Индустриализация в Казахстане: что сделано за 10 лет и что будет дальше?

Фото пресс-службы Казахстанского электролизного завода
Фото пресс-службы Казахстанского электролизного завода

На очередном этапе индустриализации страны акцент вновь будет сделан на развитии обрабатывающей промышленности.

В 2019 году завершается вторая пятилетка программы индустриально-инновационного развития Казахстана – ГПИИР. Госпрограмма индустриализации, начавшаяся в 2010 году (и по пути потерявшая слово "форсированная") преподносится как способ решения многих вопросов экономического развития. Но эксперты считают, что пока говорить об индустриальном росте Казахстана как новом драйвере экономики рано, а при оценке высоких цифр надо учитывать эффект низкой базы.

В 2020-м начнётся третий этап ГПИИР, на сей раз шестилетний. Informburo.kz вспоминает, что планировали сделать с 2010-го по 2019-й, разбирается, что фактически было сделано за годы реализации госпрограммы, а также анализирует концепцию новой "шестилетки".

Индустрия в приоритете с 2003 года

Первая индустриализация (целенаправленное создание промышленности) в Казахстане проходила в советское время. Тогда, как и во всех республиках СССР, в Казахстане ускоренно разрабатывали месторождения, строили предприятия и транспортные пути. Например, в 1981-1986 годах в стране построили более 400 предприятий, а к началу 1990-х годов в Казахстане выпускали химикаты, машины и оборудование, текстиль и другие изделия обрабатывающей промышленности. Крупнейшими отраслями промышленности были машиностроение и металлообработка.

Однако из-за нестабильной экономической ситуации многие предприятия в 1990-е остановились.


АО "Алюминий Казахстана", ранее Павлодарский алюминиевый завод, запущенный в 1964 году

Павлодарский алюминиевый завод, запущенный в 1964 году / Фото с сайта kazakh-tv.kz


В 2003 году, когда валовой внутренний продукт (ВВП) впервые превысил уровень 1991-го, Казахстан начал путь к новой индустриализации экономики. Тогда была принята Стратегия индустриально-инновационного развития до 2015 года. С помощью этого документа страна должна была преодолеть спад доли обрабатывающей промышленности в ВВП, поменять структуру экономики и промышленного производства и нарастить экспорт товаров и услуг "с высокой добавленной стоимостью".

В СИИР, как и в любую другую госпрограмму, были заложены конкретные ожидания. В их числе, к примеру, рост доли обрабатывающей промышленности в ВВП до примерно 13%. К слову, показатель в 12% был достигнут в 2017 году.

Коррективы в реализацию СИИР внёс мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 году. Государство помогало экономике деньгами, было решено пересмотреть подходы к индустриализации. В 2010 году Правительство разработало и приняло в работу сразу два документа: Государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития и Карту индустриализации страны.

Что сделали за 10 лет индустриализации?

Всего с 2010 по 2018 год в Казахстане по госпрограмме индустриализации запустили 1 250 проектов стоимостью около 7,9 триллионов тенге. На этих предприятиях было создано более 120 тысяч рабочих мест.

При этом если за первую пятилетку запустили 770 проектов, то за четыре года второй, уже без слова "форсированная", – 480. В 2019 году планируют реализовать 120 проектов, в их числе – завод по производству ферросилиция в Карагандинской области на 30,6 млрд тенге и завод стальных спирально-шовных труб в Алматы на 33 млрд тенге.

Если смотреть в разрезе отраслей, то с большим отрывом от других лидируют агропром, стройиндустрия и машиностроение.

В марте 2019 года министр индустрии и инфраструктурного развития Роман Скляр сообщил, что за годы второй пятилетки доля обрабатывающей промышленности в структуре ВВП выросла с 10,1% до 11,6%. При этом доля занятых экономически активных казахстанцев в отрасли увеличилась с 6,6% до 6,9%.

Под "проектом" в госпрограмме понимают не только запуск нового производства, но и расширение действующего. Так, в 2013 году на базе работавшего с 2007-го "Казахстанского электролизного завода" в Павлодаре наладили выпуск обожжённых анодов. Проект входил в карту индустриализации, стоил 300 миллионов долларов и позволял, по словам возглавлявшего в то время предприятие Алмаза Ибрагимова, "полностью вытеснить импорт и производить алюминий исключительно своими силами".


Фото пресс-службы Казахстанского электролизного завода


Другой пример – внедрение в 2017 году на "Соколовско-Сарбайском горно-обогатительном производственном объединении" в Костанайской области проекта "умный карьер". Сейчас на крупнейшем из карьеров ССГПО – Качарском – работает система диспетчеризации, которая помогает увеличить производительность транспортного оборудования на 10%.

Читайте также: Индустрия 4.0 в Казахстане: государственные планы или реальность?

Но есть и другие проекты, которые либо закрылись, либо простаивают по разным причинам. Про них казахстанские СМИ писали неоднократно: это, например, запущенный в 2011 году завод по выпуску планшетов в Актау или в том же году открытое производство отечественных самолётов в Карагандинской области. Ни одного образца продукции эти предприятия так и не выпустили.

Экономический обозреватель, главный редактор Expert Kazakhstan Сергей Домнин считает, что ничего удивительного в появлении таких проектов нет. Это неизбежный результат индустриализации, которой управляет государство.

"В региональную карту индустриализации включаются практически все проекты в несырьевом секторе на локальном уровне. Задача местных властей – обеспечить поддержку инвесторов, довести проект до запуска, поэтому их главный стимул – красиво отчитаться перед Астаной и лично Елбасы в День индустриализации", – говорит Домнин.

При этом уровень экспертизы и специфика работы чиновников на местах не позволяют им оценивать перспективы проектов. Тем более, если этот проект поддерживают государственными деньгами институты развития и банки второго уровня, которые должны заниматься таким анализом перед заключением договора о ссуде.

"Местные власти отчитываются не только за запуск проектов из карты индустриализации, но и за их последующее состояние. Это скорректировало стимулы чиновников, но, конечно же, не исключило появления подобных проектов", – отмечает собеседник Informburo.kz.


Завод "КазАвиаСпектр", не выпустивший ни одного самолёта

Завод "КазАвиаСпектр", не выпустивший ни одного самолёта / Фото с сайта inform.kz


В реальности неудачных проектов может быть достаточно много: это и так называемые "зомби-компании", и предприятия, которые рискуют потерять контракты от нацкомпаний.

"Если бы на те же самолёты “Фермер”, которые собирались производить в Караганде, появился спрос у государства, то не исключено, что история завода "КазАвиаСпектр" тиражировалась государственными СМИ в числе прочих историй успеха программы индустриализации", – считает Сергей Домнин.

Простаивающим проектам помогают – в том числе банкротством

Есть и другая категория предприятий – простаивающие или имеющие низкую загрузку мощностей. Вопрос об их судьбе на расширенном заседании Правительства в феврале 2017 года поднял Президент страны Нурсултан Назарбаев. Тогда таких предприятий было 72.


Расширенное заседание Правительства с участием Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, 3 февраля 2017 года

Расширенное заседание Правительства с участием Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, 3 февраля 2017 года / Фото с сайта akorda.kz


По словам Жениса Касымбека, до поста заместителя премьер-министра трудившегося министром индустрии и инфраструктурного развития, его ведомством и акиматами была проведена работа с владельцами этих предприятий. Все они –частные.

"Это всё частные проекты, (…) но государство подводило инфраструктуру и оказывало другую помощь. В течение года удалось более 50% на тот период вывести на загрузку более 50%. Сегодня мы видим, что на них загрузка и за 80% и под 100% есть", – прокомментировал Касымбек.

При этом чиновники выявили 13 проблемных проектов. Работа там по разным причинам не задалась, часть из них обанкротят.

"В силу различных причин (предприятия не заработали. – Авт.): есть примеры, когда акционеры между собой разошлись во мнениях или судятся, есть ситуации, когда рынок поменялся. (…) Часть из них будет обанкрочена. По части из них будет перепрофилирована деятельность. Но это обычные рыночные условия", – добавил Женис Касымбек.

По его словам, все крупные предприятия, запущенные по госпрограмме индустриализации, находятся "в рабочем режиме". Было создано, подчеркнул спикер, более 100 тысяч рабочих мест, все они сегодня заполнены.

Показатели растут, но медленно

По мнению эксперта Института мировой экономики и политики Сабита Суханова, программа индустриализации планомерно решает поставленные задачи.

"Текущая программа индустриализации заканчивается в 2019 году, соответственно, основные выводы нужно делать по итогам этого года за все пять лет реализации. Основные показатели, такие как увеличение объёмов производства, экспорта, инвестиций показывают, хотя умеренный, но всё же рост", – отметил Суханов в разговоре с Informburo.kz.

Вместе с тем, утверждает эксперт, существенного изменения структуры экономики пока не наблюдается.

"Для объективности нужно отметить, что, во-первых, период реализации программ индустриализации, включая первую пятилетку с 2010 года, не достаточен, чтобы получить значительные изменения. Напомню, что быстроразвивающимся азиатским странам потребовалось от 20 до 30 лет, чтобы существенно изменить структуру своих экономик", – подчеркнул Сабит Суханов.

Кроме того, реализация программы идёт в условиях определённых экономических шоков, включая ослабление тенге и изменчивость его курса, ухудшение экономической ситуации в странах – торговых партнёрах.

Читайте также: Почему Президент отправил правительство Сагинтаева в отставку? Семь главных причин

Не стоит забывать, по мнению Суханова, и о сырьевом секторе Казахстана. Он не стоит на месте и развивается, привлекает инвестиции и, соответственно, вносит свой вклад в такие экономические показатели, как, например, диверсифицированность экспорта.

Экономический обозреватель Сергей Домнин связывает слабую динамику в изменении доли обрабатывающей промышленности в ВВП и структуре экспорта с эффектом низкой базы. В 2010 году доля обрабатывающей промышленности в ВВП была на уровне 11,3%, тогда как горнодобывающая отрасль занимала 19,5%.

"В 2010-2018 средний рост производства в горнодобыче составлял 2,4% в год, в обработке – 4,5%. По предварительным итогам 2018-го мы видим следующее: горнодобывающий сектор занимает 15,2% ВВП, обрабатывающая промышленность – 11,6%. Но в то же время росли и другие отрасли экономики. Весь реальный сектор рос в среднем на 3,1%, а сфера услуг – на 5,5% в год", – говорит Домнин.

Эксперт добавляет, что индустриализация в Казахстане идёт, но не так скоро и не так успешно, чтобы все успели это заметить.

"Именно субъективные, а не объективные эффекты и результаты индустриализации у нас принято оценивать – причём как на высшем уровне, так и среди большинства экспертов или лидеров мнений", – отмечает Сергей Домнин.

Во многом благодаря активной государственной пропаганде, по мнению собеседника Informburo.kz, у наблюдателя складывалось впечатление, что страна работает как улей и везде благодаря усилиям государства строятся предприятия, а экономика находится на грани индустриального рывка. На самом деле продолжался будничный процесс, начало которому было положено в предыдущее десятилетие: бизнес инвестировал в основной капитал по своим планам развития, государство пыталось поддерживать этот бизнес.


Фото informburo.kz


Затем начался структурный кризис, а за ним – кризис нефтяных цен. Бизнес свернул некоторые инвестиционные проекты, активность упала, государство направило накопленные в Нацфонде средства на поддержание спроса, а госкомпании увеличивали CAPEX – капитал для приобретения или модернизации физических активов.

"Но всё это помогло лишь поддерживать минимальные темпы роста. Здесь было не до рывков. Сегодня начинает приходить понимание, что индустриализация – это рутинный процесс, естественный для экономики догоняющего развития, а не оригинальное, изобретённое в Акорде моментально действующее лекарство от всех болезней экономики, что не чиновники, а бизнес обеспечивает его успех. Но если в нашем случае отказаться от координирующей роли государства, то тоже успеха не жди", – отмечает Сергей Домнин.

Третья пятилетка займётся "сложностью"

При этом перед промышленностью сохраняются прежние вызовы: нестабильность курса национальной валюты, экономическая обстановка в России и других странах, так или иначе, связанных с экспортом казахстанской продукции.

"Существенным вызовом является то, что отметил Елбасы на расширенном заседании Правительства в январе: наличие проблем с возвратностью кредитов малого и среднего бизнеса, недостаточность собственного капитала. В этом отношении очевидно, что предлагаемая политика оздоровления бизнеса, в том числе путём упрощения процедуры банкротства, внесёт положительный импульс дальнейшей индустриализации", – отмечает эксперт ИМЭП Сабит Суханов.

По его мнению, нужно дальше улучшать условия для бизнеса, включая обеспечение стабильности валюты в долгосрочном периоде, снижение налоговой нагрузки и упрощение налогового администрирования.

В самом Министерстве индустрии и инфраструктурного развития – центральном госоргане, ответственном за промышленность, видят три ключевых вызова для обрабатывающей отрасли:

  • Недостаточный приток инвестиций в основной капитал. С 2010 по 2017 год инвестиции выросли с 413 до 956 миллиардов тенге, но Казахстан отстаёт от России и стран ОЭСР;
  • Несформированность критической массы предприятий. В обрабатывающей промышленности работают 14,5 тысячи предприятий, по сравнению с 2010-м их число выросло в 1,3 раза. Но по отношению их количества на тысячу человек экономически активного населения Казахстан отстаёт от России в 2,2 раза, а от стран ОЭСР – в шесть раз;
  • Низкая "сложность" выпускаемой продукции. В Индексе экономической сложности Гарвардского университета Казахстан на 84-ом месте, тогда как Беларусь на 31-м, а Россия на 48-м.

В ответе на запрос Informburo.kz в ведомстве сообщили, что решение этих вопросов заложили в концепцию третьего этапа индустриализации, который стартует в 2020-м году. На сей раз, правда, это будет не пятилетка, как ранее, а шестилетка – с 2020 по 2025 год. В открытом доступе концепция ГПИИР третьего этапа есть, ознакомиться с ней можно, например, здесь.


Нефтеналивные железнодорожные цистерны

Нефтеналивные железнодорожные цистерны / Фото informburo.kz


Согласно новому документу цель индустриализации на 2020-2025 годы – "создание условий для стимулирования конкурентоспособности обрабатывающей промышленности на внутреннем и внешнем рынках с учётом обязательств в рамках членства в международных экономических организациях".

Для достижения этой цели будут решать следующие задачи:

  1. Углубление индустриализации.
  2. Расширение объёмов производства и перечня обработанных товаров, пользующихся спросом на внешних рынках
  3. Увеличение промышленных мощностей.

Крепкий тыл и центры тяжести

Фокус сделан на обрабатывающей промышленности. Кроме того, предполагается сопряжение индустриально-инновационного и пространственного развития. Другими словами, в приоритете будет развитие местных промышленных кластеров. Так можно будет достичь эффектов в городских агломерациях, а именно стимулирования конкуренции и усложнения местных рынков.

Одним из подходов на третьем этапе индустриализации будет прямая поддержка предприятий. Сами предприятия разделят на три группы:

  • крепкий тыл;
  • конкурентоспособные производители;
  • центры тяжести.

По каким критериям будут определять принадлежность проектов госпрограммы к разным группам, пока неизвестно.

"Если коротко, то государство ждёт, что в период третьей пятилетки экономика, наконец, ощутит эффект от тех усилий, которые прилагались в предыдущие 10 лет. Логика, положенная в основу концепции третьей индустриальной пятилетки, следующая. Первая и вторая пятилетки индустриализации должны были сформировать комплекс предприятий обрабатывающего сектора, экспортоориентированных и с низкой энергоёмкостью – предприятий "новой промышленности", – комментирует Сергей Домнин.

Эти предприятия, по его словам, стали основой для дальнейшего развития обрабатывающей промышленности, а модернизируемые с учётом трендов "Индустрии 4.0" и вновь вводимые производства придали процессу широкий масштаб.

Производительность при этом должна вырасти не на 22%, как в 2015-2019 годах, а на 70%. Объём экспорта обрабатывающей промышленности – не на 19%, а в 2,3 раза. Другой индикатор – место в Индексе экономической сложности.

"Этот показатель перешёл из документа более высокого уровня – Стратегического плана-2025: Казахстан должен был подняться с 78-го места в 2016 году на 55-е к 2025-му. К слову, в актуальном индексе мы уже на 58-м месте, но не факт, что удержимся на этом уровне до 2025-го", – подытожил Домнин.

Поделиться:

Читайте также