"Здравствуйте! Надо было написать, что в нашей области 100 и более лет производился каучук из какого-то кустарника. Люди, населяющие район Туркестана, нынешнего Кентау и п. Ащысай, выращивали эти кустарники и сдавали на фабрику, которая находилась в горах между Кентау и Ащысаем. Фабрика была английская, и сейчас ещё есть останки недалеко от дороги, если ехать из Кентау в Ащысай по левой стороне. Мне 64 года, помню, когда я был ребёнком, здание фабрики ещё было хорошо сохранено. В советское время нигде про английскую фабрику не упоминается, да и сейчас тишина. Может, вы что-нибудь накопаете, раз пишете про досоветское время. С уважением Осман Али Утебаев".

Вот такое письмо, полученное от читателя, послужило причиной лишний раз покопаться в истории Казахстана. В ней при желании можно найти много неожиданного. И сегодняшний экскурс – тому лишнее подтверждение.

XX век, перед тем как стать атомным и космическим, был резиновым. Трудно представить себе научно-техническую революцию без калош, покрышек, жвачки, клистиров и незамысловатых приспособлений для уменьшения рождаемости. В начале века всю резину собирали из сока растущих в бразильской сельве каучуковых деревьев. Не сразу, но ушлым британцам удалось-таки подорвать монополию Генри Форда – они смогли вывезти деревца гевеи из Южной Америки и акклиматизировать в колониях Юго-Восточной Азии.

Вся эта каучуковая возня шла мимо нас, так по крайней мере казалось несведущим. И зря! Советская страна вовсе не собиралась вечно ходить в лаптях и быть шитой лыком. Страна хотела ходить в калошах. В условиях привычных санкций со стороны западных производителей вопрос этот выходил за рамки экономического. Вот как формулировал задачу источник того времени:

"К одной из важнейших хозяйственно-политических задач СССР бесспорно следует отнести задачу в наикратчайший срок дать каучук отечественного производства, причём каучук, который по своим качествам не уступал бы заграничным".

Понятна поспешность, с которой во все концы Союза полетели специальные ботанические экспедиции – искать природные каучуконосы, замену гевее. И, что удивительно, очень скоро таковые нашлись во многих местах и в большом количестве. Но особо перспективным регионом произрастания растений, сок которых отличался обилием резины, оказался Казахстан. Первыми каучуконосами, признанными перспективными для производства резины, стали тау-сагыз и хондрилла.

Вот, что писал в 1948 году мой однофамилец, официальный географ Советского Союза Н.Н. Михайлов в книге "Над картой Родины":

"В 1930 году в горах Кара-Тау, на юге Казахстана, нашли неизвестное ботаникам растение – "тау-сагыз", корни которого иногда почти наполовину состоят из каучука. Началось разведение этого ценного каучуконоса…"



Что касается распространённой в Центральном Казахстане хондриллы, то она оказалась несколько переоценена. К тому же (цитирую далее однофамильца):

"В 1931 в горах Тянь-Шаня, на высоте двух километров над уровнем моря, был найден каучуконос "кок-сагыз", похожее на одуванчик растение с жёлтым цветком. Из кок-сагыза добывается каучук, по качеству не уступающий каучуку из чужеземной тропической гевеи. Ныне это растение возделывается в большинстве областей СССР…"

Подчеркну ещё раз, что это открытие не было случайным – в 1931 году в Казахстане высадился очень серьёзный ботанический десант москвичей, обследовавших всю южную часть республики – от Туркестана до Саура. А ещё:

"В поисках новых культур наряду с научными экспедициями участвовали колхозники, охотники, пограничники, школьники. Кок-сагыз обнаружен колхозником Спиваченко и комсомольцем Буханевичем. На тау-сагыз учёным указал местный житель, казах Дюрбеков".

Открытия продолжались, а Казахстан уже давал стране резину. В 1930 году в республике было создано два каучукопромхоза. А весной следующего года посев и посадка каучуконосов была проведена на площади в 1137,5 гектаров. Для этого был выделен 31 трактор (а к осени тракторный парк каучуководов пополнился ещё 48 машинами).



В 1931 году строился Ачисайский перерабатывающий завод под тау-сагыз и два завода по обработке наплывов хондриллы – в Бурном и Челкаре. Кроме того, открывались три научно-исследовательские станции – в Карнаке и Бурном (по тау-сагызу) и в Куртах (по хондрилле). Всё это должно было дать первый урожай каучука в 2500 тонн сырца.

Как писало справочное издание "Весь Казакстан" за 1931 год: "Перед Казакстаном стоит почётная и важная задача – стать основной сырьевой базой Союза ССР по каучуку". И у республики были все задатки для выполнения этих планов.

Найденные в диком виде отечественные каучуконосы очень быстро были введены в культуру, и уже перед войной наши поля мало чем уступали заграничным плантациям! Это было торжество импортозамещения, позволившее Советскому Союзу быстро снизить себестоимость производства резины почти вполовину и стать первыми в Европе по производству калош. Вся резиновая промышленность была объединена в организацию с красноречивым названием "Резинотрест". Правда, по шинному производству СССР по-прежнему отставал от супостатов.



Казахстанские резиноносы пытались культивировать по всей стране. А в южных областях республики аккуратные грядки стали неотъемлемой частью сельского пейзажа предвоенной поры. Между тем наши колхозники, выдавая рекордные урожаи, вряд ли знали о том, что в Германии уже налаживался промышленный выпуск синтетического каучука (открытого ещё до Первой мировой войны, но долго проигрывающего в себестоимости натуральному), которому вскорости будет суждено положить конец всем этим сельскохозяйственным экспериментам.

Несмотря на полное исчезновение в СССР в целом (и в Казахстане в частности) отрасли по разведению каучуконосов, в бывших британских колониях Цейлоне и Малайзии, а также в соседних государствах Юго-Восточной Азии плантации гевеи, с белёсыми стволами, подрезанными сборщиками сока – явление весьма распространённое до сих пор. А это красноречивое свидетельство того, что, возможно, кок-сагыз и тау-сагыз рановато отдали на заклание большой химии.

Таким образом, возможно, разочарую читателя. Никакого отношения к дореволюционной истории наш каучук не имеет. Как и фабрика в Ачисае. Но вот англичане действительно приложили руку ко всей этой истории. Привычка душить политических противников и конкурентов с помощью всяких санкций – у британцев в крови. А то, что санкции могут приводить совсем к иным результатам и оказывать благотворное мобилизующее влияние на супостатов – они не поняли до сих пор.

В материале использованы фото из источников 30-40-х годов прошлого века

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter