По данным военной прокуратуры, на сегодняшний день 2 157 алматинских военнослужащих оформили в банках кредиты на общую сумму 1 миллиард 739 миллионов тенге. Это незначительные цифры на фоне общего кредитования жителей мегаполиса, если бы не одно существенное "но". Почти треть армейских займов рискует попасть в категорию невозвратных из-за неплатёжеспособности людей в погонах. Расчёт прост: 114 военнослужащих набрали сразу несколько кредитов, и это при среднемесячном размере денежного довольствия сержантов в 90 тысяч тенге, а офицеров – в 170 тысяч тенге. У 662 служивых оформлены кредиты, каждый из которых превышает миллион тенге. При этом ежемесячная сумма платежа в среднем составляет 93 тысячи тенге. Получается, что многие защитники Отечества отдают за долги половину своей зарплаты, хотя по закону ежемесячные отчисления в банк не должны превышать 30% семейного бюджета.

Увы, иногда такая диспропорция между доходами и расходами приводит к необратимым последствиям. Так, в 2014 году 27 казахстанских военнослужащих покончили жизнь самоубийством. Следствие установило, что в семи случаях причиной суицидов послужили невыполненные кредитные обязательства. Оказалось, что за несколько месяцев до своей гибели сержанты оформили в банках второго уровня различные займы, какое-то время исправно выплачивали их, но затем, в силу разных обстоятельств, оказались не в состоянии погашать долг. В итоге банки начисляли пеню, за дело брались коллекторские конторы. Вот нервы некоторых военнослужащих и не выдержали: должники или повесились, или застрелились.

Для предотвращения подобных негативных фактов военный прокурор алматинского гарнизона по личной инициативе и организовал встречу командиров частей с представителями Нацбанка и Kaspi bank. В её ходе стороны расставили все точки на "i".

Основными кредиторами военнослужащих являются Kaspi bank, Халык банк и Азия кредит банк, а также микрофинансовые организации.

Спорные моменты

Добрая половина мероприятия проходила весьма бурно и эмоционально, поскольку у сторон накопилось друг к другу немало претензий и критических замечаний. Военные обвиняли банкиров в алчности и цинизме, те, в свою очередь, возмущались их безответственностью и расточительством.

Первым камнем преткновения стала лёгкость и доступность получения краткосрочных займов. Сегодня достаточно предъявить менеджеру банка лишь один документ – удостоверение личности, и он с готовностью оформит потребительский кредит. Вот некоторые военнослужащие и умудряются за день-другой понабрать в разных финансовых учреждениях несколько экспресс-кредитов. Командование в известность они не ставят, а свои финансовые возможности явно переоценивают. Иногда думают так: не смогу выплатить эти кредиты – возьму другие в счёт их погашения, потом – третьи, в конце концов, займу у коллег и родственников, а затем как-нибудь раскидаю все сразу. Но, как показывает практика, подобные планы срабатывают далеко не всегда, в итоге военный добровольно загоняет себя в долговую яму, из которой он потом не в силах выбраться.

В качестве контрмеры командиры предложили банкирам ужесточить требования к военным в вопросах краткосрочных займов. Мол, заставьте их приносить ещё и официальную справку о заработной плате с места службы, не ограничивайтесь одним удостоверением личности. А при каждой выдаче займов ставьте в курс дела командование части, чтобы оно точно знало – кто, кому и сколько должен.

В ответ представители Kaspi bank и Нацбанка развели руками: правила кредитования для всех граждан нашей страны – единые. Они не подразумевают исключений для какой бы то ни было категории населения. Поэтому принцип получения кредитов по одному предъявленному документу останется в силе. Справки о доходах сегодня уже не актуальны. Чтобы выяснить платёжеспособность заявителя, менеджеры банков делают запрос в Государственный центр выплаты пенсий. Разглашать отцам-командирам сведения о клиентах-военнослужащих они не вправе, поскольку это – конфиденциальная информация. Менеджеры могут предоставить её только сотрудникам правоохранительных, надзорных и судебных органов. А что касается удостоверений личности, то благодаря современным технологиям сотрудники банка легко считывают с них нужную информацию о владельце. Особенно это касается новых образцов документов со встроенными микрочипами.

Банки второго уровня не ведут отдельной статистики по фактам суицида своих заёмщиков. У них есть лишь общие данные по умершим по различным причинам клиентам.

Второй вопрос военных оказался на засыпку. Его суть заключалась в том, что финансовые учреждения постоянно заваливают командование частей письменными уведомлениями о недобросовестных военнослужащих-должниках. Мол, такие-то ваши сержанты или офицеры взяли у нас кредит и теперь не возвращают его. Так вот, вы надавите на них, пожалуйста,чтобы они рассчитались с нами. Вот командиры и недоумевают: почему кредиторы перекладывают на их плечи свои проблемы? Ведь когда обычный гражданский оформляет заём, то он указывает в числе поручителей своих родных и близких. И когда у него возникают проблемы, то банк или коллекторское бюро начинают присылать им SMS, чтобы они повлияли на него. При этом руководству фирмы или госучреждения, в котором работает должник, финансисты не докучают, а вот командиров частей почему-то достают. Банкиры не смогли внятно прокомментировать подобную практику, пообещали только разобраться с чересчур назойливыми коллекторами и менеджерами.

Общая сумма потребительских кредитов в Казахстане составляет на сегодня 1 триллион 666 миллиардов тенге. 10% кредитов уже признаны банками проблемными.

Третий обсуждаемый на встрече вопрос касался карательных мер банков по отношению к проблемным заёмщикам. К примеру, многие финансовые учреждения сегодня полностью или наполовину перекрывают движение денежных средств по платёжным карточкам горе-должников. Менеджеры попросту переводят на счёт банка зарплату военного, и в результате его семья остаётся без средств к существованию. На это справедливое замечание представитель Нацбанка пояснила, что в случае блокирования счетов в банке заёмщик должен обратиться с заявлением в суд. Если же банк проигнорирует решение суда, тогда заёмщик может обратиться в департамент защиты прав потребителей финансовых услуг Нацбанка.

Четвёртый вопрос касался специфической деятельности таких финансовых учреждений как кредитное бюро. Их сегодня в Казахстане насчитывается два – это действующее частное Первое кредитное бюро и недавно открывшееся Государственное кредитное бюро. Оба учреждения хранят единую информационную базу займов по Казахстану и отслеживают кредитную историю каждого должника. Если, к примеру, гражданин уже брал кредит в банке, то в случае повторного обращения информация о нём обязательно всплывёт в компьютерной базе менеджера. Проблема в том, что данные кредитного бюро обновляются раз в 10 дней. Поэтому получается, что новички легко и просто в течение нескольких дней могут брать краткосрочные кредиты в разных банках. Никакой информации по ним в бюро ещё нет, а значит, нет и ограничений по выдаче займов. Конечно, во всех крупных финансовых учреждениях существуют свои чёрные списки недобросовестных плательщиков, которым заказан вход в банки. Однако и здесь есть лазейка. Например, ушлый гражданин спокойно может поменять в отделе ЗАГСа свои анкетные данные: достаточно взять фамилию супруги, и отказаться или сменить отчество (в силу национальных традиций казахи могут брать в качестве фамилии имя деда, а вместо отчества оставлять прочерк, – закон это допускает). На встрече командование гарнизона предложило банкирам сократить срок обновления базы данных Кредитных бюро с 10 календарных дней до трёх.

Пятый и главный вопрос зала сводился к предложению о льготном кредитовании защитников отечества. Раз военные, пограничники и гвардейцы обеспечивают военную и национальную безопасность страны, то почему бы банкам не пойти им навстречу и не снизить процентные ставки по займам? Неужели силовики не заслуживают никаких льгот и привилегий, тем более в нынешнее кризисное время? Ответ представителей солидных финансовых учреждений был вполне предсказуем. Он сводился к тому, что банки являются коммерческими организациями, которые работают исключительно на прибыль. Никто из них в ущерб акционерам или интересам своих партнёров не работает, поэтому ни о каком льготном кредитовании госслужащих и речи быть не может. Ведь если сегодня банки, допустим, пойдут на уступки военным, то завтра их попросят сделать тоже самое другие бюджетники – врачи и учителя. Какой же тогда это бизнес? Это больше смахивает на благотворительную деятельность, которой, к слову, занимаются все банки. Просто кто-то из них поддерживает социально значимые проекты в целом, а кто-то отдаёт предпочтение адресной социальной помощи, наиболее уязвимым слоям населения в частности.

Советы банкиров

Вторая половина мероприятия проходила уже спокойно, в виде конструктивного диалога сторон. Видимо, банкиры прониклись злободневными проблемами офицеров, а те, в свою очередь, поняли их позицию по основным вопросам. В итоге стороны совместными усилиями искали выход из тупиковой ситуации, сближаясь друг с другом.

Так, к примеру, финансисты предложили командованию гарнизона прочитать цикл лекций в военных вузах с целью повышения финансовой грамотности офицеров – преподавателей и курсантов выпускных курсов. Темы лекций – "Деятельность банков второго уровня", "Вопросы кредитования и валютного регулирования". Гости на месте провели мастер-класс, вкратце разъяснив залу основные положения "Программы рефинансирования жилищных займов" и "Программы поддержки проблемных заёмщиков". Эта информация оказалась полезной для тех офицеров-заёмщиков, у которых появились просрочки с выплатой кредитов из-за сложного материального положения.

Далее банкиры ознакомили военных с последними изменениями отечественного законодательства по защите прав потребителей. Правовой ликбез дал многим хорошую пищу для размышлений. К примеру, как зачастую поступают отдельные недобросовестные банки по отношению к членам семьи умершего заёмщика-ипотечника? Они либо настойчиво предлагают совершеннолетним наследникам взять на себя обязательства усопшего главы семьи и дальше выплачивать кредит, либо, в случае, когда речь идёт о несовершеннолетних детях, добровольно выселиться из заложенного в банк жилья. А между тем, по закону расплачиваться по оставшейся части ипотеки обязана страховая компания. Ведь заёмщик каждый год исправно платил ей отчисления, страхуя свою жизнь, поэтому после его смерти страховщики обязаны перекрыть все его долги перед банком.

И ещё. Мало, кто из казахстанцев знает, что в нашей стране вот уже несколько лет работают банковские и страховые омбудсмены. Это специалисты, которые на безвозмездной основе регулируют разногласия между ипотечными заёмщиками и банками второго уровня, и между страхователями и страховщиками. Поэтому в случае возникновения конфликтной ситуации с финансовым учреждением и страховой компанией заёмщику необходимо в первую очередь обращаться к омбудсменам. А вообще специалисты советуют не доводить дело до разборок. Как только у заёмщика появились первые проблемы с выплатой кредитов, он тут же должен связаться с финансовым консультантом банка и объяснить причины. Далее следуют два варианта развития событий: финансовый консультант может либо рефинансировать ставку, либо временно приостановить выплату платежей, не начисляя при этом штрафной пени за просрочку. Главное для заёмщика – не бегать и не скрываться от банка. Всё равно достанут – не сами, так с помощью коллекторов.

А вообще, прежде чем оформить договор с банком на получение кредита, необходимо внимательно, по пунктам, от первой до последней страницы прочитать условия. И только потом ставить свою подпись.

 Многие казахстанцы воспользовались в 2009 году первой в нашей стране "Программой поддержки проблемных заёмщиков". За счёт средств Фонда "Самрук-Казына" они рефинансировались по ставке 11% годовых, а госслужащие – под 9%. Сегодня ставка рефинансирования составляет 5,5%.

В заключение встречи банкиры предложили военным, пограничникам и гвардейцам написать на имя руководителей их ведомств коллективное письмо-обращение с просьбой посодействовать в вопросах льготного кредитования военнослужащих. Министр обороны, директор Пограничной службы КНБ и главнокомандующий Нацгвардии могут обратиться с ходатайством в совет директоров банков второго уровня о снижении процентных ставок по займам военнослужащих. Глядишь, что-нибудь и получится. Тогда и проблемных заёмщиков меньше станет, и количество суицидов в армейской среде снизится в разы.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter