Двукратный олимпийский чемпион тяжелоатлет Илья ИЛЬИН дал откровенное интервью «Мегаполису», в котором рассказал об истинных причинах самостоятельных тренировок, неизвестной травме, своему отношению к вегетарианству, алкоголю и объяснил, какие поступки можно считать предательством, и какое будущее он увидел.

ДОВЕРЯЙ И ПРОВЕРЯЙ

– Как вы отреагировали, узнав, что в прошлом году уже 11 казахстанских штангистов провалили допинг-контроль?

– Мне было неприятно об этом слышать. Это же мой вид спорта, моя команда. А тут такое. Просто надо уяснить, что это – проблема. И всем вместе решать: что с этим делать.

– В прошлом году вы не тренировались, но допинг-пробу сдавали 26 октября.

– Это так. Результат был ожидаемым и нормальным.

– Спортсмены пугают байками о допинг-офицерах WADA, которые могут прийти к спортсмену в любое время. Это так?

– Да. Есть специальная система «Адамс». Мы её заполняем и описываем, где будем находиться в течение суток. И к нам могут прийти в любое время. В Пекине, например, ко мне стучались в номер в 7 утра. Или был случай: приехал домой со сборов, думаю, что отдохну. А тут звонят: «Знаешь, тебе надо быть в Алматы и сдать пробу»! Пришлось срочно вылетать.

– Директор казахстанского антидопингового центра Майра Бакашаева считает, что у топового спортсмена простой выбор.  Или доверять своей команде на 200%, или не верить вообще никому. Иначе последствия будут плачевными. Вы как поступаете?

– Стараюсь доверять, но проверять. Я контролирую всё, что ем и пью. Я знаю свой недостаток, свою уязвимость тем, что являюсь открытым человеком. Сделать мне подлость – проще простого. Поэтому ко многим вопросам подхожу с осторожностью: воду из ранее открытой кем-то бутылки пить не буду. Если заболею, то тщательно изучу все лекарства, которые применю и обязательно посоветуюсь с врачами.

КУСОК МЯСА В ЖИВОТЕ

– Есть версия: вы стали вегетарианцем только потому, что в этом случае нет риска получить в организм через мясо такой запрещённый препарат, как кленбутерол.

– Да? Так и правда думают? (Следует продолжительная порция заразительного смеха.) Ой, не могу. На самом деле я вегетарианец совсем по другой причине. Смотрите, мы обедаем с вами в два часа. В четыре у меня тренировка. Если я съем что-то мясное, то во время занятия буду чувствовать себя дискомфортно. Так как буду не только поднимать 220 кг, но ещё и кусок мяса в животе. Поэтому я перешёл на более лёгкий белок, и моё самочувствие сразу улучшилось.

– В Пекине вы победили в драматичной борьбе, с вылетевшим локтем. А в Лондоне красиво, легко. Что стояло за этой лёгкостью?

– Буду банален. Это упорство, целеустремлённость, кропотливый труд и сплочённый коллектив.

ПРИЧИНЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

– Вы нарушили едва ли не вековое правило, существовавшее с советских времён: тренеры сборной знают всё лучше всех. Когда Илья Ильин понял, что будет тренироваться отдельно от национальной команды?

– В начале 2011-го. Хотя ещё годом ранее стало понятно, что мне уже нелегко выживать в команде. У меня начались разногласия с тренерским коллективом, была инициирована «стравка» меня с Седовым и многое другое. В принципе это было терпимо. Но когда давление пошло в зале…

– Что там происходило?

– Я считаю, что если мы соперники на помосте, то должны быть близкими людьми в зале. Так как когда погода в доме плохая – жди такой же результат на соревнованиях. И то, что произошло на чемпионате мира-2010 в мужской команде, – как раз показатель сбоя. Я не говорю, что надо было изо всех сил нас мирить. Просто если что-то кому-то не нравилось в моём характере, мне не стоило делать неприятное через этого парня.  Мы ведь тогда были молодые, амбициозные. Сейчас уже смотрим на всё по-другому. Теперь-то оба понимаем: если есть два сильных соперника, то пути также два: или оба будут развиваться, или у обоих случатся страшные травмы, от того, что они окажутся загнанными. Со мной так и произошло.

– Что же?

– А, об этом почти никто не знал, но у меня было повреждение той же самой руки, в том же самом месте, что и в Пекине. Эта травма повторилась и в 2010-м: было 4 надрыва мышц, рука распухла, и я пропустил чемпионат мира. А Вова Седов на том турнире стал шестым. И никто же не знает, почему так произошло? А  оттого, что нас стравливали на помосте. И мы в этой непонятной борьбе поднимали такие веса, которые не должны были поднимать. В общем, всё это привело к тому, что я стал заниматься отдельно.

«С СЕДОВЫМ ОБЩАЕМСЯ ЗАМЕЧАТЕЛЬНО»

– Была ещё одна претензия у тренеров к вам: вы не били мировые рекорды.

– Если они так говорили, то зря. В Пекине я поднял 226 кг в толчке – олимпийский рекорд. Рекорды по юниорам я бил. А то, что у меня не было мировых достижений на взрослом уровне, так это осталось в прошлом, после Лондона. Тем более что подобные попытки у меня были задолго до первой Олимпиады: в 2006-м в Санто-Доминго на чемпионате мира меня засуживали, как могли. Пришлось пойти на мировой рекорд: 233 кг в толчке. Если бы его побил, то уже никакие судьи этот результат не смогли бы отобрать. Но тогда мне не хватило техники. И если бы не рука, то я бы побил рекорд ещё в Пекине.

– Как вы сейчас общаетесь с Седовым?

– Замечательно. Одно то, что он тренируется сейчас вместе со мной, – говорит о многом. Вообще до 2010 года у нас была идиллия: кто выиграл, тот и выиграл. Никаких раздоров не происходило. Затем был неприятный период с вмешательством третьих сил. Сейчас всё нормализовалось. Я считаю и говорю Вове, что он «атлет номер один, который может делать реальные вещи». В каких-то моментах он сильнее меня. И он это доказал, вырвав 191 кг в рывке на чемпионате страны. Это просто космос!

«ну как мне побить твой рекорд?»

– Вы определились, в каком весе выступите на Олимпиаде в Рио?

– На 90%. Скорее всего, это будет категория до 105 кг. Но нужно будет смотреть ближе к этому времени на мой вес, моё развитие. Если буду весить 102 кг, то смысла выступать до 105 нет.

– Каким был ваш максимальный вес?

– 106 кг. При нём я поднял на тренировке 196 кг в рывке и 240 – в толчке. Так что если разработаюсь, то смогу поднимать ещё больше.

– Многие тяжелоатлеты после поднятия большого веса целуют штангу. А вы когда-нибудь штангу ненавидели?

– Нет. Я отношусь к ней по-другому. Это не тяжеленный кусок железа, как многие думают. Для начала, он не тяжёлый. И это не кусок железа, а что-то другое. По мне: это то, что из меня сделало человека, оформило мой характер. Когда надо, мы с ней одно целое. Я умею с ней неплохо обращаться. Но штангу я не боготворю и ненависти к ней не испытываю. Скорее, ценю её.

– Польский штангист Шимон Колецки ваш друг. Вы его обыграли в Пекине, а в Лондоне ещё и побили его рекорд в толчке. Как он это воспринял?

– Хорошо. Тем более что я посвятил этот рекорд ему. Когда мне было очень сложно, он помог, был рядом. И на тренировках мы шутили. Я спрашивал «Ну как мне побить твой рекорд?» Шимон отвечал: «Не волнуйся, придёт время, и ты его сделаешь».

«ЕСЛИ КТО-ТО ДУМАЕТ, ЧТО Я ПРОСТО ЛЕЖАЛ НА ДИВАНЕ И ПЛЕВАЛ В ПОТОЛОК, – ЭТО ЕГО ПРАВО»

– Когда вы после первой Олимпиады взяли годичный отдых, это понравилось не всем. Как отреагировали на ваше решение не выступать в 2013-м?

– Нормально. Это в 2009-м были какие-то разговоры. Тренеры собирались и говорили: «Вот, Ильин запел в «Екi жулдыз», нам надо возвращать его в сборную!» Да я и не собирался никуда уходить! Вернулся же. В этот раз, кстати, было проще: все отнеслись к моему решению с пониманием. Но если кто-то думает, что я просто лежал на диване и плевал в потолок, – это его право. На самом деле отдых был в том, что я не выступал. Но в зале находился очень часто. И вместе со своей командой мы подготовили серебряного и бронзового призёров на чемпионате мира – Алмаса Утешева и Владимира Седова. Это, кстати, были единственные для нашей сборной медали на том старте. И для меня как для молодого тренера это колоссальный успех. Также у меня было много событий: я повидал мир, стал членом ПП СК «Астана». В общем, было много всего интересного.

– Какой тренер Илья Ильин?

– Я демократичный тренер. Но очень требовательный. Спрашиваю с ребят, как с себя, гоняю, подгоняю. Если человек не тянет, то оставляю его в покое. Но ненадолго.

– Что вы изменили в своём тренировочном процессе?

– Многое. Раньше я не любил бегать, сейчас делаю это с удовольствием. Также обожаю плавать, бью грушу. В обязательном порядке у меня кроссфит. А ещё собираюсь включить в программу тренировок велопробежки и борьбу. У нашей команды есть девиз: «Штангист должен уметь всё». Мы только в футбол не играем, потому что он травмоопасен.

– У вас во многих интервью проскальзывает фраза: «Раньше я пил, а теперь нет». Неужели были проблемы с алкоголем?

– Нет. У меня не было проблемы. Просто я сейчас этого не делаю совсем, но признаю: раньше курил, немного выпивал. В своё время я это попробовал, но теперь иду дальше. У меня после Пекина что-то в голове стукнуло: «Парень, пора остановиться! И надо меняться». Я это сделал, так как знал: выиграть в Лондоне мне поможет здоровый образ жизни, правильное питание, режим и хорошие тренировки.

– В каком неожиданном месте вас узнавали?

– В 2006 году в Китае меня встретил человек, работавший в совете Европы. Сказал, что смотрел мои выступления. Поздравлял.

О ЧЁМ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ

– В Лондоне казахстанские штангисты завоевали 4 золотые медали, а у нас до сих пор есть залы, в которых на соревновании можно получить жуткую травму, как Роман Русяновский, из-за плохого качества помоста в 2010-м. Вас это устраивает?

– Это ненормально. Но что могли сделать мы, спортсмены? Правильно: выступить на Олимпиаде в Лондоне так, чтобы нам создали хорошие условия. Сейчас так и происходит. Если же вернуться к истории с Романом, то у меня был шок. Он же только восстановился после травмы, ему было очень сложно. Сами знаете, как у нас происходит: «Раз ты не нужен, значит, до свидания». Рома с трудом восстановился, набрал форму. А тут как раз турнир, где он сломался на помосте. Я помогал ему как мог. Звонил разным людям, просил, ругался.  В итоге лечение Роме оплачивали. Но карьеру он завершил.

– У вас нет боязни, что через какое-то время вы тоже можете оказаться ненужным?

– Нет, потому что я знаю, что нужен жене, дочери, родителям и самому себе. Главное, об этом не забывать. Тогда не пропадёшь.

– К вам до сих пор подходят с предложениями вложить деньги в проекты?

– Да. Я всё выслушиваю, изучаю. И людей, и их предложения. Но пока не вкладываюсь. Потому что у меня на данный момент нет больших средств. Да и я сам думаю о простом: открыть зал тяжёлой атлетики. Необязательно, чтобы он был имени Ильи Ильина. Главное, чтобы он был хорошим, с нормальными тренажёрами и всем остальным.

– Когда в последний раз вы танцевали брейк-данс?

– В прошлом году. Я учился в Лондоне и пошёл на месячные курсы брейк-данса. Вспомнил молодость. Ну и для тяжёлой атлетики это была польза: стал более скоростным, гибким.

– Илья Ильин в 2008 году и сейчас. Кто из них более рачительно относится к деньгам?

– Да я такой же, люблю тратить деньги. Просто я поменял привычки, и деньги стали меньше уходить. К тому же недавно сделал важнейшую для себя вещь: планирую на год свой бюджет.

«ЕСЛИ БУДЕШЬ ЗАГОНЯТЬ СЕБЯ, КАК ИШАК, ТО СЛОМАЕШЬСЯ»

– После победы в Лондоне вы заявили примерно следующее: решение везти Чонтея и Харки в Лондон – предательство по отношению ко многим казахстанским штангистам. Вы и сейчас так считаете?

– Да. Это была очень неприятная ситуация, которую я не хочу видеть в своём родном спорте. Мы можем, и мы должны готовить своих чемпионов. Если кто-то по каким-то причинам не способен это делать, пусть занимается чем-то другим. Я понимаю, есть спортивные проекты, где легионеры нужны. Но в нашем случае нельзя было брать вместо своих пацанов штангистов из другой страны. Потому что у наших ребят должен быть стимул, чтобы тренироваться, чтобы они знали, что на их место не поставят кого-то другого.

– Сразу после победы в Лондоне вы сказали, что хотите участвовать в пяти Олимпиадах. Но сейчас говорите о трёх.

– Иногда бывают моменты, когда забегаешь вперёд и, возможно, видишь будущее. Может, тогда я его и увидел. Но сначала мне надо пройти Игры в Рио, а дальше делать всё возможное и невозможное, чтобы остаться в спорте и дальше.

– А как же здоровье? В 2007-м у вас уже были проблемы со спиной.

– Когда ты тренируешься правильно, соответственно плану, то становишься только сильнее и крепче. Если же будешь загонять себя, как ишак, то сломаешься.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter