Люди теряют документы по разным причинам: кто-то среди ночи уходит от мужа-садиста, кто-то лишился документов очень давно и не пытался восстановить в течение нескольких десятилетий, кому-то не оформили их сразу после рождения. Таких людей объединяет одно – сложные условия жизни. Десятками лет они скитаются, терпя побои и унижения, работают без выходных за еду и ночлег, становятся жертвами рабовладельцев. Часто такие граждане ничего не предпринимают, чтобы вернуться к нормальной жизни. Пообщавшись с услугополучателями частного фонда "Қоргау – Астана", Informburo.kz рассказывает о людях, которые остались без документов, и как это изменило их судьбы. По просьбе самих героев мы не будем называть их фамилии, а также показывать их лица.

Почему они обо мне не побеспокоились?

Дату 28 января 1994 года Людмила запомнила на всю жизнь. В этот день она отстала от поезда, оставив паспорт и деньги в вагоне. Из Ейска в Новокузнецк женщина ехала в товарняке: за сопровождение рыбных консервов ей обещали большое вознаграждение. Десять тысяч рублей аванса дали сразу, остальную сумму должны были вручить по возвращении. Насколько всё это было законно и действительно ли её отставание от поезда случилось из-за того, что женщина решила в Атбасаре купить еды, проверить невозможно. С тех пор 24 года Людмила живёт без документов.

"Меня трижды вызывали в полицию, я им всё рассказывала, и меня отпускали. Они могли хотя бы позвонить, остановить этот поезд. Но почему-то этого не сделали", – недоумевала Людмила.


Людмила (61 год)

Людмила (61 год) / informburo.kz

С вокзала женщина уехала с незнакомцами, которые пообещали помочь, однако их помощь оказалась не бесплатной – за еду и крышу над головой приходилось много работать по хозяйству. Нередко её били, когда у хозяев было плохое настроение. Впрочем, никто насильно, по её словам, не держал, поэтому за всё это время она неоднократно уходила от одних хозяев к другим, но недалеко, в соседние дома. Почему Людмиле не помогли родственники, остаётся загадкой.

"Дома были дети, муж. Поначалу вели переписку, до 97 года, а потом переписка закончилась. Никто не стал писать, ни я им, ни они мне. Не знаю, почему они ко мне не приехали. Видимо, ждали, что я приеду", – рассказала она.

В фонд "Қоргау – Астана" Людмилу привёз друг. Теперь, когда будут готовы документы, она собирается вернуться в родной Ейск. Женщине известно, что супруг и младший сын уже умерли, остаётся надежда на дочку, если та никуда не переехала. На вопрос о том, как она представляет встречу, говорит: "Как будет, так будет". Всё ли сделала в своё время для восстановления документов и возвращения домой? Уверена, что да.

"Полицейские должны были обо мне беспокоиться – они же не беспокоились. А я как буду беспокоиться? Денег нет, я и рот боялась открыть", – ответила Людмила.

Как будто заново родилась

В XXI веке в Казахстане живут целые семьи, члены которых сразу в нескольких поколениях не имеют абсолютно никаких документов. Двадцатилетняя Машхура свой первый документ – свидетельство о рождении – получила только в феврале 2018 года. До этого много лет без документов жила и её мать. Сейчас без документов остаётся ещё двухлетний сын, который родился в Астане.

"Рожала, как положено, в роддоме. Мне из центра дали подтверждение, что нахожусь в процессе получения документов, и меня приняли", – рассказала Машхура.


Машхура (20 лет)

Машхура (20 лет) / Фото informburo.kz

Мать Машхуры потеряла бумаги ещё в 90-х годах. Женщина часто уезжала из Южно-Казахстанской области, где они жили, на заработки, а дочь оставляла в доме у знакомых. В школу Машхура не ходила, поэтому читать и писать практически не умеет. Всё детство девочка помогала хозяевам по дому и работала в теплицах.

Документировать семью начали с матери. Женщина, обратившись за помощью в частный фонд, рассказала о том, что её дочь тоже без документов, и тогда соцработники пригласили девушку в Астану. Процесс восстановления оказался очень непростым. Чтобы сделать Машхуре свидетельство о рождении, для начала нужно было доказать её генетическое родство с матерью – требовалось доказать, что она действительно дочь гражданки Казахстана. Для прохождения генетического теста семье пришлось брать кредит. На этом проблемы не кончились: чтобы Машхуре теперь получить гражданство и удостоверение личности, придётся ещё собрать немало различных справок, и только после этого свидетельство о рождении можно будет сделать её сыну.

"Когда получила свидетельство о рождении на руки, такое счастье испытала, будто заново родилась. Буду теперь учиться, работать, чтобы мой сын не мучился так, как я", – поделилась она планами на будущее.

Ходила по городу, плакала

Марина оказалась одна без документов в чужой стране в 10 лет. Отец-наркоман с друзьями изнасиловал, а затем убил её мать прямо на глазах у девочки. В Казахстан Марину из Ташкента привезла двоюродная сестра, чтобы продать сутенёрам.

"Меня привезли в короткой юбочке, в кофточке, босиком. Я поняла, что меня хотят продать как проститутку, и убежала. Попала в алматинский центр, но там ко мне плохо относились, и я написала расписку и ушла оттуда. Сначала ходила по городу, не знала, что делать, плакала, потом… Нормально жила в подъезде в подвале", – рассказала Марина.


Марина (23 года)

Марина (23 года) / Фото informburo.kz

Девушка не задерживалась надолго на одном месте – просила водителей междугородних автобусов о помощи, и те ей, как правило, не отказывали. В поисках работы и лучшей жизни она объездила Алматы, Капчагай, Талдыкорган. Работала пастухом, дояркой, посудомойкой. За годы скитаний полицейские всего лишь однажды обратили внимание на одинокую девочку, но ей удалось от них убежать. Бродячая жизнь в итоге довела Марину до отчаяния и попытки покончить с собой. Спас девушку приятель, он же и привёз её в центр. Юристы сейчас помогают Марине восстановить документы, а соцработники обещают устроить на профессиональные курсы.

"Марина будет лицом без гражданства. В Узбекистане такое законодательство, что, если человек в момент совершеннолетия, когда необходимо получать паспорт, не находится на территории страны, его не признают своим гражданином. Чаще всего в таких случаях присылают справку, подтверждающую, что человек не является гражданином Узбекистана, и тогда мы уже можем оформлять его как человека без гражданства. А уже потом этот человек сможет сам решать: подавать прошение о том, чтобы стать гражданином своей страны или гражданином Казахстана", – прокомментировала юрист "Қоргау – Астана" Дания Бугалиева.

Им невыгодно было меня отпускать

Необходимость выживать в 90-е заставила Валерия уехать из родного Асбеста на заработки. Ему пообещали регулярную плату на стройке в Тургайской области, но своих слов не сдержали. У мужчины отобрали паспорт, поселили в сарае вместе с десятком других точно таких же обманутых рабочих. Работать заставляли с утра до вечера без выходных, кормили только хлебом и водой. Любые передвижения расценивались как побег и жестоко наказывались, но Валерий всё же решился попробовать сбежать.


Валерий (61 год)

Валерий (61 год) / Фото informburo.kz

"Четверых избили очень сильно – один из них потом шесть месяцев лежал без сознания. Мне сказали, что ближайший населённый пункт – Макинка, и я туда побежал по степи. Они меня искали – оцепили весь район. В итоге замначальника местной полиции меня в 4 утра в багажнике вывозил из этого оцепления, потому что даже полиция не могла защитить – их было слишком много. Это было в 91 году", – вспоминает Валерий.

Дальше были скитания с временными подработками, пока не познакомился в Улытауском районе Карагандинской области с неким бизнесменом. Новый хозяин обещал не только платить за работу, но и помочь восстановить документы, однако за десять лет не сделал ни того, ни другого.

"Он обещал сделать паспорт. У него родственник – зампрокурора, собственно, поэтому ни у кого не возникало вопросов, почему я живу у него без документов. К нему много друзей полицейских приезжало и из Астаны. Я многим давал адрес сестры, но каждый раз они говорили, что она не отвечает. Им невыгодно было меня отпускать, ведь я всё делал по хозяйству: 30 коров доил, лошадей пас, рыбу ловил, ремонт дома делал, в общем, всё, что говорили, то и делал, не важно, днём или ночью", – рассказал он.

Надежда вновь вернуться домой и увидеть близких людей появилась лишь в 2015 году, когда знакомый рыбак помог связаться с сестрой Валерия через интернет. Обращение в миграционную полицию сделало своё дело. Его отпустили на все четыре стороны с 15 тысячами тенге. По совету знакомых он обратился в центр и теперь ждёт, когда ему восстановят документы.

Бил кочергой, потом шнуром и так до трёх ночи

Без документов Виктория, в отличие от других героев, жила всего несколько месяцев, но риск потерять их на более длительный срок был очень велик: супруг неоднократно грозил сжечь удостоверение личности, при этом её саму никуда не выпускал из дома. Ослушаться Виктория решила после очередных жестоких побоев. Сказала, что нужно расписаться в табеле у дочки, взяла только детей и ушла.

"Год нормально жили. Бывало, раз побьёт, а потом ничего, а в последнее время начал часто руку поднимать на меня, избивал. В последний раз очень сильно избил – кочергой бил, потом шнуром бил. Дети всё видели. До трёх часов ночи избивал", – рассказала Виктория.


Виктория (31 год)

Виктория (31 год) / Фото informburo.kz

Приступы ярости у мужа, по словам Виктории, возникали по разным причинам, но чаще всего он её беспочвенно ревновал, настолько, что отпускал в туалет только по времени. В итоге постоянный стресс довёл женщину до того, что она за три года семейной жизни похудела до 39 килограммов. Чтобы рассказать о своей ситуации, писала записки сестре и передавала их через дочь, когда та шла в школу.

"Сестра говорила: вызывай полицию. А что толку в полицию звонить? Потом он ещё хуже мне сделает. Даже соседка побоялась вызывать", – отмечает она.


Дочери Виктории любят рисовать

Дочери Виктории любят рисовать / Фото informburo.kz

Забрать документы и детские вещи Виктории удалось только в присутствии социальных работников. Сейчас женщина с тремя детьми живёт в приюте для жертв бытового насилия и проходит психологическую реабилитацию. На вопрос о будущем отвечает неуверенно. Старших девочек, которым 10 и 8 лет, планирует перевести в другую школу – подальше от дома с отцом, десятимесячному сыну хочет найти няню, для того чтобы самой пойти работать по специальности – поваром. Ещё раз попробовать начать семейную жизнь, но уже с другим мужчиной, она не хочет. "Нет. Лучше жить одной", – говорит Виктория.

Заявление под диктовку

Причины, по которым люди десятками лет живут без документов, могут быть самыми разными. Но, пожалуй, одна из самых распространённых – очень низкая юридическая грамотность: многие не знают, куда обращаться, где взять ту или иную справку, как написать заявление. По словам сотрудников частного фонда, обратившиеся к ним за помощью зачастую написать заявление могут только под диктовку. Другая, не менее важная проблема – психологический надлом, после которого сопротивляться обстоятельствам уже нет сил.


Анна Рыль - директор ЧУ "Центр временного проживания жертв торговли людьми - Комек" при ЧФ "Қоргау - Астана"

Анна Рыль – директор ЧУ "Центр временного проживания жертв торговли людьми "Комек" при ЧФ "Қоргау – Астана" / Фото informburo.kz

"Когда люди попадают в трудную жизненную ситуацию, очень немногие из них находят в себе силы что-то изменить, то есть собраться, восстановить документы и так далее. Люди живут по накатанной. И ещё, такие люди почему-то ждут, что кто-то должен прийти и волшебно изменить их жизнь. Вообще мы здесь всегда говорим: неважно, что с вами произошло, но если вы сами не начнёте что-то делать в своей жизни, то она не изменится, и вы будете ещё двадцать лет документы делать", – комментирует руководитель ЧУ "Центр временного проживания жертв торговли людьми "Комек" при ЧФ "Қоргау – Астана" Анна Рыль.

"То же самое с женщинами, которые терпят насилие от мужей. Они думают: ну, ведь сегодня он адекватный, потерплю – может, и завтра Бог милует, и он не будет бить. На работе так же: дали деньги – дали, не дали – не дали. Поэтому люди и попадают в трудовую эксплуатацию, потому что они не хотят сами решать свои проблемы", – добавляет она.

Поразительно, но есть люди, которые десятками лет испытывали самые различные сложности из-за отсутствия документов, однако, когда им обещают сделать паспорт или удостоверение личности, отказываются подождать всего несколько месяцев.

"Есть такая категория людей, которые приходят и говорят: мы хотим, чтобы вы нам сейчас дали документы. Мы говорим, что сейчас дать не можем. Документы не делаются за месяц или два, если вы двадцать лет жили без них. А они требуют, говорят, мы же заявление написали. Не понимают и не хотят понимать", – рассказала Анна Рыль.


Сотрудники ЧФ "Қоргау - Астана".

Сотрудники ЧФ "Қоргау – Астана". / Фото informburo.kz

В среднем на восстановление документа, по её словам, уходит полгода: всё зависит от того, гражданин какой страны обратился, и как давно он лишился документов. Юристы отмечают, что бюрократические проблемы нередко возникают даже тогда, когда речь идёт о гражданах Казахстана, и только потому, что сложно связаться с госорганами.

"Очень хочу сказать про работу наших загсов. Для сравнения приведу пример российских: у них, видимо, есть какая-то общая база данных, где числятся все уроженцы этой страны. У каждого загса есть свой сайт со всеми контактами, в том числе с номерами телефонов директоров, которым можно напрямую позвонить. Называешь имя, фамилию, отчество, данные родителей, и они дают подтверждение – всё очень быстро. У нас – нет. До нашего загса, который вот здесь находится, возле МВД, нам приходится такие письма писать, дозвониться вообще невозможно", – пожаловалась юрист "Қоргау – Астана" Дания Бугалиева.


Дания Бугалиева - юрист

Дания Бугалиева – юрист / Фото informburo.kz

Частный фонд "Қоргау – Астана" бесплатно помогает восстановить документы более чем сотне человек ежегодно. Это не единственное направление, в котором работают его сотрудники, помощь оказывают ещё и жертвам трудового рабства и бытового насилия. При фонде есть специальный приют, где люди могут до полугода жить, пока не восстановятся психологически, чтобы вернуться к прежней жизни. Кроме того, сюда приводят и подростков с девиантным поведением для занятий с психологом. Официально ЧФ существует с 2009 года, однако оказывать помощь он начал ещё в 2005-м.


В фонд приносят вещи: одежду, обувь, школьные принадлежности для нуждающихся

В фонд приносят вещи: одежду, обувь, школьные принадлежности для нуждающихся / Фото informburo.kz

Адрес ЧФ: Республика Казахстан, г. Астана, ул. Абая, д. 92/3, офис 1, телефон доверия: 1409 (бесплатный) тел: +7 7172 373716, 370880.

Следите за самыми актуальными новостями в нашем Telegram-канале и на странице в Facebook

Присоединяйтесь к нашему сообществу в Instagram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter