество раз, покрывая обойное полотно. Рядом ещё один рулон с видами столицы: Акорда, сфера ЭКСПО, пирамидальный Дворец мира и согласия. Такой бумажный декор для стен можно заказать и обклеить им свою квартиру. Погонный метр патриотических обоев стоит 10 тысяч тенге.


Фото Informburo.kz

Художница Сауле Дюсенбина решила поиграть с архетипами и паттернами, отпечатавшимися в головах казахстанцев в виде картинок из масс-медиа, и превратить их в принты для повседневных вещей. Выставка Funny games проходит в Алматы в Esentai gallery.

Акорду в каждый дом

Сауле Дюсенбина стёрла грань между арт-объектами и предметами быта. Вы можете поспать на подушке, покрытой причудливым принтом в виде бараньих рогов, сложенных в логотип бренда Channel. Можно также поесть с преувеличенно миленьких бело-синих тарелочек с тем же Хан-Шатыром, Акордой и другими зданиями столицы. Так сказать, гжель по-казахстански.


Фото Омирбека Амреева

Сауле Дюсенбина говорит, что сначала она придумала принты, а потом долго ломала голову над тем, на чём их распечатать.

"Я сделала этот проект за три месяца, но год думала, как его реализовать, – рассказывает художница. – Это было очень сложно. И потом пришла такая идея, что в принципе эти принты можно печатать абсолютно на всём: на тарелках, скатертях, на подушках, фартуках, сумках. То есть для меня это как бы такая метафизическая документалистика. Это то, что окружает нас, этакое информационное поле. И в то же время всё это может окружать нас дома в виде обоев, например".


Фото Омирбека Амреева

"Кто-то с моей тарелки, может быть, не сможет есть"

Картинки, которые регулярно появляются в СМИ, на предметах для интерьера выглядят нарочито милыми неспроста. Сауле Дюсенбина перевела эти образы в арт-измерение для того, чтобы человек мог по-новому на них взглянуть и, может быть, переосмыслить своё отношение к ним. Поспал человек на подушке с объектами ЭКСПО – и тяжёлые мысли о коррупционных скандалах, связанных с выставкой, ушли. Хотя художница не настаивает, что её принты должны действовать на сознание именно так.


Фото Омирбека Амреева

"Тут ещё такая мысль была: о том, что многие события, которые вокруг нас произошли, которые разделили людей на два лагеря, можно превратить в вещи; в ту же подушку, на которой поспишь – и привыкнешь к мысли, что в принципе это не так страшно, – объясняет Сауле Дюсенбина. – Хотя, конечно, каждый может трактовать по-своему. Кто-то с моей тарелки, может быть, не сможет есть. Кто-то примирится с этой действительностью, ну, мол, классно, я в этом живу. ЭКСПО, может быть – и неплохо. А кто-то, наоборот – не приемлет это".


Фото Informburo.kz

Образ Назарбаева скопирован с картины

Обои с изображением Президента посетителям выставки понравились, на их фоне фотографировались, кто-то говорил о том, что они неплохо смотрелись бы в его гостиной. Сауле Дюсенбина говорит, что использовала довольно известный портрет главы государства, чтобы создать этот принт. Она считает, что отнеслась в уважением к образу Елбасы и не перегнула палку.


Фото Омирбека Амреева

"Довольно-таки симпатичный образ, позитивный. Назарбаев на обоях списан с портрета известного живописца, который висит в национальном музее в Астане. Я срисовала с этой картины, это такой канонический образ", – объясняет Сауле Дюсенбина.

Обнажённая в кимешеке

Женскую тему Сауле Дюсенбина тоже не обошла, феминизм в искусстве – для казахстанских художников сегодня определённый тренд. Сауле представила зрителю классические атрибуты домохозяйки: фартук, швабру и ведро. Работа называется "Я скоро вернусь".


Фото Informburo.kz

"Это такая женщина, которая убиралась в доме, убиралась, потом раз – отошла: "Пойду, немножко Димаша посмотрю. Но я вернусь и доделаю своё дело", – объяснила свою концепцию художница.

Приглядевшись к фартукам, висящим на швабрах, можно заметить, что принты на них не простые, а со смыслом. На одном из них – женщина в образе, который вызвал бы когнитивный диссонанс у любого морализатора. Сверху дама прикрыта целомудренным кимешеком, а снизу обнажена. Это не только смелый образ, но и почти цитата из Гойи.


Фото Informburo.kz

"По поводу кимешеков – у меня много отсылок к классическим работам на самом деле. У Гойи в серии "Капричос" была работа под названием "У них уже есть на что сесть", на которой девушкам надели на голову стулья. Там были тоже платки, а я поменяла их на кимешеки", – говорит Сауле Дюсенбина.

Пушкин и Курмангазы больше не целуются

Растиражированные Сауле Дюсенбиной образы на выставке так разнообразны, что будто складываются в своеобразный калейдоскоп. Некоторые образы сюрреалистичны: всадники, высыпающиеся из мясорубки, Та же фигура джигита на коне венчает собой праздничный торт, а всё вместе – картинка на упаковке презерватива.


Фото Омирбека Амреева

На экране в виде анимации – человек, взваливший на себя живого барана, бредёт в неизвестном направлении.

"Это, наверное, к тому, что бараны управляют людьми", – съязвил кто-то, увидев в образе аллегорию.

Не обошла вниманием художница и нашумевший скандал с целующимися Пушкиным и Курмангазы, рекламировавшими гей-клуб в Алматы. Из-за постера с ними, как известно, засудили рекламное агентство, создавшее его. Сауле Дюсенбина распечатала образы классиков на обоях. У неё Пушкин и Курмангазы не целуются, зато между ними порхают маленькие купидончики.


Фото Омирбека Амреева

Уникальные принты Сауле Дюсенбиной на тривиальных предметах – это и ирония автора, и попытка поразмышлять над тем, что такое искусство как товар или товар как искусство.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter