81-летний пенсионер, заслуженный работник народного образования РК Толеш Мажикеев может остаться без крыши над головой. В 2007 году семья его зятя Бекжана Карикболова заложила в банке его единственную квартиру.

Дочь Толеша Мукашевича была замужем за Карикболовым, который в конце 90-х возглавлял казахстанское представительство Интерпола и был заместителем председателя агентства финансовой полиции, занимал различные должности в партии власти "Нур Отан".

Сам дедушка говорит, что с первого дня знакомства недолюбливает своего зятя. В 1999 году после продолжительной болезни дочь его скончалась. Несмотря на смерть своей супруги, Карикболов продолжал общаться с тестем и тёщей. Он женился во второй раз, и семья Мажикеевых приняла его новую жену – Ардак Карикболову.

История с квартирой Мажикеевых началась в 2007 году. По словам дедушки, летом семья Карикболовых попросила его и бабушку приехать в банк и заключить договор займа на два года.

"Я говорю супруге: "Нельзя! Даже на один день нельзя! И если я буду просить, ты и мне тоже можешь не давать". "Нет, он честный", – сказала жена. Я говорю: "Где написано, что у них есть честность?.. Всё может быть. Ты не изучаешь человека, веришь его словам". Вот так", – вспоминает Толеш Мукашевич. – Мы сидели в холле, а она (вторая жена Карикболова. – Авт.) вышла где-то минут через 30-40. Она вышла, вот бумажка, подпишете – и на этом кончится. На два года, мол. Я знаю свою супругу: если я не подпишу, то она закатит истерику и через 10-12 дней умрёт. Это было для меня опасно. Я её оберегал так. Ардак подходит, и там в справке было написано "два года". Ноль не был написан. Я не обратил внимания. Подписали. Было ещё так: Ардак подходит к супруге и шепчет на ухо: мама подпишите, это справка на два года, скажите папе, чтобы он тоже подписал. Моя супруга плохо видит. Я потом почему должен подписать? Я же вижу, могла бы дать мне почитать. Но не дала. Вы подпишите, тороплюсь, мол".

Мажикеев рассказывает, что Карикболова не дала второй экземпляр договора, а при подписании документов сотрудников банка рядом не было. Как выяснилось потом, квартиру заложили на 20 лет. Это узнал дедушка спустя два года.

"Мы попросили старшего сына Бекжана сходить в банк и узнать подробности. И он сказал, что займ был на 37 млн тенге. У нас не было документов. Документ мы увидели, когда юрист банка принёс в суде. Так я узнал, что договор был ипотечным. Единственное, что я заметил, – на каждой странице не было нашей подписи. Этого документа по сей день у меня нет", – продолжает свой рассказ дедушка.

В 2013 году, как утверждает Толеш Мукашевич, Бекжан Карикболов пришёл с двумя неизвестными ему людьми домой и попросил подписать какие-то документы. Позже он узнал, что вместе с женой поставили свои подписи в договоре дарения квартиры.

"Четыре экземпляра было. Он подошёл и шепчет моей супруге: "Мама подпиши, ничего страшного нет, и скажи папе, чтобы он подписал". Закончилась эта процедура. Я говорю: дай справку. Он сказал: она у меня. Я спросил, почему, он сказал: так надо. Не было ни слова о договоре дарения. Тогда ещё договора не было, ему нужны были наши подписи", – говорит дедушка.

В суд Мажикеев подал перед смертью своей супруги в 2014 году. С тех пор длится судебный спор. После первых заседаний стороны пришли к мировому соглашению, которое за дедушку подписал его адвокат, поскольку дедушка был занят похоронами.

"Я читаю, что там написано: "Договор дарения квартиры считать недействительным". Хорошо вроде бы. Второй пункт предложил сам Бекжан: "Обременение квартиры сохраняется". Заложником остаюсь, получается. Какой толк от такого соглашения? Я написал, что надо изменить такое соглашение, и предложил, чтобы Бекжан забрал на себя обременение и заложил свою квартиру. Мне сказали, что я опоздал. Я говорю: как я опоздал? Написал 22 августа, а 2 сентября ведь заканчивается срок!" – утверждает дедушка.

Толеш Мукашевич уверяет, что при составлении мирового соглашения вновь не присутствовали сотрудники банка. Апелляционная инстанция отменила решение районного суда и вернула дело обратно на новое рассмотрение. Затем проводили экспертизу.

"Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы с участием психолога Толеш Мажикеев при подписании ипотечного договора и договора дарения квартиры ввиду наличия ряда заболеваний, а также в силу престарелого возраста не мог понимать значение своих действий, смысл и содержание подписанного договора дарения квартиры и ипотечного договора и руководить ими", – говорится в решении Медеуского районного суда от 31 октября 2016 года.

Такое же заключение эксперты дали и супруге Мажикеева. На последнем процессе, который состоялся в октябре, судья не принял доводы представителей Карикболова о том, что дедушка лично присутствует на заседаниях, хорошо видит и читает. Служитель Фемиды объясняет это тем, что операция на глаза Толеша Мукашевича была проведена в 2013 году, то есть после подписания всех документов.

В решении суда также говорится, что у покойной супруги Мажикеева ухудшилось резко здоровье, когда она узнала о заложенной в банке квартире.

"В настоящее время Ардак Карикболова свои обязательства по договору банковского займа и возврата суммы займа не исполняет, что подтверждается решением Сарыаркинского районного суда города Астаны от 19 августа 2016 года о взыскании солидарно с Ардак Карикболовой и Бекжана Карикболова в пользу АО "Казкоммерцбанк" задолженности в сумме 28 млн 767 тысяч 305 тенге. Данное решение вступило в законную силу. При неисполнении обязательств по договору займа и решения суда супругами Карикболовыми взыскание может быть обращено на предмет залога, что в последующем есть вероятность выселения Мажикеева из единственной спорной квартиры", – отмечается в решении суда.

В итоге судья решил признать недействительным договоры дарения и ипотечного займа. Это решение пока не вступило в силу и подлежит обжалованию. В пресс-службе Алматинского городского суда сообщили, что апелляционная жалоба ещё не поступила, и чтобы подать её, у сторон есть ещё время до конца месяца.

Бекжан Карикболов отказался комментировать спор со своим тестем. Но его адвокат Игорь Дружинин разъяснил позицию бывшего главы Интерпола в Казахстане.

"Во первых, он (Бекжан Карикболов. – Авт.) считает себя правым, закон на его стороне. Получается так, что обвиняют его в обмане, чего не было. Он никого не обманывал, никого не присуждал, никого не упрашивал, никого не заставлял, они по собственному желанию, по доброй воле заключили ипотечный договор, заключили договор дарения, а потом по непонятным причинам, может, из-за неприязненных отношений, пытаются доказать, что он их обманул в чём-то. Инициируют гражданские дела, пишут заявление в полицию. Мажикеев, в принципе, не скрывает, что с момента, когда мой доверитель был в браке с его дочерью, недолюбливает его. Хотя в суде он выражается более жёстко в этом плане. Теперь он пытается доказать, что мой доверитель в чём-то его обманул. Карикболов защищает своё честное имя, а не то, что хочет забрать у бедного старика квартиру. Мой доверитель её не забирал, он как жил в этой квартире, так и живёт", – говорит Дружинин.

Дружинин объясняет, что выдача кредита занимает не один день, и сотрудники банка всегда всё проверяют. По его словам, всё это время дедушка ходил и в банк, и к нотариусам.

"Экспертиза говорит, что он не отдавал отчёта себе, когда подписывал договоры. Но если пойти по этому пути, то получается, что когда он написал иск, не отдавал себе отчёта? Он, получается, недееспособный? Хотя, с другой стороны, он пытается доказать, что дееспособный, что именно эти два дня не понял. Он своим возрастом манипулирует и пытается привлечь сострадание", – поясняет Дружинин.

По словам адвоката, квартира не нужна Карикболову. Когда подписывали мировое соглашение, он отказался от договора дарения и вернул жильё дедушке.

"В последний раз судья снова продублировала предыдущее решение. Мы однозначно будем обжаловать", – заключил Дружинин.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter