В Алматы на Центрально-Азиатском интернет-форуме на тему "Цифровая грамотность: компетенции, безопасность, потребление" среди других важных для общества вопросов подняли тему языка вражды в казахстанских СМИ. Специалисты пришли к мнению, что проблема стигматизации определённых групп населения в глазах отечественных медиа стоит достаточно остро. Informburo.kz рассказывает, что значит хейтспич и что делать, чтобы не транслировать ненависть.

Под хейтспич понимается контент, прямо или косвенно способствующий возбуждению вражды или неприязни в отношении определённой группы населения или её представителя. Если на Западе с этим явлением давно активно борются государство и общественность, то в Казахстане редко обращают внимание на такие случаи.

Хейтспич – проблема общества?

Профессор университета им. Сулеймана Демиреля Молдияр Ергебеков на Центрально-Азиатском интернет-форуме высказался о том, что в казахстанских СМИ язык вражды – это чаще всего симбиоз различных дискриминаций. И это не только журналистская проблема, поскольку дискриминационная пропаганда происходит на общественном уровне.

"Если посмотрим на тексты журналистов, посты и комментарии пользователей соцсетей, то увидим, как люди оскорбляют различные группы, проклинают и желают смерти их представителям", – сказал Молдияр Ергебеков.

По словам эксперта, тревожно то, что дискриминация воспринимается людьми как обыденное явление. Например, в казахоязычной прессе журналист, пишущий в статье, что "выходящих замуж за иностранцев казашек надо уничтожать", даже не понимает, что производит язык вражды и призывает к преступлению.

Этот человек наверняка думает, что просто делится с обществом своими мыслями.


Молдияр Ергебеков

Молдияр Ергебеков / Фото YouTube

"Поэтому велика роль научных исследований в этой области. Исследователи должны внимательно изучать такие случаи и демонстрировать их общественности. Также мы стараемся призывать журналистов и пользователей соцсетей к языку мира. А государственным органам и институтам мы всегда напоминаем, что следует своевременно исполнять свои обязанности по сохранению законности", – рассказывает Молдияр Ергебеков.

По мнению эксперта, в идеале борьба против дискриминации и хейтспича выглядит следующим образом. Например, некий мужчина выходит на улицу и начинает избивать секс-работниц плёткой. Он всё это снимает на видео и распространяет его в интернете (в 2018 году казахстанский рэпер Жан Ахмадиев снял постановочное видео, на котором бил плёткой женщин, изображающих секс-работниц. Среди участниц съёмок была его супруга). После этого, даже если он заявляет, что всё это было просто постановочным шоу, прокуратура обязана расследовать это дело. Потому что завтра такое шоу может перейти в реальные действия в связи с резонансом и воздействием на общественное мнение.

"В образе бабы"

В ноябре 2018 года популярный бьюти-блогер и визажист Али Батов был приглашён в эфир передачи “Өз ойым” (“Своё мнение”) на “Седьмом канале”. На передаче возникла дискуссия касательно его внешнего вида – парень пришёл на программу в женском парике и с ярким макияжем. Его подвергли критике за его феминный образ. Видеозапись дискуссии вызвала большой ажиотаж, набрав в Youtube более 800 тысяч просмотров.



В течение всей передачи гости критиковали бьюти-блогера за его внешность. Ведущие Ляйля Султанкызы и Алмас Алтай тоже активно высказывали мнение по поводу его имиджа. Так, на 25-й минуте ролика зритель по телефону обратился к Алмасу Алтаю со следующим вопросом:

“Вот у вас там в студии есть казахские джигиты. Как вы всё это терпите? Почему не разберётесь с ним?”.

На что Алмас Алтай (вместо нейтрального ответа) сказал следующее: “Это настоящая провокация. Я сейчас если его побью, то он на меня в суд подаст. Поднимется шум, и нашу передачу закроют”.

На протяжении всего выпуска люди пытались найти причину, почему Али Батов выглядит женственно. Назывались такие причины, как детская травма, жажда заработать денег на скандалах, "болезнь", плохое воспитание. В целом Али Батов был представлен как человек, который отклоняется от нормы поведения в казахстанском обществе.

В ходе передачи ведущий называл Али Батова то Алией, то Алимой. Кроме того, во время обсуждения будущего Али Батова он заявил следующее одному из участников дискуссии: "Ты же не знаешь, он (Али Батов. – Авт.) женится или выйдет замуж в будущем". А в какой-то момент ведущий заявил, что Батов пришёл "в образе бабы".

В студии были две девушки, заступившиеся за Али Батова. По их мнению, в 21-м веке критиковать человека за его внешность совершенно некорректно. Их поддержали и комментаторы под опубликованным видео в Youtube: "Очень не красиво, очень бестактное поведение ведущих", "Али тут самый адекватный и ведёт себя тоже как культурный человек!", "Али Батов красавчик! Сохранял во время всей передачи чувство собственного достоинства!"

Похожий случай произошёл в декабре 2017-го на телевидении с трансгендерной женщиной из Нур-Султана по имени Лола. Один из участников передачи дёрнул Лолу за волосы, чтобы выяснить, настоящие ли они, и толкнул её. По словам Лолы, её никто не предупреждал о тональности передачи, упоминалось лишь, что она сможет рассказать о своих проблемах.



"На этой программе изначально был негативный посыл, что быть трансгендером – это плохо. Как будто цель была именно настроить людей против таких, как я. Все говорили, что нас надо убивать, что нам не место в этой стране", – пожаловалась Лола.

Язык вражды – это язык эмоций

Старший преподаваталь университета им. Сулеймана Демиреля в Каскелене Есенгуль Капкызы согласна, что проблема языка вражды очень актуальна для казахстанской журналистики, особенно казахоязычной. Главное отличие казахоязычных СМИ от русскоязычных заключается в том, что у первых на передний план выходит эмоциональная подача. Если в русскоязычной журналистике упор делается в первую очередь на сухой фактаж или же на аполитичный хайп, то в казахоязычной журналистике во главе угла стоят эмоции.

Есенгуль Капкызы приводит в качестве примера земельные митинги 2016 года. В русскоязычных СМИ шло сухое описание событий, а в казахоязычных речь шла о продаже земли иностранцам, о необходимости защиты своей земли.

"Главными темами казахоязычных ресурсов являются национальный вопрос, вопрос языка, религиозный вопрос и гендерные конфликты. В случае с гендерным вопросом, в казахоязычных СМИ обычно женщина преподносится как хранительница очага, мать детей, чьи основные функции должны быть ограничены бытом", – считает Есенгуль Капкызы.

Отношение казахоязычных СМИ к трансгендерным людям, геям и другим меньшинствам резко негативное. Этих людей, по словам Есенгуль Капкызы, представляют в СМИ в качестве пугал.

Бороться с таким явлением, как язык вражды, необходимо путём внедрения медиаинформационного образования среди молодого поколения, считает Есенгуль Капкызы. По её словам, такое образование можно было бы внедрять на уровне общеобразовательных школ, чтобы люди уже с юности могли понимать что такое объективная информация, а что такое хейтспич.

Язык вражды в социальных сетях

По мнению юриста правозащитного фонда "Адил соз" Тамары Симахиной, язык вражды более ярко проявляется в социальных сетях, где низкий уровень самоцензуры со стороны пользователей соцсетей.

"В традиционных СМИ есть внутренняя самоцензура, журналисты, главный редактор проверяют всю информацию и предотвращают появление подобной информации. А блогер сам решает, о чём или о ком писать. Поэтому сейчас силовые органы больше внимания уделяют социальным сетям", – говорит Тамара Симахина.

С ней согласна и медиаэксперт Багиля Ахатова, по словам которой люди в социальных сетях идут на проявление агрессии ради хайпа, троллинга или же из чувства безнаказанности.

Как язык вражды приводит к уголовной ответственности

За последние два года правоохранительные органы стали внимательнее следить за контентом в масс-медиа. Свидетельством того являются данные, опубликованные на портале правовой статистики Генеральной прокуратуры. Согласно данным, в 2018 году было возбуждено 139 уголовных дел по статье 174 УК РК. А в 2017 году по этой же статье было возбуждено 219 уголовных дел.

Статья 174 Уголовного кодекса Республики Казахстан "Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни" предусматривает наказание в виде ограничения свободы на срок от двух до семи лет либо лишением свободы на тот же срок.

По этой статье чаще всего возбуждают уголовные дела за религиозную и национальную рознь, рассказал юрист Джохар Утебеков.

"В Казахстане в последние годы эта статья стала вполне рабочей. Ежегодно появляются сотни уголовных дел по факту розни. Чаще всего поводом для уголовных дел становятся публикации в соцсетях", – говорит Джохар Утебеков.

Юрист говорит, что не слышал об уголовных делах, которые касаются дискриминации по гендеру или сексуальной ориентации. По мнению Утебекова, причина этого то, что зачастую полиция и органы национальной безопасности сами дискриминируют эти группы. Поэтому уголовные дела по этим фактам практически не возбуждаются.


Джохар Утебеков

Джохар Утебеков / Фото с сайта Hommes.kz

Не представляется возможным сказать точно, сколько уголовных дел, возбуждённых в 2017 и 2018 годах, были направлены против журналистов или СМИ. По информации Тамары Симахиной, Генеральная прокуратура ведёт только ежегодную статистику общих уголовных дел по статье 174. Однако данных о том, по какому виду розни возбуждены уголовные дела, нет, как нет и данных о том, сколько дел было возбуждено против журналистов и сколько против пользователей соцсетей.

За последний год самые громкие случаи, когда граждане Казахстана привлекались к уголовной ответственности из-за дискриминационных призывов, произошли со школьным учителем и блогером.

В первом случае школьный учитель из Западно-Казахстанской области Шерхан Байзенов был приговорён к ограничению свободы сроком на четыре года за высказывание в адрес убийц знаменитого казахстанского фигуриста Дениса Тена. После гибели спортсмена он написал пост в Facebook, где похвалил убийц, как ему показалось, "китайца". В итоге мужчина был осуждён к ограничению свободы сроком на четыре года.

Во втором случае на два месяца был арестован блогер Манас Бистаев, его подозревают в распространении видео, разжигающего межнациональную рознь.

Хейтспич – не только казахстанская проблема

Отсутствие политкорректности и нетерпимость активно проявляются и в других центральноазиатских масс-медиа. Так, глава Совета по СМИ Таджикистана Шахло Акобирова на Центрально-Азиатском интернет-форуме рассказала, что в таджикской интернет-сфере немало агрессии.

“Мы пытаемся выработать механизм, ограничивающий язык вражды. Это касается не только новостных сайтов, но и соцсетей. Ксенофобия, сексизм, религиозная нетерпимость – это распространённые темы в таджикских масс-медиа”, – рассказывает Шахло Акобирова.

Похожая ситуация и в интернет-сфере Узбекистана, где, по словам участников форума, на уровне СМИ идёт давление на права женщин. Как считает директор Центра развития современной журналистики Саида Сулайманова, в узбекском интернет-сегменте широко развит гендерный буллинг. Например, даже на уровне названий материалов чувствуется гендерное предубеждение.

"Если новость о преступлении, совершённом женщиной, то в названии материала обязательно будет упомянут пол преступника. Допустим, "Женщина совершила преступление", а если материал о мужчине-преступнике, то название будет примерно следующим: "Водитель машины совершил преступление", – рассказывает Саида Сулайманова.


Дина Маслова

Дина Маслова / Фото Informburo.kz

Главный редактор кыргызстанского издания Kaktus Media Дина Маслова рассказала, что агрессия в кыргызской интернет-сфере в последнее время значительно усилилась.

"Зайдёте в интернет, и там столько агрессии в комментариях. Люди ссорятся и сеют этническую и религиозную рознь. Тенденция языка вражды заметно возросла”, – сказала Дина Маслова.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Facebook | Instagram | Telegram

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter