Аспендияру Шерияздан всего шесть лет, но он уже пережил столько, сколько не выпадает на долю многих взрослых. Мальчик был на пороге смерти, перенёс тяжелые операции. Врачи не давали ему шансов выжить. Но он всё-таки жив.

Аспендияр улыбчивый и дружелюбный мальчик. Внешне он выглядит как обычный маленький ребёнок, лишь шрамы на голове напоминают о том, что ему пришлось перенести. Когда Аспендияру было пять лет, ему поставили страшный диагноз: опухоль в пинеальной области головного мозга.

Болезнь сына стала шоком для его родителей Куата и Ляззат. Мальчик всегда был здоровым и жизнерадостным. Но внезапно начал угасать на глазах.

"Аспендияр начал жаловаться на головную боль, слёг, – рассказывает мама Аспендияра, Ляззат Кисалиева. – Мы подумали, что это обычный грипп. Через неделю головная боль у него не прошла. Мы сделали МРТ, и нам сказали, что у него опухоль мозга, уже началась гидрацефалия, в черепной коробке скопилась жидкость".


Аспендияр Шерияздан

Аспендияр Шерияздан / Фото Informburo.kz

В центре нейрохирургии в Астане Аспендияру сделали шунтирование головного мозга. При этом столичные медики поставили ему другой диагноз.

"Сказали, что у него нет рака, а просто аневризма, – вспоминает Ляззат Кисалиева. – Через какое-то время Аспендияру стало хуже, он уже не мог вставать, ходить, говорить".

Выяснилось, что первый страшный диагноз был всё же правильным. В мае прошлого года Аспендияру сделали вторую операцию по квоте.

"Второй раз сделали квоту, в мае сделали ещё одну операцию. Мы благодарны тем, кто помог нам оформить квоту. Всем большое спасибо! – говорит Ляззат. – В Астане ему сделали ещё раз шунтирование. Потом нас отправили в Алматы, в поезде нас сопровождала медсестра. Мы легли в реанимацию. Ребёнку становилось всё хуже, он уже не мог открывать глаза. Нам сказали, что уже не помогут ни лучевая, ни химеотерапия. Нас отправили домой. Дома у ребёнка поднялась температура 40 градусов, его снова увезли в реанимацию".

Куат и Ляззат уже начали отчаиваться. Они не могли поговорить с сыном, к тому моменту он уже был практически всё время без сознания. Опухоль разрослась до восьми сантиметров.

"Ребёнок был уже фактически в коме, никакой реакции не было, просто лежал. У нас уже не было надежды, шанса, мы уже не знали, что делать, – рассказывает отец мальчика Куат Алимбаев. – Узнали, что, чтобы прооперировать Аспендияра в Израиле нужно 200 тысяч евро. Ну такой суммы, у нас, разумеется, не было. Мы обратились к общественнице Аружан Саин, в её фонд "Добровольно общество "Милосердие". Она помогла нам собрать все документы, нашла спонсорскую помощь. Только потом мы узнали, что это были пожертвования. А авиакомпания "Асай" полностью оплатила нам билеты в Турцию. Нас проводили, посадили на самолёт".


Аспендияр Шерияздан (слева) с братом и родителями

Аспендияр Шерияздан (слева) с братом и родителями
Фото Informburo.kz


Родители Аспендияра надеялись лишь на чудо, и оно произошло. Турецкие врачи смогли поставить их сына на ноги.

"В Турции в клинике ребёнку сразу же сделали МРТ и операцию. Уже через несколько часов я зашла к нему в палату. Я стояла и смотрела на него, и тут он открыл глаза... – Ляззат до сих пор не может сдержать слёз, вспоминая момент, когда поняла, что её ребёнок будет жить. – Врач сказал, что выздоровление будет стопроцентное".

Через шесть месяцев после выписки Аспендияр уже пришёл к врачу своими ногами. Медики прогнозируют полное восстановление всех функций. Пока ребёнок проходит реабилитацию – она займёт год. Родители Аспендияра счастливы, что их сын с ними. Они ни в чём не винят отечественную медицину, для них главное, что всё закончилось хорошо.

"Большое спасибо Аружан Саин, врачам, – говорит мама Аспендияра, Ляззат. – Многие люди помогли. Мы хотим сказать, что всегда есть надежда, всегда можно найти помощь. У нас много добрых людей. Пусть те матери, у которых болеют дети, никогда не сдаются – всё можно победить. Я в это верю!"

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter