Последняя смена в пионерском лагере "Ленинец" закончилась летом 1988 года. Территория долго пустовала, пока в конце 90-х её не приобрёл итальянский священник Гвидо Треццани. К тому моменту всё лагерное имущество разворовали, здания корпусов обветшали, а на лужайках и детских площадках местные жители пасли домашний скот.

Часть 1. Советское наследие и первые воспитанники

В 2000 году отец Гвидо вместе с Мариной Сугаковой и группой единомышленников открыли в Талгаре частный детский дом. Почти двадцать лет спустя о советском прошлом в "Ковчеге" напоминают только старые синие ворота на въезде и просторные беседки с шиферной крышей недалеко от КПП. Если присмотреться к верхушке забора над воротами, можно заметить два маленьких металлических флажка. Один покрашен в цвета казахстанского флага, а другой – итальянского. Их разукрасили первые воспитанники "Ковчега".


Отец Гвидо и Марина Сугакова

Отец Гвидо и Марина Сугакова / Фото Романа Лукьянчикова

Двух самых главных взрослых в "Ковчеге" дети называют просто – "папа Гвидо" и "мама Марина". Взявшись за восстановление лагеря, они решили сохранить прежнюю структуру корпусов. По мере средств за несколько лет новые хозяева отремонтировали здания и облагородили территорию.

В 2014 году "Ковчег" и общественное движение "Ребёнок должен жить в семье" запустили проект "Наставники". Благодаря ему воспитанники детских домов, включая подростков, обретают наставников и нередко семьи. Для ребят постарше – это обычно редкость. Позже куратором "Наставников" стал благотворительный фонд "Дара", а программа наставничества проводится в Алматы, Астане, Караганде, Павлодаре и Уральске.

Также при "Ковчеге" работает школа приёмных родителей. В детском доме стараются найти подходящую семью для каждого ребёнка, и школа – одна из таких возможностей. Ближайшие занятия начнутся там 20 апреля.

"Ещё на старте мы понимали, что создавать копию того, что есть, не стоит. Мы стараемся создавать условия, приближённые к семейным, насколько это возможно, хотя абсолютно не планировали открывать детский дом. Я никогда не работал в этой области. Всё началось с волонтёрства в детских домах", – вспоминает отец Гвидо.

В 1997-1998 годы объединение местных волонтёров Arkinstitute с участием Гвидо Треццани и Марины Сугаковой оформило опеку над небольшой группой детей и купила маленький дом в Алматы, где они сначала могли гостить, а потом постоянно жить. Для развития проекта требовалось расширение жилплощади. Подходящее место активисты нашли в Талгаре, и в 2000 году заведение было официально зарегистрировано как "Учреждение Ковчег" – негосударственная некоммерческая организация для детей-сирот, детей из семей в трудной жизненной ситуации и людей с ограниченными возможностями. Многие годы "Ковчегу" помогает итальянская некоммерческая и неполитическая организация AssociazioneArcaItaliaOnlus, созданная в Милане в 2004 году для финансовой поддержки детского дома в Талгаре.


Воспитанники "Ковчега" охотно нам позируют

Воспитанники "Ковчега" охотно нам позируют / Фото Романа Лукьянчикова


...Не прошло и 10 минут с начала экскурсии, как Гвидо окружили малыши, и голос нашего собеседника стал мягче и веселее. Две девочки трёх-четырёх лет тут же принялись играть с Гвидо. Скоро к нам присоединились ребята постарше. Впереди в рубашке и галстуке на костылях шёл парень по имени Анвар. Он сдавал экзамены в алматинском колледже, чтобы бесплатно учиться на автоэлектрика. Вместе с ним на бюджетные места претендовали 36 человек. Между Гвидо и Анваром завязался разговор:

– Ну, рассказывай.

– Поступил, пап. В первую десятку вошёл.

– Ничего себе. Даже в таком галстуке?

– Ну да. Шестое место взял.

– Поздравляю!

– Когда сдавал, очень переживал, ещё телефоны у всех забрали. А у меня простой, без интернета.

– Правильно. В жизни так и будет, головой надо думать, не соткой. Где серьёзно, везде забирают.

– Пойду маму Марину обрадую.


Отец Гвидо и Анвар

Отец Гвидо и Анвар / Фото Романа Лукьянчикова

Анвар попал в "Ковчег" в девять лет. В марте ему исполнилось 28. Парень профессионально занимается армреслингом, выиграл серебряную медаль на чемпионате Азии. Цель – попасть на Чемпионат мира, но перед этим Анвар должен победить на региональных соревнованиях.

Воспитанники разошлись по своим делам и последним, кто с нами остался, был улыбчивый мальчик Коля. Но и он скоро встал на скейт и поехал по главной аллее мимо корпусов. В пять лет с Колей произошёл несчастный случай, из-за которого он получил многочисленные ожоги, охватившие почти 50 процентов тела. Они стягивали кожу, причиняя боль, и оставили после себя страшные шрамы на пальцах и груди. Коле помог Фонд "ДОМ" Аружан Саин, оплативший две сложные операции в Сеуле, включающие трансплантацию кожи. Теперь Коле легче пережёвывать пищу, и у него формируется подбородок, но скоро ему предстоит ещё одна операция в Корее.


Коля

Коля / Фото Романа Лукьянчикова

Ещё до открытия детского дома отец Гвидо задумывался о создании реабилитационного центра для детей с особенными потребностями. В "Ковчеге" эта идея отчасти воплотилась в создании инклюзивной группы, живущей со здоровыми детьми абсолютно на равных условиях. Всего в детском доме 55-65 детей. Самому младшему воспитаннику не больше двух лет.

"Когда человек готов к самостоятельной жизни, хочет работать или создать свою семью, его никто не держит, – говорит Гвидо. – У нас были ребята, которые ушли в 18 лет, и те, кто покинул детский дом в 25. Воспитанники с ограниченными возможностями находятся здесь дольше, потому что после совершеннолетия им некуда идти. В "Ковчеге" живет мужчина сорока лет, он передвигается на коляске".

Это художник с ДЦП Владимир Репетиев. Он рисует удивительные картины, и в 2015 году в Алматы состоялась его персональная выставка из 25 работ, часть из них потом приобрели. За то время, пока готовился этот материал, Владимира взяли под опеку, и он находится в семье.

Часть 2. Зелёные технологии и личная ответственность

Спокойная и размеренная жизнь "Ковчега" напоминает будни детского лагеря, только смены здесь не ограничиваются летним сезоном. В общении детей и взрослых чувствуется непринужденность, и стены не "давят" на гостя. Все корпуса обустроены домашней мебелью, в каждом здании есть общий зал и игровые комнаты с игрушками и библиотекой. Там в свободное время воспитанники вместе смотрят фильмы, играют и общаются. Всё это лишь часть видимых результатов, за которыми скрывается многолетний труд коллектива "Ковчега", ежедневно решающего текущие задачи.


Воспитанники детского дома "Ковчег"

Воспитанники детского дома "Ковчег" / Фото Романа Лукьянчикова

"Прежде всего, нам было сложно достичь признания. В первые годы на нас смотрели, как на инопланетян. Конечно, это уже не советский менталитет, но, тем не менее, частный детский дом вызывал противоречия, – вспоминает отец Гвидо. – До сих пор приезжают люди, которые удивляются, что мы не государственное учреждение. Ещё и иностранец, каким-то образом связанный с религией. Сразу возникают подозрения, что здесь что-то нечисто. Постепенно начали появляться местные друзья, и нам стало легче, да и детям тоже".

Гвидо Треццани 63 года. Долгое время он был католическим священником в Италии, а в начале девяностых работал в католическом приходе в Новосибирске, где по просьбам родителей открыл школу с элементами инклюзивного образования. Проект назывался "Преображение" и получил государственную лицензию как общеобразовательное учебное учреждение, хотя начинался с трёхкомнатной квартиры, где проходили занятия для нулевых классов. На выбор Гвидо работать в России повлиял интерес к русской культуре и подпольные поездки в СССР с посещением диссидентов в молодости.


Отец Гвидо

Отец Гвидо / Фото Романа Лукьянчикова

"В 1995 году я узнал, что в Алматы начали проектировать храм. К тому моменту в Новосибирске я уже построил школу и приходской дом. Я не инженер-строитель, у меня другая специализация, но кое-что пригодилось. Также нужен был человек для прихода в Алматы. Искали-искали, не могли найти и обратились ко мне. В конечном итоге, использовали аргумент, что это временно, нужно решить кое-какие вопросы, и потом я смогу вернуться в Новосибирск. И вот я здесь уже двадцать третий год. Построил церковь, и когда начал заниматься детским домом, сказал, что не успеваю, и мне разрешили уйти из прихода".

Несмотря на то, что отец Гвидо – официальный представитель католической церкви, он не священник в привычном понимании. При Ватикане действуют различные подразделения, сотрудники которых работают по всему миру в области образования, здравоохранения, науки и не только.

Отец Гвидо занимается социальными проектами, возглавляя алматинский офис благотворительной католической организации Каритас. Также в 2017 году он отвечал за павильон Ватикана на EXPO в Астане. Казалось бы, какое отношение центр католического мира имеет к возобновляемой энергетике? На самом деле – прямое. Официальную резиденцию Папы Римского отапливает биогазовая установка, а крыши зала приёмов понтифика оснащены тысячами солнечных панелей. Нечто подобное есть и в "Ковчеге".


Солнечные панели на крыше "Ковчега"

Солнечные панели на крыше "Ковчега" / Фото Романа Лукьянчикова

Крыша одного из корпусов оборудована солнечной панелью для выработки энергии, и на нескольких зданиях установлены панели для обогрева воды. В преддверии ЭКСПО отец Гвидо искал организации, которые занимаются зеленой энергетикой, и нашёл немецкую компанию, бесплатно предоставившую оборудование детскому дому.


Читайте также: Как живут свидетели Иеговы в Казахстане? Репортаж Informburo.kz из Вефиля


"Зимой без солнечных панелей наши расходы за электроэнергию доходили до 200 тысяч тенге в месяц. Сейчас они практически покрывают потребность в электроснабжении. В тёплое время года панели обеспечивают нас электричеством фактически бесплатно", – говорит Гвидо.


Солнечные панели

Солнечные панели / Фото Романа Лукьнчикова

Следующий шаг – выращивание овощей в недавно построенной теплице. В "Ковчеге" один гектар земли занимает огород, где за каждым домом закреплён свой участок. Дети выращивают там что хотят, например, кабачки, огурцы или зелень, а собранный урожай отдают на кухню. Альтернатива огородным занятиям – работы на ферме с кроликами и домашними птицами.


Огород

Огород / Фото Романа Лукьянчикова

"С самого раннего возраста мы даём понять детям, что они находятся не в учреждении, а в своём родном доме. Поэтому, если они хотят жить, как в семье, каждый должен принимать участие по мере возможностей. Банально накрывать на стол, а те, кто постарше, могут помогать на кухне или работать на территории, ухаживать за животными", – считает отец Гвидо.

Как и в любом воспитательном учреждении в "Ковчеге" есть правила, но нет жёстких ограничений. Воспитанники выбирают занятие себе по интересам, самостоятельно ездят в город на занятия и тренировки. При распределении обязанностей по хозяйству взрослые учитывают их пожелания. Три года при детском доме работает мастерская по пошиву одежды, где подростки могут трудиться за зарплату. На постоянной основе там работают 5-6 человек, но иногда к ним присоединяются младшие ребята, если хотят помочь быстрее сделать большой заказ.


Игрушки, сделанные воспитанниками "Ковчега"

Игрушки, сделанные воспитанниками "Ковчега" / Фото Романа Лукьянчикова

Постельным бельём детский дом обеспечивает себя сам, также здесь реставрируют ткань для мебели и подшивают школьную форму. Часть вещей цех шьёт на продажу, в том числе мягкие игрушки. Ещё здесь шьют детскую одежду и платья по дизайну, разработанному гостьей из Италии.

Часть 3. Финансирование и выпускники

"Нас поддерживает не католическая церковь, а скорее отдельные люди или организации, которые узнали, чем мы занимаемся. Слава богу, за последние 10 лет у детского дома здесь появилось много друзей. В самом начале финансовая помощь приходила исключительно от моих друзей из Италии. Тогда я не знал, к кому ещё обратиться, и на что жить детскому дому. Приезжая к нам, люди спрашивают, чем помочь. Кто-то выручает продуктами, кто-то деньгами. Мы не государственное учреждение и фактически каждый месяц начинаем с нуля. То есть, у нас даже ста тенге стабильных нет. Наша постоянная работа – поиск финансирования либо для отдельных проектов, либо на текущие расходы", – говорит отец Гвидо.

С началом кризиса финансовая помощь из Италии сильно сократилась. По словам Гвидо, если бы "Ковчег" жил только на эти деньги, средства закончились бы через три дня. Но при этом финансовой помощи от государства детский дом не просит, предпочитая справляться своими силами и сохранять независимость в принятии решений.

“Среди тех, кто нам помогает, конечно, бывают и бизнесмены, а бывают и пенсионеры, которые жертвуют нам каждый месяц по 5-10 евро. Поэтому для меня важно, чтобы наши дети понимали, что это не просто какой-то богатый дяденька, для которого и тысяча евро не деньги. Основная масса тех, кто нас поддерживает, это люди которым трудно дожить до конца месяца. И, тем не менее, они настолько вовлечены” – говорит, отец Гвидо.

Об актуальных нуждах "Ковчега" и необходимых вещах для детей на страницах Facebook регулярно пишет директор Марина Сугакова.

Так как время шло к обеду, наша беседа продолжилась в столовой. Там же проходят мероприятия и установлен проектор с экраном. Над черным пианино в углу помещения висят фотографии гостей, каждая с небольшой историей. В 2003 году детский дом посетили знакомые Гвидо – семейная пара из Милана. Супруги решили провести отпуск в Казахстане и остановились в гостевом корпусе "Ковчега". Они общались с детьми и научили старших ребят печь пиццу по-итальянски. Вернувшись домой, пара задумалась об усыновлении. На встрече с соцработниками супруги рассказали о своём казахстанском опыте, и когда им предложили вместо одного ребёнка усыновить четверых детей из одной семьи, они сомневались. Пять минут. А потом решились.


Та самая итальянская пара с детьми

Та самая итальянская пара с детьми / Фото Романа Лукьянчикова

К обеду в столовой собрался весь лагерь. Дети снова обступили Гвидо и долго от него не отходили, пока их внимание не переключилось на старшую воспитанницу Олю.

В "Ковчег" Оля попала совсем маленькой, а повзрослев, увлеклась спортом. Бывшая воспитанница работает учителем физкультуры, играет в женской футбольной команде и получила мастера спорта по карате. В 2017 году футбольная команда “Ковчега” под её руководством победила в турнире среди детских домов.


Оля

Оля / Фото Романа Лукьянчикова

"Я двенадцать лет болею за Реал Мадрид. Мне там футболист нравится Серхио Рамос. Он капитан команды и сборной Испании. И хоть он защитник, а я нападающая, но он мне всё равно нравится. У него характер настоящего футболиста,– говорит Оля, – В будущем я хочу работать тренером, а ещё хочу стать спортивным директором, чтобы у нас в Казахстане еще больше развивался спорт”.

– Хочешь стать министром спорта? – переспрашиваю я Олю.

– Можно и так сказать. Это так, планы. Но я думаю, что у меня получится, потому что всё, что я задумываю, сбывается.

За столом кто-то из ребят рассказал, что по праздникам отец Гвидо иногда готовит лазанью, и это всегда событие. Когда обед закончился и дети разошлись по корпусам, Гвидо продолжил отвечать на вопросы.


Воспитанники "Ковчега" на обеде

Воспитанники "Ковчега" на обеде / Фото Романа Лукьянчикова

Стать священнослужителем он решил во взрослом возрасте. У него было образование, работа, друзья, планы создавать семью, но, по его словам, чего-то не хватало. Решив однажды посвятить жизнь богослужению, Гвидо принял обет безбрачия, и этот статус остаётся с ним до конца жизни даже после ухода с должности священника.

"Нам не интересна статистика, цифры. Даже если от нашей работы удаётся "в кавычках" спасать одного ребёнка, оно того стоит. Был писатель, который говорил, что бог умеет считать только до одного. То, к чему мы стремимся здесь, это индивидуальное воспитание каждого отдельно, – говорит отец Гвидо. – Каждый ребёнок – отдельный мир со своей историей, проблемами и мечтами, а не цифры или часть какой-то группы. Относиться к нему надо как к личности. Эта жизнь – больше, чем работа. Она заставляет постоянно чему-то учиться, не играть взрослого или преподавателя, а быть человеком, который находится в процессе роста и воспитания, как и дети. Раз это "Ковчег", значит все мы в одной лодке".


Маленькие воспитанники "Ковчега"

Маленькие воспитанники "Ковчега" / Фото Романа Лукьянчикова

Главное достижение "Ковчега", считает отец Гвидо – выпускники, нашедшие место в жизни, и таких за годы работы приюта не мало. Иногда они приезжают в гости уже со своими детьми.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter