Про то, что Целиноград может стать столицей республики, тогда никто не думал. Но Димаш Ахмедович Кунаев всё равно любил этот город и бывал в нём часто.



Несмотря на рабочий статус большинства визитов, встречали Кунаева целиноградцы пышно. Но не напыщенно. У трапа самолёта, прямо на поле целиноградского аэропорта.



Рапорты, цветы, штатные пионеры, хлеб-соль, дежурный восторг в глазах, передовики труда, знатные целинники – всё это входило в перечень непременных атрибутов таких церемоний.



Впрочем, народная радость не обращалась в навязчивый и бесконечный процесс изъявления низкопоклонничества. Динмухамед Ахмедович, хотя и пользовался всеми благами, соответствующими его статусу, подхалимов не любил. Но оставался при этом человеком по-восточному утончённым. Потому, стараясь никого не обидеть, уверенно преодолевал ряды встречающих, дабы поскорее сесть в свой лимузин и отправиться в город.



Очередная встреча с Целиноградом начиналась, как правило, с промышленных окраин, где строился какой-нибудь завод, достраивалась подстанция, или начинал работать новый цех "Казсельмаша". Кунаев относился к Казахстану, как рачительный хозяин к своему хозяйству. Потому любил досконально вникать во все процессы и быть в курсе основных событий. Конечно, приукрасить действительность, дабы не расстроить хозяина, любили и при нём, однако он настолько тонко разбирался во всех нюансах, что провести его было затруднительно.



После промышленных окраин кортеж первого секретаря перемещался в центр города. И тут Кунаев любил выйти из машины и прогуляться по просторным улицам Целинограда, который и в те времена активно строился и стремительно хорошел.



Понятно, что заботливые местные власти старались расчистить улицы от лишних прохожих, чтоб не было никакой толкотни. Но толкотня всё равно была, потому что желающих пройти рядом с партийным иерархом всё равно было больше, чем вмещали широкие местные тротуары.

Фото автора

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter