Приватизация – дело тонкое, и в нём от успеха до провала всего один шаг. В истории есть множество примеров, когда процесс разгосударствления проходил очень болезненно для стран и их граждан. Казахстан имеет собственный противоречивый опыт прошлого. Впрочем, фактов, когда передача госпредприятий в конкурентную среду шла на пользу не только самим этим предприятиям, но и экономикам целых государств, тоже немало.

Пионеры приватизации

Пионером приватизации считается Великобритания. Правительство этой страны во главе с "железной леди" Маргарет Тэтчер в период с 1979 по 1987 год провело крупномасштабную экономическую реформу. Приватизировались энергетические компании, транспортные предприятия, государственные квартиры уходили в полную собственность их бывшим арендаторам. Правительство намеренно занижало стоимость акций предприятий, для того чтобы как можно больше граждан смогли поучаствовать в приватизации.

Держателями акций стали несколько миллионов англичан. В частную собственность перешли такие компании как BritishTelecom, BritishGas, British Petroleum. Результат крупномасштабной британской приватизации поразил: размеры государственного сектора сократились на 2/3, а выручка от реализации активов государственных предприятий составила около 80 млрд фунтов стерлингов.

Эти меры укрепили и стабилизировали государственный бюджет страны, создали вместо громоздких низкорентабельных или даже убыточных монополий сотни новых конкурирующих между собой частных фирм, что реально повысило эффективность производства. Опыт Британии в области приватизации оказал прямое влияние практически на все страны мира.

Быстро – не значит хорошо

Говоря об удачных примерах приватизации на Американском континенте, эксперты сразу же вспоминают Чили. Ещё в начале 90-х годов эта страна считалась одной из самых отсталых в Латинской Америке, однако уже к середине 2000-х именно благодаря грамотно проведённому разгосударствлению она пришла к экономическому лидерству в регионе.

Успех Чили во многом объясняется тем, что правительство этой страны сделало ставку на тщательную и всестороннюю подготовку активов. Иначе говоря, перед тем как начать экономическую реформу, была проделана огромная работа по трансформации и оптимизации предприятий, которые планировалось передать в конкурентную среду. Да и с реализаций самой программы чилийцы не спешили, поделив её на несколько этапов, которые заняли порядка 10 лет. Такие темпы позволяли буквально на каждом этапе отслеживать эффективность проводимой приватизации.

Именно спешка сыграла злую шутку с Германией. Приватизацию в этой стране было решено провести сразу после воссоединения ФРГ и ГДР, причём как можно скорее. Правительством были поставлены очень сжатые сроки: реализовать масштабную программу в течение четырёх лет. Пока страна была поделена на две части, Восточная Германия сильно отстала по экономическим показателям от Западной, и когда произошло объединение, централизованная власть принялась спасать ситуацию любой ценой.

Однако в погоне за сиюминутным результатом активы быстро распродавались без взвешенного анализа существующих проблем, в результате многие крупные предприятия, вместо того чтобы получить стимул для развития, начали закрываться. Яркий тому пример – ликвидация авиакомпании Interflug, некогда основного конкурента западно-германской Lufthansa. В результате приватизации в Германии более 2,5 млн сотрудников государственных компаний лишились работы. Непроработанные решения и отсутствие регуляторной подготовки привели к необходимости реприватизации части активов в 2000-х годах.

Сегодня, спустя 25 лет после суровой немецкой приватизации, экономисты этой страны находят в ней и положительные стороны. По словам регионального директора по Центральной Азии Восточного комитета германской экономики, разгосударствление в тот период было жизненно необходимо для экономики объединившегося государства. Более того, Эдуард Кинсбрунер считает, что в результате эффект от той приватизации всё же оказался положительным.

"Процесс приватизации, конечно, был тяжёлым, однако мы можем сказать, что в итоге результат оказался положительным. Сегодня Восточная Германия, в принципе, ни в чём не уступает Западной, а по некоторым экономическим показателям даже превосходит. А тогда предприятия ГДР очень нуждались в новом оборудовании, и ФРГ имела средства, для того чтобы инвестировать в это оборудование и сами предприятия", – считает региональный директор по Центральной Азии Восточного комитета германской экономики Эдуард Кинсбрунер.

Приватизация в Казахстане: за и против

Отношение к приватизации в Казахстане, которую сегодня проводит Правительство, тоже неоднозначное. Есть эксперты, которые настроены весьма скептически, говоря о том, что все самые привлекательные компании для бизнеса были приватизированы ещё в 90-е годы, а те, что остались, покупать невыгодно из-за их прямой или косвенной связи с государством.

"Большие стратегические инфраструктурные предприятия уже давно распродали все свои активы, насколько это было возможно, чтобы при этом сохранить государственный контроль. То, что они сейчас собираются продавать, – это слишком маленькие доли, которые, на мой взгляд, малоинтересны инвесторам. Что же касается так называемых "дочек" и "внучек", то они тоже малопривлекательны, так как сидят на государственных тендерах, а как только будут приватизированы, свои преференции потеряют", – считает экономист Айдархан Кусаинов.

Есть и эксперты, настроенные более оптимистично: они считают, что отечественная программа приватизации чётко обозначает цели и доступно рассказывает об объектах, которые планируется отдать в конкурентную среду. Как результат, всё это позволяет заранее подготовиться к различным вариантам осуществления приватизации.

"Сама по себе приватизация – это уже удача, это уже успех. Государству удалось избавиться от непрофильного актива и получить за это деньги. Частник приобрёл активы и получил шанс реализовать свой бизнес-проект. То, что не всегда проекты становятся успешными, это уже неизбежный факт жизни", – рассказал директор отдела консультационных услуг PwC Арманбай Жубаев.

"В приватизации важны два шага. Первый – это трансформация и подготовка компаний к приватизации. Улучшение эффективности в процессе трансформации уже играет важную роль для улучшения корпоративного управления этих предприятий, укрепления трудовой силы, навыков этих компаний, улучшений по финансам, по маркетингу. Ещё до того, как компании выходят к частным инвесторам, они уже позитивно влияют на экономику Казахстана. Сама приватизация – это привлечение иностранных или местных инвесторов, которые могут принести больше навыков, так же, как капитал в эти компании", – считает директор Европейского банка реконструкции и развития по Казахстану Агрис Прейманис.

Кроме того, как отмечает эксперт, после приватизации компании станут более конкурентоспособными и эффективными, что даже важнее, чем выручка с реализации, которая пойдёт в госказну.

"Многие из этих компаний работают в секторах, которые регулируются государством. Может быть, даже останутся монополистами в этих секторах. В этом случае привлечение частного капитала поможет создать ту платформу для развития общей экономики Казахстана, которая требуется", – добавил он.

Свой опыт

У Казахстана уже есть опыт приватизации. В начале 90-х в частные руки перешли практически все некогда государственные активы, начиная от мелких продуктовых магазинов и заканчивая крупными производствами. Конечно, есть множество фактов, свидетельствующих об ошибках минувших лет, которые привели к закрытию фабрик и заводов, однако немало примеров и весьма успешного разгосударствления. При этом успех на одних фронтах по сути покрыл неудачи на других.

"В 90-е годы государство провело ряд мер по разгосударствлению и приватизации, в результате которых были созданы целые отрасли и большое количество крупных предприятий, ставших основой конкурентоспособности Казахстана в регионе и в мире", – отметил директор отдела консультационных услуг PwC Арманбай Жубаев.

"Если вспомнить старую приватизацию то, например, Народный банк по факту был приватизирован и победил частные банки. То есть туда пришёл профессиональный менеджмент, и банк не влетел в кризис 2008 года. В итоге остался самым крупным банком с самой крупной капитализацией. Тогда целью приватизации было сохранение предприятий", – рассказал экономист Айдархан Кусаинов.

Формула успеха

Партнёр и управляющий директор международной консалтинговой компании The Boston Consulting Group Сергей Перапечка, обобщая опыт успешных программ приватизации, выявил интересную закономерность: во всех этих программах есть два ключевых фактора успешности.

Первый – это управление программой на основе взвешенных, проработанных решений. Поэтапное проведение программы позволяет учиться на собственном опыте и калибровать программу по мере реализации, а также дифференцированно подходить к срокам реализации различных типов активов с учётом рыночной ситуации и состояния предприятий. Тщательная организационная и операционная предпродажная подготовка – важный фактор успеха для максимизации стоимости реализуемых компаний, а также для эффективного функционирования отраслей экономики после приватизации. Прозрачность принимаемых решений и недопущение коррупции критически важны для экономического и политического успеха.

Второй – долгосрочный взгляд на цели и критерии успешности программы. Приоритетом должны быть долгосрочные структурные преимущества для экономики, а не максимизация сиюминутной денежной выручки. Приватизация наиболее успешна, когда она проводится в рамках более обширной программы реформ, нацеленной на развитие рыночных и финансовых институтов, повышение эффективности экономики и улучшение инвестиционного климата в стране. Передача предприятий в частное управление без полной приватизации, например, с использованием механизмов концессии или некоторых других форм ГЧП, может быть привлекательной альтернативой для определённых типов активов.

"Важно понимать, что иногда приходится жертвовать некоторыми предприятиями. Надо смотреть, какие предприятия могут экономически стабильно пережить приватизацию, какие не могут. В случаях, когда не могут, необходимо найти другие рабочие места для сотрудников предприятий. Так или иначе, я думаю, вся экономика Казахстана выиграет от приватизации, потому что только частный сектор может способствовать развитию страны, как мы видим это в других западных странах", – прокомментировал региональный директор по Центральной Азии Восточного комитета германской экономики Эдуард Кинсбрунер.

Как бы ни пытались эксперты со всего мира вывести единую формулу успеха приватизации, провести её без сучка без задоринки удавалось не всем странам. Тем не менее, у Казахстана есть все шансы учесть этот опыт и извлечь из приватизации максимальную пользу как для экономики страны, так и для своей репутации на международной арене. Если все заявления Правительства Казахстана будут выполнены, доверие инвесторов к нашей стране может повыситься. А это, как известно, напрямую влияет на улучшение инвестиционного климата, открытие новых производств и создание рабочих мест.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter